en / de

В.В. Горбунов (Барнаул) ТЯЖЕЛОВООРУЖЕННАЯ КОННИЦА СЯНЬБИ-МУЮНОВ


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015


В военной истории народов Восточной Азии особое место занимает период, связанный с преобладанием кочевых монголоязычных племен, известных под общим именем Сяньби (II–V вв. н. э.). Племена сяньби населяли восточные районы Центральной Азии и долгое время подчинялись хунну, но после раскола последних на северных и южных (48 г.) они усилились и, победив в 93 г. северных хунну, заняли их территорию. Уже на рубеже I/II вв. н. э. отмечены первые набеги сяньби на Китай. В 141 г. среди сяньбийской знати выдвигается талантливый вождь Таньшихай, который военно-административными реформами сплотил племена в единую державу и усилил их мощь. При нем завоевываются западные области Центральной Азии (151–155 гг.) и совершаются регулярные походы на области Китая (156–177 гг.), принесшие сяньби огромную добычу. Только смерть Таньшихая в 181 г. спасла Китай от окончательного разгрома. При его преемниках начался процесс децентрализации державы Сяньби. В начале III в. н. э. основные противники сяньби – держава Южных Хунну (215 г.) и империя Хань (220 г.) – прекращают свое существование. Вскоре держава Сяньби окончательно распадается на отдельные племена и небольшие союзы (235 г.). В Восточной Азии начинается эпоха «великого переселения народов», когда часть кочевых племен уходит на запад, а основная масса устремляется к границам Китая. В 258 г. племена северных сяньби объединяет клан Тоба, а в 281 г. племена южных сяньби объединяет клан Муюн. Оба этих союза принимают активное участие в войнах с другими народами за раздел территории Китая1.

Сначала успех был на стороне сяньби-муюнов. В первые десятилетия IV в. н. э. они побеждают другие сяньбийские племена и захватывают Ляодунский полуостров. В результате этих успехов вождь южных сяньби Муюн Хуан в 337 г. провозглашает основание собственной династии (Ранняя Янь). Затем следуют победы сяньби-муюнов над Когуре, дуанями, юйвэнями и южными хунну. К 352 г. сяньби-муюны завоевывают Северо-Восточный Китай, а их правитель Муюн Цзюнь принимает титул императора. Северные сяньби-тоба в начале IV в. неудачно воюют с южными хунну, затем их союз сотрясают длительные междоусобицы, а в 359 г. они теряют власть над степными районами Центральной Азии, где образуется орда жужаней. В 370 г. сяньби-муюны, а в 376 г. сяньби-тоба терпят поражения от дисцев и попадают под власть основанной ими династии Ранняя Цинь. Однако уже в 384 г. сяньби-муюны восстанавливают независимое государство (Поздняя Янь), а в 386 г. правитель северных сяньби Гуй провозглашает основание династии Тоба Вэй (Северная Вэй)2.

В конце IV в. военные успехи сопутствуют сяньби-тоба. Они громят жужаней и других кочевников, а в 395–396 гг. наносят военное поражение сяньби-муюнам и захватывают большую часть их владений. Тоба Гуй принимает титул императора. К 439 г. сяньби-тоба завоевывают всю территорию Северного Китая. В 496 г. император Тоба Хун II меняет название династии на Юань Вэй и принимает законы, направленные на китаизацию сяньби. Это подрывает их военную мощь и приводит к ассимиляции сяньби в китайском социуме3.

На протяжении 400 лет сяньбийские племена являлись главной военной силой в Центральной Азии, на Дальнем Востоке и в Китае. Они усовершенствовали воинский доспех, ввели полный конский доспех, изобрели седла новой конструкции, имевшие вертикальные высокие луки, стремена, адаптировали саблю для конного боя. Другие племена и народы восточноазиатского региона ориентировали свое вооружение на сяньбийские эталоны. Однако роль сяньби в развитии военного дела стала привлекать внимание оружиеведов сравнительно недавно. Была проанализирована серия статуэток воинов из Северного Китая, датируемых IV–VI вв. и относимых к сяньби4 , воспроизведены сведения о находках доспеха в ранних сяньбийских могильниках5 , охарактеризован комплекс вооружения сяньби во II–III вв. н. э.6 и военное дело сяньбийских государств IV–VI вв. н. э.7 В этих работах боевые средства рассматриваются в общем сяньбийском масштабе. Между тем археологические источники позволяют проанализировать комплекс вооружения сяньби применительно к конкретным объединениям и оценить их вклад в эволюцию военного дела.

На границе Внутренней Монголии и Юго-Западной Маньчжурии (КНР, провинция Ляонин) исследована группа памятников, которые китайские археологи относят к культуре сяньбимуюнов. Здесь встречены предметы вооружения и снаряжения, позволяющие говорить о том, что многие военные изобретения сяньбийского периода появились в объединении, возглавляемом Муюнами, что именно они заново создали тяжеловооруженную конницу и разработали тактику ее эффективного применения.

Самый ранний памятник, содержащий полный комплект доспеха тяжеловооруженного всадника – гробница № 88М1 в Шиэртай8 . В этом очень богатом погребении обнаружен шлем, конская маска и 1000 пластин, которые составляли бармицу, воротник и кирасу панциря, а также попону коня (рис. 1–4). Кроме того, здесь найдена серия предметов для снаряжения верхового коня: удила с псалиями, луки седла, стремя, подпружная пряжка, нарядный налобник и многочисленные украшения для нагрудного и накрупных ремней9 . Видимо, последние вещи служили дополнительным парадным набором, когда с лошади снимался доспех. О таком назначении свидетельствует и поясная гарнитура: пряжка с фениксами от парадного пояса и железная пряжка с двумя накладками с кольцами – явно от боевого пояса10. Китайские исследователи относят гробницу в Шиэртай к сяньбийской культуре периода династии Ранняя Янь (337–370 гг.), отмечая, что в ней был похоронен представитель высшей знати из клана Муюн (Мужун)11. Территориально и культурно к этому памятнику примыкают погребения из Ванцзифеншань и гробница из Санхечень12. Там не найдено доспехов, но конская и поясная гарнитура очень близки вещам из Шиэртай (рис. 1, 2–11; 5, 4–7). Зато в этих комплексах присутствуют железные наконечники копий (рис. 5, 1–3), позволяющие судить о наступательном вооружении сяньби-муюнов.

Рис. 1. План погребения в Шиэртай (1) и предметы конского снаряжения из памятников сяньби-муюнов: Шиэртай (2, 6–7, 10–11), Ванцзифеншань (3, 5, 8), Санхечень (4, 9). 2–4 – псалии, 5 – удила, 6 – стремя, 7–9 – подпружные пряжки, 10–11 – луки седла

Следует отметить большое сходство предметов снаряжения верхового коня из Шиэртая с аналогичными изделиями в сяньбийском погребении из Сяоминьтун близ Аньяна (КНР, про винция Хэнань), датируемом началом IV в. н. э.13. Это позволяет предположить сооружение гробницы № 88М1 около того же времени, возможно в период между провозглашением державы южных сяньби (307 г.) и основанием династии Ранняя Янь (337 г.). Китайские археологи отмечают синхронность гробницы из Санхечень комплексу из Сяоминьтун14, а захоронения из Ванцзифеншань датируют рубежом III/IV в. н. э.15 Возможно, более раннюю дату этого памятника подтверждает и отсутствие в нем стремян16.

Вещественные находки оборонительного вооружения из гробницы № 88М1 в Шиэртай с привлечением данных изобразительных источников позволяют проанализировать основные виды доспеха сяньби-муюнов для воинов и верховых коней. Самостоятельное значение имеет также системный анализ защитных пластин17.

Защитные пластины

Все пластины, обнаруженные в Шиэртай, по материалу изготовления относятся к группе железных, по структуре набора в составе доспеха к разряду ламеллярных, по направлению длинных сторон к разделу вертикальных. Система расположения крепежных отверстий и их назначение позволяют разделить пластины на отделы, их форму – на типы, а количество и состав отверстий – на варианты.

Отдел I. С боковыми, срединными (верхними) и окантовочными (нижними) отверстиями. Отверстия, расположенные вдоль длинных (боковых) сторон, служат для соединения пластин в полосу, а для соединения между полосами предназначены отверстия, размещенные посередине пластин у верхнего края. Срединные нижние отверстия служили для закрепления канта, но могли применяться и для скрепления между полосами.

Тип 1. Овально-прямоугольные. Верхний край пластины закруглен, боковые стороны параллельны, а нижний край прямой. Вариант а) – с 8 отверстиями (рис. 3, 5, 6): четыре боковых (пара с одной и пара с другой стороны), два срединных и два окантовочных. Размеры пластин 4–6х2,8–3,6 см. Все пластины от бармицы. Вариант б) – с 10 отверстиями (рис. 3, 4): пять боковых (пара с одной и три с другой стороны), два срединных и три окантовочных. Размеры пластин 3,4х2,4 см. Все пластины от бармицы.


Рис. 2. Панцирь из Шиэртай (1–11) и статуэтка воина династии Северная Вэй из погребения в Сини (12). 1–4 – пластины воротника, 5 – воротник, 6–10 – пластины кирасы, 11 – реконструкция панциря


Рис. 3. Шлем из Шиэртай (1–7) и головы от статуэток воинов династии Северная Вэй из погребения в Сини (8–9). 1–2, 7 – шлем с бармицей, 3 – навершие шлема, 4–6 – пластины бармицы

Тип 2. Овально-прямоугольные вогнутые. Боковые стороны пластины сужены к центральной части. Вариант а) – с 16 отверстиями (рис. 2, 10): 12 боковых (по три пары с каждой стороны), два срединных и два окантовочных. Размеры пластин 12,8– 13х2,4–3,2 см. Все пластины от панциря.

Отдел II. С боковыми, срединными (верхними и центральным) и окантовочными (нижними) отверстиями. Отличие от предыдущего отдела в расположении срединных отверстий по верхнему краю и в центре пластины. Нижние отверстия используются уже только для крепления канта.


Рис. 4. Конский доспех из Шиэртай (1–9) и статуэтки бронированных лошадей династии Ранняя Цинь из погребения в Сяньяне (10–11) и династии Северная Вэй из погребения в Сини (12). 1 – наголовье-маска, 2–8 – пластины попоны, 9 – реконструкция верхового коня в полном доспехе

Тип 3. Овально-прямоугольные. Вариант а) – с 13 отверстиями (рис. 2, 8, 9; 4, 2, 4, 5): восемь боковых (по две пары с каждой стороны), три срединных (пара у верхнего края и одно ближе к центру) и два окантовочных. Размеры пластин 8,8–16х3–4,5 см. Более короткие и узкие пластины от панциря, а более длинные и широкие от попоны.

Тип 4. Овально-прямоугольные со скошенным краем. Нижний край пластины имеет хорошо выраженный скос. Вариант а) – с 13 отверстиями (рис. 4, 3): состав как у типа 3а. Размеры пластин 9–13,5х4,5 см. Все пластины от попоны.

Тип 5. Прямоугольные. Пластина имеет форму прямоугольника. Вариант а) – с 13 отверстиями (рис. 2, 6, 7): состав как у типа 3а. Размеры пластин 6,8–8,2х3,2–3,6 см. Все пластины от панциря. Вариант б) – с 14 отверстиями (рис. 4, 6): восемь боковых и три срединных, как у типа 3а, плюс три окантовочных. Размеры пластин 8,6х5–5,3 см. Все пластины от попоны. Вариант в) – с 18 отверстиями (рис. 4, 7): 12 боковых (четыре пары с одной и две пары с другой стороны), три срединных, как у типа 3а, и три окантовочных. Размеры пластин 8,2х5,2 см. Все пластины от попоны.

Отдел III. С боковыми и окантовочными (верхними и нижними) отверстиями. Боковые отверстия служат для соединения в полосу, верхние и нижние для крепления канта.

Тип 6. Овально-пятиугольные. Пластина имеет форму пятиугольника, основание которого закруглено. Вариант а) – с 13 отверстиями (рис. 2, 1): восемь боковых, как у типа 3а, и пять окантовочных (два у нижнего и три у верхнего края). Размеры пластины 22х2,5–3,5 см. Одна пластина от воротника панциря.

Тип 7. Пятиугольные со скошенным краем. Вариант а) – с 14 отверстиями (рис. 2, 2): восемь боковых, как у типа 3а, и шесть окантовочных (по три у каждого края). Размеры пластин 15,5–21,5х2,3–3,2 см. Всего 14 пластин от воротника панциря.

Тип 8. Овально-прямоугольные со скошенным краем. Вариант а) – с 13 отверстиями (рис. 2, 3): восемь боковых, как у типа 3а, и пять окантовочных (три у нижнего и два у верхнего края). Размеры пластин 7–15х2,4–3 см. Всего 14 пластин от воротника панциря.

Тип 9. Прямоугольные со скошенным краем. Вариант а) – с 15–16 отверстиями (рис. 2, 4; 4, 8): восемь боковых, как у типа 3а, и семь или восемь окантовочных (по четыре вдоль верхнего и нижнего края или у нижнего только три, а у верхнего четыре). Размеры пластин 6–8х2,2–4,5 см. Четыре более мелкие пластины от воротника панциря, а более крупные – от попоны.

Отметим также ряд признаков пластин из Шиэртай, не включенных в классификацию. Толщина пластин 1,5 мм, диаметр отверстий 2–4 мм. В поперечном и продольном сечении большинство пластин профилировано, т. е. слегка выгнуто или вогнуто. Встречаются экземпляры с более сложным профилем: сильно вогнутые, «С»-видные (рис. 2, 1–4) – для набора панцирного воротника (рис. 2, 5); серповидные (рис. 2, 10) – для набора панциря в районе пояса; с одним отогнутым боком (рис. 2, 9) – вероятно, для более плотной сошнуровки створок панциря.

Рассмотрим происхождение и развитие сяньбийских пластин из Шиэртай. Защитные пластины из железа появляются в Восточной Азии с III в. до н. э., а ламеллярная структура набора элементов брони и их вертикальное направление глубоко традиционны для этого региона18. Пластины с системой отверстий I отдела типологически более ранние. Они начинают широко применяться в защитных пластинах хунну, ханьцев и племен Дальнего Востока с конца III в. до н. э. и в дальнейшем используются до начала II тыс.19 У сяньби-муюнов из экземпляров I отдела набирались бармицы шлемов и специальные – поясные – сегменты панцирей.

Пластины с системой отверстий II отдела раньше всего фиксируются в памятнике Шиэртай, т. е. появляются в начале IV в. н. э. Главным преимуществом этой системы являлось наличие отверстий в центральной части пластины, которые обеспечивали подвижное соединение полос доспеха. Исходной моделью для нее могли послужить некоторые образцы хуннских и ханьских пластин, использовавшиеся для набора наиболее гибких частей бармиц и панцирей20. Сяньби-муюны, видимо, окончательно доработали данную систему отверстий, придав ей классическую схему, и применили ее для полного набора доспеха. Это позволило задействовать пластины больших параметров, не теряя подвижности их соединения, облегчило хранение и транспортировку собранных изделий. От сяньби-муюнов пластины II отдела быстро перенимаются соседними и более отдаленными народами. С раннего средневековья эта система отверстий становится господствующей везде, где применяется ламеллярный доспех, а в некоторых районах доживает до Нового времени21.

Пластины III отдела имеют узкоспециализированную систему отверстий и использовались в сяньбийском доспехе при наборе его отдельных составляющих – воротник панциря и отдельные сегменты попоны. Похожая система применялась в ханьских пластинах для шнуровки панцирных воротников22.

Среди пластин из Шиэртай преобладают экземпляры овально-прямоугольной формы (типы 1–4, 8). На востоке Азии они появляются около середины I тыс. до н. э. в составе чешуйчатого доспеха, принесенного сакскими племенами. С III в. до н. э. их начинают применять сначала хунну, а затем и соседние народы, в ламеллярной броне23. Прямоугольные пластины (типы 5, 9) в восточноазиатском регионе самые древние и дольше других были в употреблении24. Элементы брони общей пятиугольной формы (типы 6, 7) имеют западноазиатское происхождение, а в восточных областях становятся известны с конца III в. до н. э. В железном материале они более характерны для Средней Азии25. Такие детали оформления сяньбийских пластин, как вогнутые бока (тип 2) и скошенный край (типы 4, 7–9), видимо, появились по чисто техническим причинам.

Панцирь

Комплект железных пластин из Шиэртай, который можно отнести к панцирю (рис. 2, 1–10), находился в захоронении недалеко от шлема (рис. 1, 1) и может быть уверенно опознан по наличию воротника (рис. 2, 5). Для его реконструкции полезно привлечь изобразительные источники, где тоже показаны панцирные воротники. Самыми близкими аналогами здесь являются статуэтки спешенных и конных воинов раннего периода династии Северная Вэй (386–395 гг.) из погребения в Сини (КНР, Нинся-Хуэйский авт. р-н)26. Они дают представление о цельной конструкции этого вида доспеха (рис. 2, 12).

Сяньбийские панцири такого типа относятся к покрою кираса. Она состоит из двух частей: нагрудника и наспинника, прикрывающих корпус воина до середины бедер и соединенных оплечными ремнями и боковыми завязками. Дополнительно талью является стоячий воротник, набранный из полосы ламеллярных пластин, крепящихся к воротнику поддоспешной одежды, либо к специальной основе, надеваемой отдельно от панциря и придавливающейся оплечными ремнями (рис. 2, 11).

Панцири-кирасы появились не позднее II тыс. до н. э. конвергентно в нескольких регионах Евразии и существовали на протяжении длительного времени27. У сяньби они применяются в конце I–III вв. н. э., в виде наиболее простых коротких кирас без дополнительных деталей. Видимо, первые такие панцири были заимствованы у хунну. Начиная с IV в. сяньбийские панцири увеличиваются по площади бронепокрытия и снабжаются стоячими воротниками и нарукавьями (рис. 4, 12). Эти детали могли быть восприняты в результате более близкого знакомства с китайским доспехом во время постепенного завоевания территории Северного Китая.

Шлем

В гробнице № 88М1 из Шиэртай найден целый железный шлем с бармицей (рис. 3, 7). Все его части соединяются между собой при помощи ремешков. Купол шлема собран из 32 узких вертикальных пластин общей трапециевидной формы, образующих горизонтальный ряд. С лицевой стороны имеются дуговидные надбровные вырезы с коротким треугольным переносьем (рис. 3, 1). Его венчает круглое плоское навершие (рис. 3, 3). Общая форма шлема может быть определена как сферическая. Размеры шлема: высота 17,6 см, диаметр тульи 22,4х23,6 см, диаметр навершия 6,5 см. К нижней кромке тульи крепится ламеллярная бармица из трех полос (рис. 3, 2). Близкими аналогиями данному типу являются еще два шлема из крепости в горах Гаоэр, хранящиеся в музее г. Шэньяна (КНР, провинция Ляонин)28. Их купола состоят из 28 пластин, а с лицевой стороны имеются прямоугольные вырезы.

В Восточной Азии железные шлемы появляются с III в. до н. э. и сначала имеют ламеллярную структуру набора. В ханьское и постханьское время они широко используются на территории Китая и известны в Центральной Азии у хунну29. Первые узкопластинчатые шлемы появляются у сяньби в памятниках конца I–III вв. н. э. Они имеют коническую и сфероконическую форму с двухрядной бармицей30. Экземпляры из Шиэртай и Гаоэр продолжают собой данную линию развития в IV в. н. э. Ее отдельным типом также являются сфероконические шлемы с трехрядной бармицей, изображенные на статуэтках воинов раннего периода династии Северная Вэй из Сини (рис. 2, 12; 3, 8, 9; 4, 12).

Попона

Комплект железных пластин из Шиэртай, который можно отнести к попоне (рис. 4, 2–8), находился в погребении сразу за панцирем. Он представлял собой более крупное скопление пластин, сложенных полосами в «гармошку» (рис. 1, 1). Для реконструкции покроя этой попоны целесообразно привлечь статуэтки боевых коней династии Ранняя Цинь (351–394 гг.) из погребения в Сяньяне31 (рис. 4, 10, 11) и всадников династии Северная Вэй (386–395 гг.) из погребения в Сини (рис. 4, 12). Изображения седел с вертикальными луками и стремени-подножки из Сяньяна очень близки реальным находкам этого снаряжения из Шиэртай (рис. 1, 6, 10, 11).

Части такой попоны набирались из ламеллярных пластин, которые, судя по материалам из Шиэртай, могли быть крупнее, чем пластины для панциря. Покрой попоны реконструируется как пятичастная структура из нашейника, нагрудника, двух боковин и накрупника (рис. 4, 9). Нашейник крепится между своими сторонами при помощи ремней через гриву лошади. Это место могло закрываться мягким нагривником (рис. 4, 12). Нагрудник застегивается через основание шеи лошади и с боковинами, которые соединены между собой сзади и с накрупником. Зачастую на изображениях коней попона воспринимается как монолит (рис. 4, 12), и только более тщательно отделанные фигурки позволяют рассмотреть пятичастную конструкцию (рис. 4, 10). В отдельных случаях накрупник мог отсутствовать, и тогда получался четырехчастный покрой (рис. 4, 11).

Полная конская попона из твердых материалов ранее всего известна в Древнем Китае (V в. до н. э.). Однако затем эстафету ее применения перехватывают народы более западных областей Азии (саки, кушаны, парфяне). В восточноазиатском регионе достоверных данных о применении защитной попоны нет вплоть до IV в. н. э. Видимо, именно сяньби-муюны с начала IV в. н. э. начинают интенсивно использовать полную попону для защиты коней и в дальнейшем распространяют ее в Китае, Центральной Азии и на Дальнем Востоке, заложив основы для генезиса этого вида брони в средневековье32.

Наголовье

Конское наголовье, найденное в Шиэртай, относится к цельно-составной конструкции, собиравшейся из нескольких монолитных частей, учитывающих анатомию головы лошади и крепящихся между собой на шарнирах. По порою это трехчастная маска. Она состоит из трех основных частей: налобника и двух нащечников. К налобнику крепится пластина, прикрывающая верхнюю губу лошади, и гребень, закрывающий уши (рис. 4, 1). Налобник, нащечники и гребень сделаны из склепанных полос железа. Левый нащечник снабжен тремя пряжками под затылочный, подбородочный и подгубный ремни. Правый нащечник имеет отверстия для пришивания ремней. Основные размеры налобника: длина 46 см, ширина 16,5–22 см, высота 3–11 см; нащечников: 34–36,5х18,5–19,5 см; гребня: 28х30,5 см. Похожие маски изображены на статуэтках боевых коней династий Ранняя Цинь и Северная Вэй. Особенно их сближает массивный гребень с обязательным центральным выступом (рис. 4, 10–12). Подлинные трехчастные маски с большими гребнями происходят из погребальных памятников Кореи и Японии середины IV–V вв. н. э.33

Конские наголовья-маски из гомогенной брони известны в V–III вв. до н. э. на территории Китая. Однако в последующем их применение не фиксируется. В начале IV в. н. э. они появляются у сяньби-муюнов, а затем и их соседей. В раннем средневековье маски такого типа употребляются многими народами Восточной Азии, а с развитого средневековья – и всей Евразии, становясь ведущей формой конской защиты34.

Главным оружием тяжеловооруженной конницы сяньби-муюнов являлись копья. Они должны были иметь длинные древки, которые всадники при нанесении таранного удара удерживали двумя руками35. Представление о наконечниках этих копий дают находки из Ванцзифеншань и Санхечень. Длина наконечников до 24 см, они снабжены втульчатым насадом и узким пером (максимальная ширина 3–3,6 см) ромбовидного или линзовидного сечения, килевидной и вытянуто-ромбической формы (рис. 5, 1–3). Такие наконечники хорошо подходили для пробивания доспехов. Аналогии им известны уже в сяньбийских памятниках конца I–III вв. н. э.36


Рис. 5. Оружие таранного удара и поясная гарнитура из памятников сяньби-муюнов: Санхечень (1, 6), Ванцзифеншань (2–3, 7), Шиэртай (4–5). 1–3 – наконечники копий, 4 – пряжка, 5 – накладка на ремень с подвижным кольцом, 6 – наконечник ремня, 7 – поясной набор из пряжки, тренчика, накладок с кольцами и наконечника

Оружие ближнего боя в памятниках сяньби-муюнов пока не найдено или не опубликовано. Но, судя по его присутствию в более ранних и более поздних сяньбийских комплексах37, тяжелая конница муюнов могла использовать железные мечи с двухлезвийным и однолезвийным клинком. Косвенно на это указывают поясные наборы из Шиэртай и Ванцзифеншань, в состав которых входят накладки с подвижными кольцами (рис. 5, 5, 7), предназначенные для подвешивания ножен клинкового оружия. К широкой поверхности ножен крепилась скоба, между ней и корпусом пропускался ремень, окончания которого соединялись с кольцами пояса, образуя подобие треугольника, где скоба составляла вершину, а пояс – основание. Оружие при этом способе висело на поясе почти вертикально.

Вооружение из памятников сяньби-муюнов позволяет представить, как выглядел тяжеловооруженный конный воин в начале IV в. н. э. (рис. 6). Голову всадника защищал шлем с короткой бармицей, дополнительную защиту шеи обеспечивал стоячий воротник панциря, корпус предохраняла достаточно длинная кираса. Конь такого бойца был защищен маской и попоной, которые обеспечивали максимальное покрытие корпуса и головы. Первым оружием всадника являлось копье, вторым – меч. Важным преимуществом этого конного воина в бою было наличие седла с высокими вертикальными луками, повышавшими устойчивость при таранном ударе копьем. Для удобства посадки в такое седло всадник использовал стремя-подножку. Видимо, довольно быстро данная деталь преобразилась в парные стремена, что придало всаднику невиданную раньше устойчивость в седле, а также многократно увеличило эффективность применения им оружия38.


Рис. 6. Сяньбийский тяжеловооруженный всадник начала IV в. н.э. из клана Муюн. Реконструкция В.В. Горбунова, рисунок Г.Л. Нехведавичюса

На поле боя тяжеловооруженные всадники сяньби-муюнов должны были образовывать плотно сомкнутые порядки. В качестве примера их тактического использования можно привести описание сражения между муюнами и юйвэнями у г. Цзичэн в 319 г. Войско муюнов перед сражением разделилось на четыре части: авангард, два крыла и центр. Передовой и фланговые отряды составила «отборная» (тяжелая) конница, а центральный отряд построился квадратом, в котором по периметру размещалась легкая конница – «чтобы воины могли стрелять во все стороны». Бой начал авангард: «передовые отряды скрестили оружие». Фланговые отряды обошли противника и ворвались в его лагерь, который подожгли. После чего юйвэни «потерпели сильное поражение» и сдались в плен39.

Создание сяньби-муюнами тяжеловооруженной конницы во многом способствовало их победам в первой половине IV в. н. э., однако уже в середине – второй половине этого века ее вооружение и снаряжение заимствуется соседями муюнов: дисцами, когуресцами, сяньби-тоба. Самыми сильными оказались последние из них. Они и продолжили совершенствовать тяжелую конницу


1 Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / пер. с кит., введ. и коммент. В.С. Таскина. М., 1984. С. 70–81, 85–86; Воробьев М.В. Маньчжурия и Восточная Внутренняя Монголия (с древнейших времен до IX в. включительно). Владивосток, 1994. С. 228, 246. 

2 Материалы по истории кочевых народов в Китае III–V вв. Вып. 3. Мужуны / пер. с кит., предисл. и коммент. В.С. Таскина. М., 1992. С. 18–20, 32–143; Воробьев М.В. Указ. соч. С. 228–230, 246–248. 

3 Там же. С. 248–251. 

4 Горелик М.В. Защитное вооружение степной зоны Евразии и примыкающих к ней территорий в I тыс. н. э. // Военное дело населения юга Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1993. С. 159. 

5 Рец К.И., Юй Су-Хуа. К вопросу о защитном вооружении хуннов и сяньби // Евразия: культурное наследие древних цивилизаций. Горизонты Евразии. Вып. 2. Новосибирск, 1999. С. 48–50. 

6 Худяков Ю.С. Защитное вооружение номадов Центральной Азии. Новосибирск, 2003. С. 65; Худяков Ю.С., Юй Су-Хуа Комплекс вооружения сяньби // Древности Алтая. Известия лаборатории археологии № 5. Горно-Алтайск, 2000. С. 37–42. 

7 Бобров Л.А., Худяков Ю.С. Военное дело сяньбийских государств Северного Китая IV–VI вв. н. э. // Военное дело номадов Центральной Азии в сяньбийскую эпоху. Новосибирск, 2005. С. 80–165. 

8 Раскопки гробницы № 88М1 на кирпичном заводе в поселке Шиэртай, Чаоян (Институт археологии Ляонина, музей Чаояна) // Вэнь У. 1997. № 11. С. 21–22, рис. 1, 6–12, 13.-1–2. (на кит. яз.). 

9 Там же. Рис. 14–29. 

10 Там же. Рис. 35–36. 

11 Там же. С. 32. 

12 Основные результаты 1987 и 1990 сезонов по раскопкам гробниц в Ванцзифеншань, район Чаояна, Ляонин (Институт археологии Ляонина, музей Чаояна) // Вэнь У, 1997. № 11. С. 8–15, рис. 30–32. (на кит. яз.); Ю Цзуню. Реликвии Ранней Янь, откопанные в Санхечень, Чаоян // Вэнь У, 1997. № 11. С. 42–45, рис. 1– 9. (на кит. яз.). 

13 Вайнштейн С. И. Мир кочевников центра Азии. М., 1991. С. 220–221, рис. 97.- 2; Горелик М.В. Указ. соч. Рис. 11.-1. 

14 Ю Цзуню. Указ. соч. С. 48. 

15 Основные результаты… С. 18. 

16 Комиссаров С. А., Худяков Ю.С. Еще раз о происхождении стремян: сяньбийский фактор // Ежегодник «История и культура Улуса Джучи». 2006. Казань, 2007. С. 249. 

17 Горбунов В.В. Военное дело населения Алтая в III–XIV вв. Ч. I: Оборонительное вооружение (доспех). Барнаул, 2003. С. 32. 

18 Там же. С. 38–41. 

19 Там же. С. 43–44, 50–51. 

20 Рец К.И., Юй Су-Хуа. Указ. соч. Рис. 3.-3(24). 

21 Горбунов В.В. Указ. соч. С. 46–47. 22 Рец К.И., Юй Су-Хуа. Указ. соч. Рис. 2.-1, 4; 3.-3 (1, 7). 

23 Горбунов В.В. Указ. соч. С. 42–43. 

24 Там же. С. 45. 

25 Там же. С. 50. 

26 Гробницы Северной Вэй в Сини в Пэнъяне (Музей Гуюань, Нинся) // Вэнь У. 1988. № 9. С. 26–42. (на кит. яз.). 

27 Горбунов В.В. Указ. соч. С. 58; Горелик М.В. Указ. соч. С. 157, 173. 

28 Краткий отчет о раскопках крепости в горах «Гаоэр» в Мушунь, Ляонин (Музей г. Шэньян провинции Ляонин) // Вэнь У. 1987. № 2. (на кит. яз.). 

29 Горбунов В.В. Указ. соч. С. 69; Горелик М.В. Указ. соч. Рис. 9.-1–2. 

30 Горбунов В.В. Сяньбийский доспех // Военное дело номадов Центральной Азии в сяньбийскую эпоху. Новосибирск, 2005. С. 214–215, рис. 2.-1–9. 

31 Раскопки гробницы периода «Шестнадцати царств» в Пиньлинь, Сяньян (Институт археологии Саньяна) // Вэнь У. 2004. № 8. С. 7–28. (на кит. яз.). 

32 Горбунов В.В. Военное дело населения Алтая… С. 80–84. 

33 Горелик М.В. Указ. соч. Рис. 11.-4–5. 

34 Горбунов В.В. Военное дело населения Алтая… С. 88. 

35 Бобров Л.А., Худяков Ю.С. Указ. соч. Рис. 14.-4. 

36 Там же. Рис. 4.-1–5. 

37 Там же. Рис. 6. 

38 Комиссаров С. А., Худяков Ю.С. Указ. соч. С. 265–266. 

39 Материалы по истории кочевых народов в Китае… С. 38.



Комментарии

Написать