en / de

А.Ю. Борисенко (Новосибирск) СВЕДЕНИЯ ЕВРОПЕЙЦЕВ В XVII – НАЧАЛЕ XVIII ВЕКА О ПОХОДЕ ЕРМАКА В СИБИРЬ


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года

Часть I
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015


Интерес Европейских государств к Сибири начал проявляться задолго до XVII в. После присоединения османами Балканского полуострова и малоазийских территорий использование прежних торговых путей, как морских, так и сухопутных, стало затруднительным. Но и отказываться от торговых отношений с восточными странами европейцы были не намерены. Кроме того, Сибирь была известна в Европе, как поставщик ценного пушного сырья. Поэтому заинтересованность европейцев в поиске новых торговых путей в Индию, Китай по сибирской территории была высока.

В этой связи, одним из привлекательных сюжетов для европейцев стал поход казачьего атамана Ермака и присоединение сибирских территорий к Российскому государству. Представители различных профессиональных сфер – светских и религиозных – побывали в Москве и ее сибирских владениях в XVI – первой половине XVIII вв. и составили воспоминания, записки, путевые дневники о своем пребывании здесь. В этот же период в Европе появляются новые карты, составленные по доступным материалам, с изображением территории Сибири на них1 . В сочинениях европейцев, в том числе, отражены некоторые факты о начальном этапе присоединения Сибири.

О взаимодействии русских военных гарнизонов и городов с «татарским» сибирским населением европейцы начали упоминать еще в XV в. Одно из первых упоминаний о Ермаке, его походе и процессе присоединения сибирских территорий к России принадлежит уроженцу Курляндии Я. Рейтенфельсу. В составе посольства Тосканы в 1670 г. он посещал Москву. Его версия достаточно своеобразна. Согласно сведениям, которые он приводит в своем сочинении, «раньше всех открыл Сибирь некий разбойник, содержавшийся в Москве, который, дабы заслужить себе свободу и сохранить жизнь столь важным открытием, повел русских туда, поддержанный только шестьюстами солдат. Быть может он и раньше, занимаясь разбоем по казанскому царству, ушел в пределы Сибири, во избежание расставленных ему ловушек»2 . Автор был изумлен тем, что «такая горсть людей овладела таким громадным пространством земли»3.

В конце XVII в. в «Записках о русском посольстве в Китай» И. Идес, описывая свое путешествие, указывал на то, что «около ста лет тому назад город этот [Тобольск], также как и вся Сибирь… стал владением царя», т. е. вошел в состав Российского государства. «Некий разбойник по имени Ермак Тимофеевич в правление царя Ивана Васильевича занимался грабежами в землях его, повсюду причиняя подданным его царского величества значительный вред». Когда же его стала преследовать «значительная военная сила», Ермак бежал во владения Строгановых, где пообещал в виде «возмещения за свои злодейства привести всю Сибирь под власть великого царя». После таких обещаний он получил от Строгановых помощь «в виде судов, оружия и необходимых рабочих» и отправился «со своей шайкой» через Уральские горы в Сибирь. Здесь он разрушил крепость Тюмень, а также взял Тобольск, где находился татарский князь, двенадцатилетний Алтынай Кучумович. Ермак взял город и пленил татарского князя, которого отправил в Москву. После этого Ермак отправился вниз по Иртышу, где недалеко от Тобольска «ночью на него неожиданно напал отряд татар». Ермак попытался перескочить со своей лодки на другую, но упал в воду. «Тяжелая кольчуга сразу же потянула его ко дну, и никто не смог прийти ему на помощь. Труп его из-за сильного течения был отнесен далеко и никогда не был найден»4.

В фундаментальном труде «Северная и Восточная Тартария», написанном голландским ученым и администратором Н.К. Витзеном, также есть упоминание о процессе присоединения Сибири к России и, в том числе, краткое описание похода Ермака. По его мнению, Ермак – это «бравый казак, родом из Мурома», который начал со своей шайкой осуществлять грабежи по Волге и «разбил несколько стругов, принадлежавших царю». За это он подвергся преследованию и бежал к Строганову, который, «ничего не зная о прежних разбоях Ермака», дал ему «все необходимое, чтобы попытать счастья в Сибири». Затем он с отрядом отправился в Сибирь, где взял Тюмень, а затем Тобольск. В дальнейшем – отправил отряд в 300 человек преследовать «князя страны», а сам остался с 200 «около шести недель». Однажды, «загнанный в воду он был убит». Оставшиеся 40 человек отправились в Москву и обратились за помощью к царю5 . В книге Н.К. Витзена описаны еще два эпизода, связанные с походом Ермака и его гибелью. В одном из них говорится, что он «по несчастью упал в воду и пошел ко дну как камень, ибо был в тяжелом панцире»6 . В следующем разделе описана битва 21 мая 1574 г. казаков с татарским войском во главе с ханом Кучумом. «Атаман приказал стрелять только одной половине казаков, а другая должна была только заряжать ружья», что позволило стрелять без перерывов. В ходе боя татары потерпели поражение, а Кучум бежал. В распоряжении татар были две пушки, из которых они не смогли ни разу выстрелить. Кучум приказал сбросить их в Иртыш. После этого Ермак послал царю «одного из лучших своих товарищей по имени Гроза Иванович» с пушниной и просьбой о помиловании за предшествующие прегрешения. Царь очень обрадовался и простил Ермаку и его товарищам «все прежние разбои» и послал подарки7 . Во время нападения татар на группу казаков, Ермак прыгнул в лодку, но «попал в воду на глубоком месте и, имея на себе два панциря, а сверх того еще железные нарукавники, как камень погрузился на дно и самым жалким образом погиб». Вероятно, эти сведения могли быть получены Н.К. Витзеном от думного дьяка Сибирского приказа А. Виниуса8 .

В сообщениях, составленных европейцами о России XVII в., высказывается и другая точка зрения на геополитические процессы этого времени. Так, англичанин Д. Перри, который был приглашен в Россию в 1698 г. уже в правление Петра I, высказывал предположение, что «завоевание Сибири было совершено под руководством некоего Строганова, русского купца». Он «добыл у царя войска, среди них несколько донских казаков, и меньше чем за два года полностью завоевал страну». Правитель, которого автор назвал «королем», был «убит в этом деле, а сыновья со многими пленниками были доставлены в Москву»9.

В XVIII в. тема присоединения сибирских территорий попрежнему отражалась в научных трудах и путевых заметках представителей европейских государств, которые жили, работали или просто побывали в России. Одним из них был Д. Белл – англичанин, принимавшие участие в российском посольстве Л.В. Измайлова в Китай, так как с начала XVIII в. находился в России на дипломатической службе. Во время поездки им были зафиксированы некоторые сведения об истории и древностях Сибири. Среди прочих, он обращается к теме похода Ермака. «В начале прошедшего столетия некоторый донской казак, называемый Ермак Тимофеевич, был вынужден оставить свою землю и, не ведая, чем себя прокормить, присоединил к себе нескольких разбойников и начал грабительствовать по большим дорогам. В короткое время стал он весьма славным и сильным, ибо грабил он только богатых и, по необыкновенному великодушию людей его ремесла, наделял бедняков»10. В дальнейшем с отрядом в 200 человек Ермак перебрался через Уральские горы и достиг реки Тобол. «Татарский хан, устрашась его прибытия, собрал многочисленное войско из конных и пеших, вооруженное луками, стрелами, копьями и другими подобными оружиями. Землепроходец наш имел с ними многие стычки, в которых побивал многое их число огнестрельным своим оружием, какого татары еще не знали». Д. Белл даже сравнил татар с американскими индейцами, подвергшимися завоевательным походам испанских конкистадоров. «Как же они испугались, увидев россиян с таким оружием, как и мексиканские жители при вступлении испанцев в Америку, на которую во многом походит Сибирь»11. Согласно версии Д. Белла, в дальнейшем Ермак с остатками своей дружины вернулся в «то село, в котором провел прошедшую зиму»12. Д. Белл писал: «Странник наш стал тогда размышлять о неблагополучии своего состояния. Понял он, что пребывание его не останется долго неизвестным, что безрассудно было для него напасть снова на татар, не имея ни оружия, ни снарядов, и поэтому вознамерился он подвергнуть себя милосердию его царского величества в надежде испросить себе и своим соучастникам, предлагая государю завоеванные и отысканные богатые страны. Сообщил он свое предложение двору через посредство одного приятеля, коим не пренебрегли ввиду его важности»13. По сведениям Д. Белла, Ермак был привезен в Москву с «охранным свидетельством», встречался с царем, «просил прощения у его величества и требовал некоторые части войск, обещаясь дать в них добрый отчет и приобрести славные завоевания. Царь пожаловал ему прощение вины, подтвердил задуманное им предприятие и распорядился снабдить его войсками»14. Он, видимо, убедив царя, получил от него войско и отправился опять в Сибирь. Там, на берегу Иртыша произошло столкновение российских войск с «татарским» войском, превосходящим их по численности, россиянам также встретилось «множество лодок, наполненных вооруженными людьми. Татарский хан находился на одной из них». Тем не менее, российские воины смогли одержать победу. «Во время преследования российским войском татар на реке Иртыше Ермак увидел судно, на котором сражался хан, приблизился к нему со своим отборным войском, чтобы с ним сцепиться. Тогда захотелось ему перескочить из своей лодки в другую, но при этом случае упал он в воду и утонул, к великому сожалению своих последователей. Таким образом, погиб славный Ермак». Д. Белл утверждал, что в этом бою погиб не только Ермак, но «храбрый татарский хан и сам лишился жизни в этой схватке», а «сын его и прочие родственники были отосланы в Москву». Царь пожаловал «ханскому сыну» «знатное владение в России, потомки его пользуются еще и ныне титулом сибирских царевичей»15. Кроме вопросов истории присоединения Сибири к Российскому государству Д. Белл интересовался и сибирскими древностями. Им были приобретены «за умеренную цену» буддийские рукописи из развалин ламаистского монастыря «семь палат». Бугровщики информировали его также о находках в древних могилах предметов вооружения, в том числе «части рукояток мечей и доспехов». Им был приведен рассказ одного из них о сводчатом склепе, «где нашли останки человека с луком, стрелами, копьем и другим вооружением, лежащим вместе на серебряной плите»16. Д. Белл описал также изображение «вооруженного человека верхом на коне, отлитого из желтой меди17. Позже о подобных захоронениях в Прииртышье сообщали и некоторые другие исследователи и любители старины18.

Сведения, приведенные европейцами о взаимоотношениях русских и сибирских татар и о походе атамана Ермака, весьма противоречивы. Они существенно отличаются от данных сибирских летописей, собранных и проанализированных учеными – участниками Великой Северной экспедиции в XVIII в.19 Во многих сочинениях европейцев подчеркивается, что Ермак был разбойником, а в некоторых из них главная заслуга в присоединении Сибири приписана купцам Строгановым или царским властям. Вероятно, подобные сведения получены от представителей правящей элиты, которым могло претить то, что ведущую роль в обретении сибирских земель сыграл простой казак. Весьма разноречивы данные первых европейцев о сибирских татарских ханах и царевичах. В сочинениях, написанных в XVII в., эта тема была весьма актуальна, поскольку наследники хана Кучума представляли собой определенную угрозу для российских властей в Сибири. Рассказы о татарских «царевичах» начала следующего столетия, когда актуальность угрозы с их стороны ослабела, менее достоверны. В то же время весьма ценны сведения о сибирских древностях, собранные путешественниками в первые десятилетия XVIII в. Они представляют большой интерес для современной археологической науки.

В последующие годы изучением Сибири, культуры населяющих ее народов, исторических событий, относящихся ко времени присоединения к Российскому государству, и сибирскими древностями стали заниматься профессиональные ученые, среди которых были специалисты из разных областей знания, приглашенные из европейских стран и работавшие в Санкт-Петербургской Академии наук.


1 Рыбаков Б.А. Русские карты Московии XV – начала XVI вв. М.: Наука, 1974. С. 22.
2 Рейтенфельс Я. Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии. Книга 4. Естественные богатства государства и его обширность // Утверждение династии. М.: Фонд Сергея Дубова, Рита-Принт, 1997. С. 231–406.
3 Алексеев М.П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей. Иркутск: ОГИЗ, Ирк. Обл. изд-во, 1941. С. 387.
4 Идес И. и Бранд А. Записки о русском посольстве в Китай (1692–1695). М.: Глав. ред. Вост. лит-ры, 1967. С. 82–83.
5 Зиннер Э.П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и ученых XVIII века. Иркутск: Вост. Сиб. книжн. изд-во, 1968. С. 14–15.
6 Там же. С. 15.
7 Там же. С. 20.
8 Там же. С. 21–23.
9 Там же. С. 41–42.
10 Bell D. Travels from Sankt-Petersburg in Russia, to divers part of Asia. Glasgow: printed for the Author by Robert and Andrew Foulis, 1763. XVII. P. 174.
11 Зиннер Э.П. Указ. соч. С. 47.
12 Там же.
13 Там же.
14 Там же. С. 47–48.
15 Там же. С. 48.
16 Там же. С. 50–52.
17 Там же. С. 52.
18 Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. Изучение древностей Южной Сибири немецкими учеными XVIII–XIX вв. Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2005. С. 111– 112.
19 Миллер Г.Ф. Описание Сибирского царства и всех происшедших в нем дел от начала, а особливо от покорения его Российской державе по сии времена. М.: Либерея, 1998. Кн. I. С. 47–166; Его же. История Сибири. Изд. 2-е, доп. М.: Изд. фирма «Вост. лит-ра», 1999. Т. I. С. 197–265; Его же. История Сибири. Изд. 2-е, доп. М.: Изд. фирма «Вост. лит-ра», 2000. Т. II. С. 37–43, 106–134; Фишер И.Э. Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием. СПб.: Имп. Акад. Наук, 1774. С. 512–513.



Комментарии

Написать