en / de

А.Е. Богданов (Санкт-Петербург) ИТАЛЬЯНСКИЙ НАГРУДНИК XIV ВЕКА ИЗ СОБРАНИЯ ЭРМИТАЖ


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года

Часть I
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015


Нагрудник из Эрмитажа (З.О. 3431), происходящий из коллекции Базилевского1 , впервые стал объектом научного исследования в 1908 г. В книге «Указатель отделения средних веков и эпохи возрождения» Эдуарда Ленца содержится краткое описание предмета: «Б340 – Грудь итальянского турнирного доспеха последней четверти XV века, подпора для копья передвижная и может быть установлена выше или ниже на петлях, в которые вставлялся засов; к медному кольцу, приделанному к середине нагрудника, привязывались поводья»2.

В 1956 г. нагрудник был описан М. Гуковским в «Трудах Государственного Эрмитажа». Гуковский пересматривает датировку Ленца, относя нагрудник к последней четверти XIV столетия3 .

Далее упоминание о нагруднике можно найти в книге «Всадники войны»4 , где в подписи к иллюстрации подтверждена датировка нагрудника концом XIV в.

В «Западноевропейском доспехе раннего Ренессанса»5 , вышедшем почти одновременно со «Всадниками войны», авторы пересматривают эту датировку, относя доспех к 1350–1370 гг. и давая его наиболее подробную из всех существующих атрибуцию.

Доспех экспонировался на ряде выставок в России и был опубликован в их каталогах: «Художественное оружие из собрания Эрмитажа» (Центр «Эрмитаж – Казань»)6 , «Старинное оружие из собрания Государственного Эрмитажа» (Выставочный центр «Эрмитаж – Выборг»)7 , «100 шедевров старых мастеров с XV до XVIII века из Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге» (2002 г., Мальборк, Польша)8

Однако, если не считать весьма краткой публикации Гуковского, нагрудник из Эрмитажа так и не был удостоен отдельной статьи. В научном обороте отсутствуют сколь-либо подробные его фотографии, подробное описание его конструкции, толщины в различных частях, вопрос о времени установки фокра на нагрудник исследовался в отрыве от рассмотрения специфики монтажа и формы.

Как было отмечено во «Всадниках войны», этот турнирный нагрудник – уникальный в своем роде экземпляр, не имеющий аналогов ни в одном из музеев мира. По сути, он является наиболее ранним примером специального турнирного снаряжения, дошедшим до нас, единственным образцом целого типа защитного снаряжения, о котором известно ничтожно мало, но который занимает уникальное место в развитии западноевропейского доспеха. Целью этой статьи является ввод в научный оборот новых, возможно более полных данных о нагруднике, очередная попытка его научной атрибуции, обобщение имеющихся о нем сведений.

При атрибуции защитного снаряжения центральным является вопрос датировки. Как и во многих других случаях, касающихся уникальных частей воинского снаряжения, речь идет, скорее, не о точной дате изготовления, которую установить не представляется возможным, а об определении позиции, которую занимает нагрудник в эволюции защитного снаряжения. Обозначим основные вехи, сопутствовавшие этой эволюции в середине – второй половине XIV столетия.

На протяжении второй половины XIV в. бригантины эволюционируют от прямого к X-образному силуэту, постепенно обретая приталенность и четкую посадку по фигур9 . Одновременно с этим все более крупные пластины выносятся постепенно на матерчатую основу, а не под нее, появляются, а затем исчезают крепящиеся к грудной пластине цепи, служившие для крепления оружия и амуниции.

Эту эволюцию несложно проследить на конкретных примерах. Наиболее простой, напрямую наследующей XIII в. формой бригантин середины XIV в. являются бригантины, соответствующие типу 1 и типу 3 по классификации Тордемана10 – три нагрудных пластины дополнены брюшным прикрытием из широких горизонтальных вертикальных полос. Плоский профиль нагрудной и брюшной части бригантин такого типа хорошо виден по дошедшему до нас образцу из швейцарского замка Куснахт (рис. 1)11.


Рис. 1

Развитием этого типа являются бригантины, хорошо известные по надгробиям. В качестве примера можно привести надгробия графа Отто фон Орламюнде (рис. 2), Вальтера Бопфингена (рис. 3) и Реццо фон Бёлингена (рис. 4). Хорошо видна конструкция пластин и расположеннные на них несущие элементы.

       
Рис. 2                                               Рис. 3                                Рис. 4

Грудная пластина таких бригантин часто несет на себе цепи, как на сохранившейся бригантине из замка Хирштейн недалеко от Пассау (рис. 5). Важной для нас чертой здесь является больших размеров плотно прилегающая и анатомически профилированая грудная пластина, а также наличие на ней креплений, в данном случае – для цепей. Форма грудной пластины, а также сложный профиль более мелких брюшных пластин дают нам возможность реконструировать форму бригантины как приталенную с боков, но почти плоскую спереди. Похожую схему мы встречаем на миниатюрах Романа об Александре (Фландрия, 1338 г.) (рис. 6) и в «Римской истории» Тита Ливия из библиотеки Св. Женевьевы, Париж (около 1370 г.) (рис. 7).
     
Рис. 5                             Рис. 6                       Рис. 7

Такой силуэт полностью соответствует форме нагрудника из Эрмитажа. Этот нагрудник, по всей вероятности использовался для усиления пластин бригантины на турнирах, давая дополнительную защиту и предохраняя матерчатую основу бригантины от повреждений – косвенно об этом говорят и два квадратных отверстия на нагруднике, служившие, по всей видимости, для его крепления к бригантине на штифты. Тезис Гуковского о креплении нагрудника к кольчуге следует отвергнуть: кольчуга не может обеспечить жесткость, необходимую для такого крепления.

К последней четверти XIV в. силуэт бригантин эволюционирует в сторону X-образного. Появляется приталенность по передней части доспеха, грудная пластина же увеличивается в размерах и объеме, выдаваясь вперед. Такое строение исключает возможность ношения нагрудника из Эрмитажа поверх бригантин этого типа.

Таким образом, верхней границей времени создания и использования нагрудника из Эрмитажа следует признать 1340–1370-е гг. Это можно подтвердить также и тем, что к этому времени в рыцарском обиходе начинает появляться дополнительное снаряжение, специально предназначенное для турнирных состязаний, и только в виде исключения могущее попасть на войну. К такому снаряжению можно отнести защиту шеи, крепящуюся к нижнему краю больших шлемов, и рондель, крепившийся на копье и защищавший руку владельца. И то и другое хорошо видно на миниатюре Романа об Александре (рис. 8, 9). Подобным специальным турнирным снаряжением следует, по всей видимости, считать и нагрудник из Эрматижа.

  
Рис. 8                                                                      Рис. 9

Необходимо сказать и об особенностях конструкции самого нагрудника.

Нагрудник представляет собой плоскую в районе живота и выпуклую на груди пластину. Вырезы на боках образованы усечением листа, а не равномерным утоньшением по талии. Высота нагрудника (расстояние от нижнего края горловины до нижнего края нагрудника) – 40 см. Край горловины отогнут под прямым углом к поверхности нагрудника.

Ширина в наиболее широком месте – 32 см. Максимальный размер (высота) фокра – 14,5 см.

Нагрудник выполнен из тонкого листа толщиной 1,1 мм у края с небольшим утолщением к центру. Фокр выполнен из единого куска металла с толщиной до 8 мм.

На нагруднике имеется ряд отверстий. Два квадратных отверстия со стороной 8 мм – предположительно для крепления нагрудника к бригантине. На левом плече, часть которого утрачена, круглое отверстие, сделанное, вероятно, в XIX в. для удобства подвешивания нагрудника при экспонировании (?); к сожалению, такое обращение не было редкостью. Похожее отверстие находится на левой стороне нагрудника.

На плечах поверхность нагрудника отогнута под небольшим углом в направлении от носителя, при этом линия сгиба четко выражена схождением плоскостей.

Фокр крепится на штифтах и закреплен фиксатором; несмотря на коррозию, он легко может быть снят и установлен обратно. Место крепления штифтов с обратной стороны усилено дополнительной металлической полосой – это может служить дополнительным аргументом в пользу более позднего монтажа фокра.

Посередине нагрудника установлено крепление, удерживающее кольцо из желтого металла, служившее, вероятно, для крепления военного снаряжения.

Нагрудник сильно коррозирован, местами был подвергнут грубой зачистке абразивным материалом, что затрудняет нахождение остатков бывших элементов крепления.

На сохранившемся правом плече нагрудника присутствуют следы крепления ремней – две заклепки. Такие же заклепки, по одной, находятся под вырезами под руки и посередине образованной боковыми вырезами талии, по одной на каждую сторону. Вероятно, они были добавлены в XV в. одновременно с фокром, когда нагрудник получил вторую жизнь, а несшая его до этого бригантина уже не использовалась.

Прочие отверстия, которые можно заметить на фотографиях, являются, по всей видимости, результатами коррозии.

Особенности нагрудника и фокра можно проследить по его фотографиям (рис. 10–14).

  
Рис.10                                 Рис. 11                                                      Рис. 12

  
Рис. 13                               Рис. 14

Любопытны особенности крепления фокра к нагруднику. Металлическую полосу, удерживающую фокр, можно удалить и фокр снять, однако, особенности формы фокра и нагрудника не дают установить его ниже или выше: то положение, которое он занимает сегодня, является единственно возможным. Более того, даже по опубликованным ранее фотографиям можно заметить, что расстояния между удерживающими фокр штифтами не равны, что исключает монтаж именно этого фокра ниже его сегодняшнего положения. Таким образом, переустановка фокра на другую позицию без существенного повреждения физически не может (и не могла) быть произведена вручную. Таким образом, нижний штифт крепления фокра является лишним при том положении, которое фокр занимает сейчас. Вероятно, после изготовления первоначального варианта крепления фокра практика использования показала неудобство слишком низкого его расположения, и фокр был перенесен выше, при этом он был перекован: его форма была изменена в соответствии с формой нагрудника, а отверстия кузнечными и слесарными методами «подвинуты» так, чтобы обеспечить крепление на новом месте; относительно небольшая, но имеющая место разница позволяет сделать это без изготовления нового фокра. Впрочем, возможно, что был изготовлен новый фокр, который и дошел до наших дней, а старый больше не использовался и был утрачен. Поверхность фокра подвергалась минимальной слесарной обработке и не была ни отполирована, ни покрыта тканью.

Причиной изменения изначального положения фокра может быть смена владельца или просто промах мастера. Это хорошо согласуется с версией датировки установки фокра первой половиной XV в., не менее чем на 30 лет позднее вероятного создания самого нагрудника. Имея давно не модный к тому времени силуэт, он все еще сохранял функциональность и мог использоваться теми, кто не мог позволить себе более дорогое и современное снаряжение. При этом нагрудник должен был использоваться без давно вышедшей из моды и, надо полагать, пришедшей в негодность бригантины. Это предполагает крепление нагрудника на ремнях непосредственно к поддоспешнику, что подтверждается наличием остатков таких креплений.

Однако, такой «поиск» верного положения фокра на нагруднике может служить косвенным аргументом его датировки временем, когда крюки для копья являлись технической новинкой, и их высокое расположение не было общепринятым правилом, что и стало причиной «неверной» установки.

Если такая трактовка верна, это делает нагрудник из Эрмитажа не только уникальным для истории европейского защитного снаряжения, но и знаковым для всей истории европейского рыцарства.

Такая трактовка особенностей фокра и его крепления дает основание более уверенно предполагать его раннюю датировку, однако же не означает его изначальной установки на нагруднике.

Дополнительный свет на вопрос о синхронности происхождения фокра и нагрудника сможет пролить металлографический анализ.

Что касается региональной принадлежности доспеха, делать окончательные выводы затруднительно. Форма бригантин, позволяющая говорить о датировке нагрудника, является, по сути, общеевропейской, общее же состояние дел с производством доспехов и передовая для своего времени конструкция нагрудника позволяют признать версию о его североитальянском происхождении, высказанную еще Гуковским, правдоподобной. Дополнительным доводом может служить конструкция крепления фокра на штифтах, характерная для итальянских образцов12.

Подводя итог сказанному, следует подчеркнуть, что нагрудник из Эрмитажа – уникальный и ценнейший пример турнирного снаряжения XIV в. Это – самый ранний сохранившийся до наших дней цельнометаллический нагрудник, относящийся ко времени зарождения латной защиты корпуса и во многом предвосхитивший ее развитие. Значимость этого экспоната для истории западного защитного снаряжения трудно переоценить.


1 Ленц Э. Императорский Эрмитаж. Указатель отделения средних веков и эпохи возрождения. Ч. 1. Собрание оружия. СПб.,1908. С. 164.
2 Там же.
3 Гуковский М. Итальянский нагрудник XIV в. // Сообщения Государственного Эрмитажа. [Вып.] IX. Л.: «Искусство», 1956. С. 17.
4 Алексинский Д.П., Жуков К.А., Бутягин А.М., Коровкин Д.С. Всадники войны. Кавалерия Европы. Издательство «Полигон», 2005.
5 Жуков К.А., Коровкин Д.С. Западноевропейский доспех раннего Ренессанса / под ред. А.В. Арановича. СПб.: СПГУТД, 2005.
6 Художественное оружие из собрания Эрмитажа: каталог выставки. СПб.: Славия, 2011.
7 Старинное оружие из собрания Государственного Эрмитажа: каталог выставки. СПб., 2014.
8 Birjukowa N.J., Miller J.A. Efimov J.G. 101 Arcydziel dawnych misirow XV–XVIII wieku ze zbiorow panstwowego Ermitazu w Sankt-Peterburgu. Uzbrojenie-brontapiserie. Katalog wistawy 15 czerwca – 12 listopada 2002 r. Malbork, 2002.
9 Жуков К.А. Бригандинный доспех: от надгробия Отто фон Орламюнде до бригандины из Мюнхена. (Электронный ресурс.) URL: http://mreen.org/
10 Thordeman B. Armour from the Battle of Wisby 1361. Vol. I. Stokholm, 1939– 1940.
11 Gessler E.A. Die Shpangenharnishe von Kussnach // Zeitschrift für historische Waffenkunde. 1922. № 9.
12 Boccia L.G. Armi e armature lombarde. Milano: Electa, 1980.


Комментарии

Написать