en / de

А.П. Жарский, С.Н. Ковалев, А.Н. Щерба, В.Н. Мардусин (Санкт-Петербург) Деятельность полевого управления Северного (24.06–23.08), Ленинградского (с 23.08) фронтов в период 24.06–31.12.1941 года


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015


После окончания Великой Отечественной войны прошло уже семь десятилетий. Коренным образом изменились условия и средства вооруженной борьбы. Однако, как представляется, некоторые элементы боевого опыта, полученного на фронтах одной из самых масштабных войн в истории человечества, сохраняют свою ценность по настоящее время. Выявленные на основе обобщенного опыта войны тенденции развития форм и способов вооруженной борьбы могут быть широко использованы в современных условиях, как для решения задач по совершенствованию организационной структуры Вооруженных сил, так и дальнейшего развития теории и практики их применения.

Так, в настоящее время, как и 70 лет назад, одной из наиболее сложных проблем военного искусства остается задача организации управления оперативно-стратегическими объединениями. Опыт войны показал, что при самых благоприятных условиях решать боевые задачи невозможно, если структура органов управления, их готовность, оснащенность и функционирование системы связи не будут соответствовать объективным законам вооруженной борьбы и условиям ведения операций.


Состояние и основные направления деятельности органов военного управления Ленинградского военного округа накануне Великой Отечественной войны


В конце 1930-х гг., ввиду резкого возрастания военной опасности для СССР, сложности военно-политической обстановки, по мнению советского политического, государственного и военного руководства, СССР должен был быть готов к войне на два фронта: на западе – против нацистской Германии и ее союзников, а на востоке – против Японии. При этом возможными союзниками Германии считались Польша, Венгрия, Финляндия, Турция, Румыния, Болгария, Литва, Латвия, Эстония1.

Эти оценки нашли отражение в приказе НКО от 11 декабря 1938 г. № 113 «О боевой и политической подготовке войск на 1939 учебный год»2 . Обсуждение положений этого приказа проходило на заседании Военного совета при народном комиссаре обороны СССР (ВС при НКО СССР) в период с 21 по 29 ноября 1938 г. 3

Его работа проходила уже после подписания мюнхенских соглашений. Поэтому в своем выступлении К.Е. Ворошилов отмечал: «…мы переживаем в настоящее время весьма напряженное положение» и в этой сложной военно-политической обстановке «мы должны быть готовы к войне, и не какой-нибудь войне, а к настоящей большой серьезной войне <…> от Тихого океана и кончая Каспийским морем». Поэтому в приказе была сформулировано четкое требование: «Всю боевую подготовку войск организовывать и проводить, исходя из основной задачи – всегда быть в состоянии полной боевой готовности»4 .

В директиве наркома обороны Маршала Советского Союза К.Е. Ворошилова от 27.02.1939 г. № 15201 по составлению оперативного плана на 1939 г. указывалось, что на северо-западном направлении военные действия предстоят с объединенными силами Германии и Польши5 . В директиве подчеркивалось, что «возможность сохранения нейтралитета Финляндией, Эстонией, Латвией», его длительность и «устойчивость» будут зависеть «от создавшейся политической обстановки и успехов первых операций РККА и РКВМФ»6

В условиях динамично изменявшейся обстановки 1939 г. менялись и оценки военно-политического положения на северо-западе и в бассейне Балтийского моря. Во второй половине 1939 г. в указаниях НКО к составлению оперативного плана на последующий период указывалось, что «против СССР на северном и западном направлениях» в составе объединенных сил Германии и Польши выступит и Финляндия7 .

В предвоенный период теоретические взгляды советской военной науки базировались на боевом опыте, полученном царской армией в Первой мировой войне, Красной армией на фронтах Гражданской войны, в войнах и вооруженных конфликтах 1930-х гг. в Китае, Испании. В Генеральном штабе РККА изучался опыт боев у озера Хасан и на Халхин-Голе, военных действий периода Второй мировой войны в Европе.

Значительное внимание уделялось разработке вопросов управления войсками, поиску оптимальных приемов и методов управления в бою и операции. Результаты теоретических исследований и опытных учений, проводимых в РККА, находили отражение в положениях новых уставных документов8.

В середине 30-х гг. под руководством штаба РККА (с 22 сентября 1935 г. – Генерального штаба РККА) и вплоть до начала Великой Отечественной войны, с привлечением крупных военных теоретиков и практиков, были разработаны: проект «Наставления по ведению операций», временный Полевой устав 1936 г., «Наставление по полевой службе штабов» 1936 г., Полевой устав РККА 1939 г. (ПУ-39), и др., апробировались в ходе штабных учений положения Полевого устава 1940 г., разрабатывались и другие уставы и наставления9.


Сущность управления войсками в операции (бою), как указывалось в этих уставах, заключалась в поддержании высокой постоянной готовности войск для выполнения поставленной боевой задачи; в организации и ведении непрерывной разведки, постоянном добывании и анализе данных об обстановке, в принятии решения на операцию и своевременном доведении боевых задач до войск; в организации взаимодействия между элементами оперативного построения, боевыми порядками войск, между родами войск и соседями на каждом этапе операции, боя. Важной задачей являлась организация контроля за выполнением отданных приказов, распоряжений, всесторонним обеспечением войск, работой органов тыла, бесперебойной работой средств связи.

Во всех официальных документах указывалось, что основу управления войсками составляет решение командующего (командира) на операцию (бой), а искусство управления заключалось «в том, чтобы на основе глубокого и всестороннего анализа обстановки предвидеть развитие и ход операции (боя)»10.

В уставах указывалось, что управление войсками командующий (командир) должен осуществлять путем личного общения с подчиненными командирами и через штаб, путем отдачи директив, приказов и боевых распоряжений. Важнейшей обязанностью командующего являлась организация взаимодействия в оперативном и тактическом звеньях.

Для непрерывного управления войсками в ходе сражения, боевых действий развертывались основные и запасные командные пункты, наблюдательные пункты, а при широкой полосе наступления – вспомогательные наблюдательные пункты. Все пункты управления между собой, подчиненными и соседями связывались техническими средствами связи11.

Место командных пунктов определялось в зависимости от конкретных условий обстановки. Главное требование к их размещению – это удобство организации и поддержания связи с подчиненными12.

В ПУ-36, как и в других уставах и наставлениях, указывалось, что начальник штаба является первым заместителем командующего (командира) и только он один от имени командующего (командира) может отдавать приказы, распоряжения войскам и всем начальникам13. На начальника штаба была также возложена обязанность руководства тылом, чтобы в ходе операции деятельность органов тыла «…соответствовала оперативной обстановке»14.

Практика деятельности НКО показала, что для более оперативного и устойчивого управления войсками, руководства службой и боевой подготовкой войск необходимо было провести разукрупнение военных округов. Поэтому во второй половине 1930-х гг. был создан ряд новых военных округов15.

Значение каждого из них определялось важностью решаемых задач, мобилизационными возможностями округа, а также целями и состоянием группировок противостоящего противника и их удалением от границы. Структура управления округов была типовой, но имела различную численность командно-начальствующего состава. В типовой состав штаба округа входили следующие отделы и другие структурные подразделения (схема 1).

Схема 1. Структура штаба округа

В окружной аппарат входили управления начальников родов войск и специальных служб: военно-воздушных сил, артиллерии, автобронетанковых войск, инженерных войск, противовоздушной обороны, интендантской и отделы – боевой подготовки, связи, химической защиты, снабжения ГСМ, санитарный, ветеринарный, кадров, финансовый, фондового имущества и инспекции.

Основным органом руководства войсками являлся штаб округа. На штаб возлагалось решение вопросов военно-административного управления на территории округа, формирование, укомплектование и снабжение, боевая и политическая подготовка, разработка мобилизационных планов и планов оперативного использования войск.

В ходе строительства органов военного управления (ОВУ) РККА и их реорганизации сохранялся принцип централизма. При этом их организационные формы изменялись в соответствии с развитием военного дела, материального производства, содержанием прогнозируемой войны. Характерной чертой строительства ОВУ оставалось руководство ВКП(б), которое она осуществляла через Комитет обороны при СНК СССР, Генеральный штаб, а также Политическое (политической пропаганды) управление Красной армии16

Структура и функции ОВУ военных округов являлись теми категориями, от правильного определения которых зависели, в конечном счете, эффективность управления войсками и решение задач, возлагаемых на округ.

Структура органов военного управления Ленинградского военного округа (ЛВО)17, сложившаяся в период военных реформ 1920-х гг., в 1930–1940-е гг. неоднократно претерпевала организационные изменения в ходе проводимых реформ РККА.

Практика военного строительства в 1930-е гг., связанная с созданием массовой кадровой армии, показала необходимость наличия коллегиальных органов в управлении войсками военного округа. Поэтому постановлением ЦИК и СНК СССР от 10.05.1937 г. «О создании военных советов военных округов и установлении института военных комиссаров в Рабоче-Крестьянской Красной Армии» во главе военных округов и флотов были поставлены Военные советы, устанавливался институт военных комиссаров во всех войсковых частях (начиная с полка и выше), штабах, управлениях и учреждениях РККА 18. Приказом НКО маршала К.Е. Ворошилова от 17 мая 1937 г. № 3 это «Положение…» было доведено до органов военного управления19.

Военный совет состоял из командующего войсками округа, являвшегося председателем совета, и двух членов Военного совета. Членами Военного совета являлись освобожденный кадровый политработник и начальник политического управления округа. С июля 1937 г. по решению ЦК ВКП(б) вместо начальника политического управления округа членом совета стал назначаться секретарь местного партийного комитета20. Военный совет действовал как коллегиальный орган и решал все важнейшие вопросы жизни и деятельности войск округа. Решения Военного совета проводились в жизнь приказами командующего войсками округа. Приказы подписывались командующим, одним из членов Военного совета и начальником штаба округа21. Военные советы подчинялись непосредственно наркому обороны СССР. Военному совету подчинялись все войсковые части и военные учреждения, расположенные на территории военного округа. Военный совет осуществлял управление войсками; он руководил боевой, политической и мобилизационной подготовкой войск, военным строительством войск округа.

В условиях нарастания военной опасности руководство НКО СССР принимало меры по совершенствованию деятельности штабов различных уровней. Этому служили приказы НКО СССР от 19.07.1939 г. № 0104 «Об улучшении работы штабов»22 и № 105 «О реорганизации первых отделов штабов и переименовании их в оперативные отделы. Реорганизация Генерального штаба РККА», которые в целом были направлены «…на повышение оперативного руководства и связи, а также значения оперативных отделов и улучшения их работы»23. Для этого была произведена реорганизация Генерального штаба Красной армии, штабов округов (армий), армейских групп и корпусов. Отделы, ранее нумеровавшиеся, получили конкретные наименования, отражавшие содержание их основной деятельности24.

Последующие события были связаны с начавшейся Второй мировой войной25. Осенью 1939 г. в Эстонию был введен 65-й Особый стрелковый корпус (ОСК) из состава ЛВО с комплектом корпусных частей. Последовавшая за вводом советских воинских контингентов в прибалтийские государства Советско-финляндская война 1939–1940 гг. выявила слабые стороны ведения и обеспечения военных действий, в том числе и в управлении войсками, обусловила проведение реорганизации управленческого аппарата не только на уровне НКО СССР, но и осуществление организационно-штатных изменений в окружном звене26.

Так, приказом НКО от 13.08.40 г. № 0184 «О реорганизации управлений военных округов и новая структура окружного аппарата» был определен состав управлений военных округов РККА. Для ЛВО, как приграничного округа, состав ОВУ был аналогичен Прибалтийскому, Западному, Киевскому, Забайкальскому военным округам и Дальневосточному фронту…»27.

Согласно приказу НКО № 0184 управление ЛВО в своем составе включало: Военный совет; штаб округа; управления политической пропаганды, военно-воздушных сил, артиллерийское, автобронетанковое, инженерное, ПВО, интендантское управление; отделы: боевой подготовки, кадров, связи, химической защиты, санитарный, ветеринарный, снабжения горючим, финансовый, фондового имущества; инспекции: пехоты, артиллерии, военно-воздушных сил, автобронетанковых войск28.

Изменения военно-политической обстановки на северо-западных границах СССР накануне войны потребовали переработки оперативных планов подготовки и применения войск ЛВО. Так, согласно директиве НКО СССР и ГШ КА от 25.11.1940 г., на округ возлагалось формирование двух фронтов: Северного и Северо-Западного29 имеющих в своем составе четыре армии: 7-ю (из состава ЛВО), 20-ю (из ОрВО), 22-ю (УрВО), 23-ю (управление армии выделялось из состава управления ЛВО). По директиве плану развертывания было присвоено условное наименование «С.3–20»30.

В соответствии с директивой органами военного управления Ленинградского военного округа к 22 декабря 1940 г. было разработано положение о Полевом управлении фронта, определены его организация и задачи. Во главе фронта стоял Военный совет в составе командующего фронтом и двух членов Военного совета, подчиненный Ставке Верховного Командования31.

На Полевое управление фронта возлагалось решение следующих задач:

а) подготовка, организационное обеспечение и проведение решений командования фронта по ведению операций; 

б) подбор, укомплектование личным составом фронта и поддержание на должной высоте дисциплины, боевой готовности и подготовки войск;

в) устройство тыла и материально-техническое обеспечение войск фронта;

г) политическое обеспечение мероприятий командования и боевой готовности войск;

д) санитарное и ветеринарное обеспечение32.

В Положении указывалось: «Штаб фронта являлся основным органом Военного совета по управлению войсками, комплектованию, планированию снабжения, устройству тыла и котролю за точным выполнением войсками решения Военного совета, который через штаб направлял деятельность начальников родов войск и служб в соответствии с общим планом подготовки и проведения операций»34.


Схема 2. Состав Полевого управления фронта33

На начальников родов войск фронта возлагалось руководство «…специальными войсками в области боевого использования, технической и специальной подготовки и материально-технического обеспечения войск фронта»35.

В управление фронта входили службы: интендантская (управление), снабжения горючим, химическая, санитарная, ветеринарная. На службы возлагалось материальное обеспечение «…операций и войск фронта соответствующими видами снабжения и предметами бытового обихода», а также организация и руководство работой складов, баз и производственных мастерских»36.

Повышение требований к органам военного управления накануне войны обусловило введение нового штата полевого управления фронта, который был утвержден наркомом обороны 12 июня 1941 г. (за 10 дней до войны – организационная структура органов военного управления ЛВО по штату № 02/45).

По новому штату у начальника штаба стало трое заместителей: заместитель по оперативным вопросам, он же являлся начальником оперативного отдела, заместители по политической части и по тылу37. При этом из состава штаба выводился отдел противовоздушной обороны. В соответствии с приказом командующего войсками ЛВО от 18.07.1940 г. № 077 с 15 июля 1940 г. формировалось управление помощника командующего войсками округа по ПВО38. 13 августа 1940 г. приказом НКО СССР № 184 разведывательный отдел, с 1934 г. подчинявшийся непосредственно командующему войсками округа, был вновь введен в состав штаба округа39. По штату № 02/45 от 12 июня 1941 г. отдел начальника связи был выведен из состава штаба и преобразован в самостоятельное управление, что, по сути, влекло снижение эффективности всей системы управления войсками40.

Серьезным нововведением стало объединение в составе штаба органов, к компетенции которых относились вопросы устройства тыла, планирования материально-технического обеспечения, подвоза материальных средств, в один отдел – устройства тыла, снабжения и дорожной службы, который подчинялся заместителю начальника штаба41. В то же время органа, возглавлявшего бы все службы снабжения оперативно-стратегического объединения, не было образовано. Это решение проистекало из взглядов, сформировавшихся в 1930-е гг., о том, что в маневренной войне только общевойсковые штабы будут постоянно находиться в курсе складывающейся оперативной и тыловой обстановки, а потому лишь они смогут наиболее целесообразно и эффективно организовать работу тыла.

Удельный вес сотрудников штаба в общей численности полевого управления фронта несколько уменьшился: с 31 % по штату № 02/712 до 27,5 % по штату № 02/45. Эти изменения произошли, так как по новым штатам из состава штаба фронта были выведены отделы противовоздушной обороны и начальника связи. В то же время общая численность военнослужащих в полевом управлении фронта, с учетом аппарата командующего ВВС и управления политической пропаганды, к июню 1941 г. увеличилась в 1,5 раза (с 802 чел. по штату № 02/712 1938 г. до 1159 чел. по штату № 02/45 от 12 июня 1941 г.)42.

Руководство округов выполняло (в установленных для них границах) оперативные, военно-административные и мобилизационные задачи. Структура окружных управлений во многом была аналогичной органам Наркомата обороны.

По вопросам взаимодействия в работе штабов сложно решались вопросы организации работы внутри самих штабов, входящих в их состав управлений, отделов и служб. Во многом это обусловливалось тем, что обмен информацией «…между отделами и отделениями штаба отсутствует. Еще хуже с увязкой работы общевойскового штаба со штабами специальных родов войск и особенно авиационными. Руководство работой тыла в бою общевойсковыми штабами упускается»43. В целях устранения имевшихся упущений 19 июля 1939 г. были изданы два приказа НКО: № 0104 «Об улучшении работы штабов» и № 0105 «О реорганизации первых отделов штабов и переименовании их в оперативные отделы. Реорганизация Генерального штаба РККА» 44.

В Ленинградском военном округе вопросы взаимодействия и управления войсками отрабатывались на сборах, в ходе оперативной подготовки, полевых поездок, командно-штабных и войсковых учений 45. Вопросы взаимодействия округа отрабатывались и в ходе совместных полевых поездок с другими округами – УралВО, КалВО, Витебской армейской группой 46. В ходе этих мероприятий взаимодействие организовывалось между родами войск на всю глубину операции (боя), согласовывались действия объединений, соединений и частей, действовавших на разных направлениях 47.

В области разработки теории управления войсками в межвоенный период отечественная военная наука с самого начала исходила, прежде всего, из того, что военное управление, в том числе и на оперативно-стратегическом уровне, является неотъемлемой составной частью общегосударственной системы управления 48. Непосредственно оптимизации управления войсками округа уделялось внимание со стороны Военного совета округа. Основу для принятия решений составляли приказы и директивы НКО и Генерального штаба РККА. Вопросы управления войсками отрабатывались в ходе полевых поездок, учений и на других мероприятиях 49.

Планирование применения и всестороннего обеспечения войск округа осуществляли органы военного управления округа. Основным управленческим и координирующим органом являлось оперативное управление. Основное содержание оперативного планирования в округе было определено приказом НКО от 25.11.1940 г. 50 Это было вызвано изменением государственной границы на Карельском перешейке и северном побережье Ладожского озера, а также за Полярным кругом, где к СССР отошли полуострова Рыбачий и Средний. Вхождение в состав СССР бывших прибалтийских государств и создание на их территории Прибалтийского военного округа требовало согласования оперативных планов последнего с оперативными планами ЛВО, так как в августе 1940 г. 8-я армия из состава ЛВО перешла в состав ПрибОВО 51. Работа по переработке оперативных планов была начата в 1940 г. и завершена весной 1941 г.52 Особая роль в отражении удара противника отводилась укрепленным районам.

Сжатые сроки, в течение которых штабу ЛВО приходилось прорабатывать различные мероприятия и планы, дефицит квалифицированных кадров не позволили избежать существенных упущений в организации и методике обучения нижестоящих штабов. Вопросы управления войсками на различных занятиях отрабатывались поверхностно, к началу войны штабы не успели освоить свои оперативные планы.

Оперативная и мобилизационная работа штаба Ленинградского военного округа была серьезно осложнена тем, что в силу резко меняющейся общей военно-политической ситуации только с лета 1940 г. по май 1941 г. не менее пяти раз перерабатывались «Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940–1941 гг.»53

План прикрытия был направлен штабом ЛВО в Генеральный штаб только в середине июня 1941 г. и к началу Великой Отечественной войны не был утвержден.

Организационно-мобилизационному отделу штаба ЛВО из-за вносимых Генеральным штабом неоднократных серьезных изменений в мобилизационные планы с мая 1940 г. по июнь 1941 г. пришлось их четырежды кардинально перерабатывать. В итоге избежать большого числа несогласованностей и ошибок было более чем затруднительно.

В целом, к началу Великой Отечественной войны штабу ЛВО не удалось в силу объективных и субъективных причин полностью проработать весь комплекс мероприятий.

Исследование показывает: основным содержанием взаимодействия ЛВО с Краснознаменным Балтийским флотом являлось обеспечение силами флота боевых действий войск на приморских флангах, поддержка действий войск при обороне баз, обеспечение перевозки войск. Взаимодействие штаба ЛВО со штабами БелФр (БВО) и КалВО осуществлялось по задачам, выполняемым в Эстонии и Латвии.

Отношения командования и Военного совета ЛВО с партийными органами и исполнительной властью на территории дислокации соединений и частей войск округа носили устойчивый характер, и взаимодействие осуществлялось по следующим направлениям: противовоздушной обороне, проведению отмобилизования граждан, выполнению мобилизационных заданий

Формирование на основе органов военного управления ЛВО Полевого управления Северного фронта и его деятельность в период 24.06–23.08.1941 г. Некоторые особенности работы Полевого управления Северного, Ленинградского фронтов при нахождении их в составе войск Северо-Западного направления (10.07–27.08.1941 г.)

Полевое управление Северного фронта было сформировано в соответствии с приказом командующего Северным фронтом от 24 июня 1941 г. № 0187 в составе: Военный совет; штаб, включавший в себя: отделы – оперативный; разведывательный; укомплектования, морской, топографический, 8-й (шифровальный), укомплектования, укрепрайонов, кадров, боевой и политической подготовки, а также – финансовую часть, узел связи, полевую почтовую станцию, военного цензора, коменданта штаба и 2-й отдельный батальон охраны; управления – командующего артиллерией, артиллерийского снабжения, противовоздушной обороны, командующего бронетанковыми и механизированными войсками, ВВС, инженерное, связи, военно-химическое, ВОСО, санитарное, автомобильное, продовольственного снабжения, интендантское, трофейное и политической пропаганды; а также – полевой конторы госбанка № 131, военной прокуратуры, военного трибунала и особого отдела НКВД54.

Основные задачи, которые решало Полевое управление Северного фронта в исследуемый период (с 24.06 по 27.08.1941 г.), заключались в следующем: формирование (на основе органов управления ЛВО), сколачивание и оптимизация структуры Полевого управления фронта; отмобилизование, сосредоточение войск в соответствии с «Планом обороны государственной границы»; руководство войсками фронта (в период 28.06–27.08.1941 г.) при обороне Заполярья, Карелии, а также (с 10.7.1941 г.) – дальних и ближних подступов к Ленинграду с юго-запада.

Главным органом Полевого управления, руководившим войсками фронта, являлся Военный совет, который в своей работе сочетал политические и оперативно-стратегические функции. Постоянными членами Военного совета были: командующий фронтом (председатель), начальник штаба и член военного совета (политработник). Состав совета не был неизменным. В него могли входить и другие лица (1-й заместитель командующего, командующие родами войск, партийные и государственные деятели и др.). Управление войсками командующий фронтом осуществлял через штаб и начальников родов, специальных войск и служб – путем отдачи директив, приказов и боевых распоряжений и путем личного общения с подчиненными командирами.

Анализ архивных документов и ряда других источников позволяет сделать вывод о том, что существенного влияния на ход оборонительных действий по руководству войсками 14 А на мурманском и кандалакшском направлениях (в период 29.6– 23.8.1941 г.) в силу удаленности ТВД и сосредоточения усилий на других опасных направлениях (в частности с юго-запада Ленинграда) органы полевого управления Северного фронта оказывать не могли.

Неудовлетворительно было организовано и управление 23 А на карельском направлении. Отступление трех левофланговых стрелковых дивизий проходило неорганизованно и повлекло за собой создание чрезвычайно острой и чреватой серьезными последствиями обстановки. Она усугублялась еще и тем, что командующий Северным фронтом в это время не располагал резервами, которые можно было бы перебросить на Карельский перешеек. В создавшейся обстановке Военный совет фронта с разрешения Ставки Верховного Главнокомандования вынужден был отвести войска 23-й армии на рубеж старой государственной границы.

Основные усилия в деятельности органов полевого управления Северного, Ленинградского фронтов в рассматриваемый период были сосредоточены на организации обороны Ленинграда и боевых действиях на дальних и ближних подступах к городу с югозапада. Гибко реагируя на динамику событий, органы полевого управления здесь проделали колоссальный объем работ по: отмобилизованию войск, развертыванию и сколачиванию новых формирований, в том числе сформированных из добровольцев народного ополчения (ЛАНО); строительству оборонительных сооружений; перегруппировке соединений и частей фронта и др.

Развернутое в июле 1941 г. и «сколоченное на скорую руку»55 такое звено стратегического руководства войсками на ТВД, как Главное командование северо-западным направлением, часто находясь «в положении простой передаточной инстанции, не обладающей необходимыми полномочиями, а главное, соответствующими резервами»56, себя не оправдало и вскоре было расформировано.

Деятельность Полевого управления Ленинградского фронта в период 23.08–31.12.1941 г.

При анализе неудач войск фронта в исключительно упорных и кровопролитных боях на ближних подступах к городу особое внимание уделяется проблемам боевого обеспечения войск Ленинградского фронта, что по нашему мнению, является одной из наиболее малоисследованных проблем. Как правило, при анализе военных действий проводилось простое сравнение сил и средств противоборствующих сторон и, на основе этого, делались выводы о причинах военных успехов и неудач. Учитывая особенности военных действий крупных группировок войск, в составе которых были флот, авиация, бронетанковые и артиллерийские соединения и части, значительное количество специальной и другой техники, такие критерии оценки представляются недостаточными.

В условиях длительного вооруженного противоборства при примерном равенстве боевого состава, боеспособность войск во многом определяется состоянием боевого обеспечения. Так, например, трудно переоценить роль и значение разведки, как вида боевого обеспечения.

Беспристрастный анализ хода боевых действий войск фронта свидетельствует о том, что значительными недостатками страдала система боевого управления. Нельзя признать нормальным, когда при организации боевых действий на «Невском пятачке», которые всегда планировались с особой тщательностью и под контролем командования армии и фронта, часто имела место неразбериха. Войска вводились в бой без необходимой подготовки, даже приказы о времени начала наступления доводились за несколько часов до начала атаки. Вследствие этого, командиры не имели возможности подготовить личный состав к наступлению и, тем более, организовать взаимодействие между подчиненными частями и подразделениями.

Причины неудач войск Ленинградского фронта в боях на ближних подступах к Ленинграду до сих пор по-разному оцениваются специалистами. Однако, объективный анализ боевых возможностей наших войск и противостоящих сил противника дает основания сделать вывод о том, что результаты их противоборства вполне закономерны. Боевой состав, состояние боевого обеспечения, военно-технические возможности наших частей и само качество войск не позволяли им овладеть боевой инициативой, преодолеть оборону противника и, тем более, вести наступательные действия.

* * *

Исторический опыт свидетельствует, что проблема создания и развития управленческих органов вооруженных формирований военного времени, прежде всего, крупных, всегда находилась в центре внимания военно-политического руководства страны.

С течением времени, по мере роста численности и технического оснащения армий, увеличения размаха военных действий, изменения условий, форм и способов их ведения, развития путей сообщения, средств связи изменялись состав и организационная структура органов управления, расширялись и усложнялись функции, совершенствовалась методика работы по управлению войсками, развивалась техническая база управления.

Анализ этих процессов показывает, что в основу совершенствования системы и деятельности органов оперативно-стратегического звена управления постепенно были заложены такие принципы, как специализация их по видам (направлениям) деятельности; соответствие прогнозируемому характеру возможной в перспективе войны; приспособление к одинаково эффективному функционированию как в мирное, так и в военное время и др.

Главными же тенденциями в развитии организации системы управленческих органов ЛВО являлись усиление централизации управления войсками в целом и обеспечение персональной ответственности каждого органа и должностного лица в нем за порученный участок работы в частности. При этом четко просматриваются преемственность в развитии организационно-штатных структур, творческое использование накопленного опыта.

Вырабатываемые теоретические рекомендации, касающиеся как содержания процесса управления войсками, так и принципов организации управленческих структур, постоянно находились в поле зрения руководящего состава Наркомата обороны СССР и Генерального штаба РККА. Реализуя их, удалось сделать немало полезного и важного по совершенствованию оперативно-стратегических органов управления. Однако практическое внедрение новых штатов, ввиду их поздней разработки, полностью к началу Великой Отечественной войны осуществить не удалось. В войну фронты и армии вынуждены были вступать с недоукомплектованными и недостаточно технически оснащенными органами управления, с командно-начальствующим составом, слабо освоившим функциональные обязанности по занимаемым должностям.

Разумное применение накопленного исторического опыта могло способствовать совершенствованию структуры, функций, целей работы ОВУ ЛВО. Поэтому накануне Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. работа по решению проблем организации и совершенствования управления войсками велась параллельно в двух направлениях:

во-первых, активно шел процесс теоретического обоснования основных требований к организации управления войсками; 

во-вторых, осуществлялись практические мероприятия по реорганизации структур органов военного управления, приведению их в соответствие с изменяющимся характером вооруженной борьбы.

Исследованием опыта деятельности Полевого управления Ленинградского военного округа накануне войны установлено, что ОВУ округа в тот период столкнулось с решением комплекса проблем:

- ввод соединений и частей из состава округа осенью 1939 г. и летом 1940 г. в Прибалтику, 

- Советско-финляндская война, 

- изменение границ ответственности округа и, соответственно, неоднократное изменение оперативных планов.

Перечисленные задачи решались органами военного управления округа, его штабом в предвоенный период во взаимодействии с другими наркоматами, органами государственной исполнительной власти.

Анализ показывает, что проведенная в предвоенный период в НКО реорганизация органов военного управления всех уровней – от центрального аппарата НКО до округов, армий и корпусов – была направлена: на четкое разграничение функций как между центральными органами, так и в военных округах; на централизацию управления в рамках видов Вооруженных сил и родов войск; подготовку органов военного управления к деятельности в военное время, оптимизацию их деятельности в условиях военного времени.

Задачи, решаемые Полевым управлением с 24.06 по 27.08.1941 г. заключались в: организации отмобилизования и сосредоточения соединений и частей округа в соответствии с «Планом обороны государственной границы»; руководстве войсками фронта (в период 28.06–27.08.1941 г.) при обороне Заполярья и Карелии, а также (с 10.7.1941 г.) дальних и ближних подступов к Ленинграду с юго-запада.

Основные усилия в деятельности органов Полевого управления Северного, Ленинградского фронтов в исследуемый период были сосредоточены на организации обороны Ленинграда и боевых действиях на дальних и ближних подступах к городу с юго-запада.

Существенного влияния на ход оборонительных действий войск 14-й армии на мурманском и кандалакшском направлениях (в период 29.6–23.8.1941 г.), в силу удаленности и обособленности ТВД и сосредоточения основных усилий на юго-западных подступах к Ленинграду, органы Полевого управления Северного фронта оказывать не могли. Неудовлетворительно было организовано и управление 23 А на карельском направлении, что привело к отводу войск этой армии на рубеж старой государственной границы.

Период с 23 августа по 31 декабря 1941 года был временем наиболее упорных, напряженных и кровопролитных боев войск Ленинградского фронта с противником – немецкой группой армий «Север» и финскими войсками.

Несмотря на героическое сопротивление, наши войска вынуждены были отступать под натиском противника, имеющего боевой опыт, а также более эффективную и отработанную систему боевого взаимодействия. Врага удалось остановить лишь на окраинах Ленинграда.

Попытки войск Ленинградского фронта провести ряд наступательных операций, имеющих целью потеснить противника с занимаемых рубежей и прорвать кольцо вражеской блокады, несмотря на большие потери, успеха не достигли. Анализ показывает, что боевой состав, материально-технические возможности наших частей, уровень управления, состояние боевого и материально-технического обеспечения, подготовка командных кадров и само качество войск фронта объективно не позволяли им успешно проводить наступательные действия.

Полевое управление Ленинградского фронта, сформированное 23 августа 1941 г., при проведении оборонительных и наступательных операций не смогло обеспечить необходимую оперативность при сосредоточении подчиненных войск, массирование применения боевой техники. Качество работы штаба и, прежде всего, оперативного управления штаба фронта, не позволяло обеспечить необходимый уровень организации взаимодействия между общевойсковыми объединениями и родами войск (артиллерией, танковыми подразделениями и авиацией). Это не позволило войскам фронта перехватить боевую инициативу и нанести поражение противнику. Вследствие этого наши войска вынуждены были отступать и вести тяжелые оборонительные сражения.

Существенными недостатками страдало и планирование операций, проводимых под руководством командования и штаба фронта. Определение их целей и этапов диктовалось иногда субъективными факторами или необоснованными требованиями вышестоящего командования. В связи с этим, боевые задачи подчиненным войскам часто ставились без учета их возможностей.

В условиях отсутствия крупных войсковых резервов полевое управление фронта мало применяло оперативный маневр силами и средствами для прорыва фронта противника. Фактически все попытки наступательных операций осуществлялись путем однообразных фронтальных ударов, которые, несмотря на первоначальный успех, отражались противником. Войскам фронта не удавалось развить многочисленные тактические прорывы в оперативные.

Однако следует отметить, что, несмотря на ряд поражений и длительное отступление, нашим войскам удалось измотать ударные силы противника, уровень их боеспособности был значительно снижен. Поэтому уже осенью 1941 г. немецкие и финские войска вынуждены были перейти к обороне, и фронт стабилизировался.

В ходе оборонительных сражений на дальних и ближних подступах к Ленинграду наши войска, органы военного управления и штабы приобрели ценный боевой опыт. Это позволило существенно повысить качество войск, органов военного управления.


1 История военной стратегии России. М.: Кучково поле, 2000. С. 248.
2 Там же.
3 Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. 1938–1940 гг. М., 2006. С. 3.
4 Там же. С. 33, 35.
5 Российский государственный архив Военно-Морского флота (далее – РГА ВМФ). Ф. р–1877. Оп. 1с. Д. 77. Л. 2.
6 Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. С. 295–318.
7 РГА ВМФ. Ф. р–1877. Оп. 1. Д. 101. Л. 16.
8 В 1925 г. утвержден Временный полевой устав РККА, замененный в 1929 г. Полевым уставом РККА (ПУ-29). В 1924 г. утвержден Временный боевой устав бронесил РККА – ч. 1 (танки); в 1925 г. – ч. 2 (бронепоезда) и ч. 3 (бронеавтомобили). В 1929 г. этот боевой устав заменен Боевым уставом бронесил РККА (в 3 частях). В 1927–1928 гг. вместо существовавшего временного руководства «Боевая служба пехоты» издан Боевой устав пехоты (в 2-х частях), в 1927–1929 гг. – Боевой устав конницы (в 3-х частях) и Боевой устав артиллерии РККА (в 2-х частях).
9 Временное наставление по полевой службе войсковых штабов. М.-Л., 1936. 224 с.; Временный Полевой устав 1936 г. (ПУ-36). М., 1937. 215 с.; Полевой устав РККА (ПУ-39). М., 1939. 358 с.; Полевой устав Красной Армии 1940; Боевой устав конницы РККА (БУК-38). М., 1938. 320 с.
10 Полевой устав Красной Армии 1940. С. 35.
11 Там же.
12 См.: Временный полевой устав РККА, ч. II (дивизия и корпус); Временный боевой устав артиллерии РККА; Временный боевой устав конницы РККА, ч. II, раздел III; Временный боевой устав броневых сил РККА, служба на полевых бронепоездах; временные наставления по обозному, инженерно-техническому, военно-голубиному, железнодорожному делу.
13 Временный полевой устав РККА 1936 (ПУ-36). М.: Воениздат, 1938.
14 Подробнее см.: Временный полевой устав РККА 1936 (ПУ-36). М.: Воениздат, 1938.
15 Накануне Великой Отечественной войны существовало 16 военных округов: Московский, Ленинградский, Западный Особый, Киевский Особый, Прибалтийский Особый, Архангельский, Орловский, Харьковский, Одесский, Северо-Кавказский, Закавказский, Приволжский, Уральский, Сибирский, Среднеазиатский, Забайкальский. Территория Дальневосточного края составляла Дальневосточный фронт. Приводится по: Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940–1941 гг.: Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий. Документы и материалы. М.- СПб.: Летний сад, 2005. С. 9.
16 Согласно приказу НКО СССР от 26 июля 1940 г. № 0037 «В связи с образованием Главных управлений Народного комиссариата обороны в целях улучшения руководства войсками в составе Народного комиссариата обороны Союза ССР…» Политическое управление Красной армии переименовано в Главное управление политической пропаганды Красной армии. Цит. по: РГВА. Ф. 4. Оп. 15. Д. 26. Л. 9.
17 До 1935 г. территория СССР в военно-административном отношении делилась на 8 военных округов (Московский, Ленинградский, Белорусский, Украинский, Приволжский, Северокавказский, Сибирский, Среднеазиатский), 2 армейских района (Кавказской Краснознаменной армии и ОКДВА) и Краевой военный комиссариат Казахской ССР.
18 Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР. 1937. № 31. С. 126.
19 РГВА. Ф. 4. Оп. 15. Д. 14. Л. 186.
20 Петров Ю.П. Строительство политорганов, партийных и комсомольских организаций армии и флота (1918–1968). М.: Воениздат, 1968. С. 240.
21 РГВА. Ф. 4. Оп. 15. Д. 14. Л. 186.
22 Там же.
23 Там же. Оп. 3. Д. 3312. Л. 131.
24 Там же. Ф. 32871. Оп. 1. Д. 72. Л. 122–123. Типогр. экз.
25 В первый же день войны, 1 сентября 1939 г., Верховный Совет СССР принял Закон «О всеобщей воинской обязанности». Подробнее см.: Закон СССР от 01.09.1939 г. «О всеобщей воинской обязанности». Ведомости ВС СССР. 1939. № 32.
26 Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М.: Воениздат, 1989. С. 183.
27 РГВА. Ф. 4. Оп. 11. Д. 60. Л. 102–105; Оп. 15. Д.
28. Л. 225. 28 Там же. Ф. 4. Оп. 11. Д. 60. Л. 102–105.
29 Там же.
30 ЦАМО РФ. Ф. 16. Оп. 2951. Д. 237. Л. 118–130.
31 РГВА. Ф. 25888. Оп. 15. Д. 531. Л. 1–155.
32 РГВА. Ф. 25888. Оп. 15. Д. 531. Л. 2–8 об., 9–15, 16–17 об., 22 об., 23, 28–29 об., 30 об., 31.
33 Составлено по: РГВА. Ф. 25888. Оп. 15. Д. 531. Л. 2 об.
34 Там же. Л. 3.
35 Там же. Л. 16–17.
36 Там же. Л. 31.
37 Жилин В.А. Система органов военного управления оперативно-стратегического звена: прошлое, настоящее, будущее. М., 2001. С. 68–69.
38 Ленинград прикрывал 2-й корпус ПВО (9 полков истребительной авиации), отдельные полки прикрывали наиболее важные центры округа, например Выборг, Псков.
39 ЦАМО РФ. Ф. 133. Оп. 723952с. Д. 762. Л. 12.
40 Там же. С. 69.
41 Там же. С. 70.
42 Там же. С. 69, 72.
43 РГВА. Ф. 4. Оп. 15. Д. 22. Л. 164–165.
44 Там же. Оп. 3. Д. 3312. Л. 131–132.
45 Там же. Ф. 25888. Оп. 15. Д. 459. Л. 53.
46 Там же. Д. 490. Л. 266–268.
47 Дайнес В.О. О методах работы общевойскового штаба // Военно-исторический журнал. 1985. № 6. С. 54–55.
48 Жилин В.А. Указ. соч. С. 45.
49 РГВА. Ф. 4. Оп. 3. Д. 3312. Л. 131–132.
50 ЦАМО РФ. Ф. 16. Оп. 2951. Д. 237. Л. 118–130.
51 Это обстоятельство учитывалось высшим военным руководством. Так, если в приграничных округах уже в мае – начале июня 1941 г. начались перегруппировки войск, то в ЛВО только 19 июня началась переброска 1-й танковой дивизии из района Пскова на кандалакшское направление и 11-й стрелковой дивизии в состав 8-й армии Прибалтийского военного округа. К моменту начала войны войска прикрытия в ЛВО оставались в пунктах дислокации мирного времени.
52 1941 год – уроки и выводы. М., 1992. С. 23.
53 Там же. С. 51. Сложно сказать, как отражалось на работе штаба то обстоятельство, что в течение года (весна 1940 – весна 1941 гг.) сменились три командующих войсками округа: К.А. Мерецков, М.П. Кирпонос, М.М. Попов.
54 Петербургский – Петроградский – Ленинградский военный округ (1864– 2010). СПб.: «Вести», 2012. Т. 2. С. 281–282.
55 Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М.: Воениздат, 1989. С. 283.
56 Стратегический очерк Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). М.: Воениздат, 1961. С. 882.


Комментарии

Написать