en / de

С.В. Барчевский (Москва) КЛИНКОВОЕ ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ ВЬЕТНАМА XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА. ПРОБЛЕМЫ АТРИБУЦИИ


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года

Часть I
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015


Абсолютное большинство предметов вьетнамского холодного оружия, хранящихся в музейных и частных коллекциях всего мира – это церемониальные мечи и сабли XIX – первой половины XX вв. По вьетнамской классификации означенный период практически точно совпадает с эпохой правления династии Нгуен (1802–1945). Этот правящий дом пришел к власти, серьезным образом реформировав сухопутные силы, артиллерию, военный флот, инженерное и фортификационное дело при помощи военных специалистов из Франции. Уже в начале XIX в. вьетнамские сабли приобрели французские элементы конструкции и декора, которые сохранились до середины прошлого столетия1 .

Но атрибуция вьетнамского холодного оружия XIX – первой половины XX вв. вызывает затруднения у специалистов-оружиеведов по другой причине – его нередко принимают за китайское. Это неудивительно – к началу интересующего нас периода «северное доминирование» в культуре, образовании, политике и военном деле имело место на протяжении уже более 2000 лет. Однако, несмотря на явное преобладание китайского влияния, вьетнамцы приняли и творчески переработали достижения оружейной культуры Камбоджи, Таиланда, Франции и Японии2 .

Здесь необходимо сделать важное отступление, прямо относящееся к бытованию и сохранности дошедших до нас предметов холодного оружия. С середины XIX в. Франция начала колониальное наступление на Вьетнам, закончившееся полным подчинением в 1885 г. Французские власти постоянно проводили кампании по разоружению коренного населения – по колониальнозаконодательству за изготовление и распространение холодного оружия полагалось 5 лет тюремного заключения и штраф от 100 до 1000 пиастров3 . Сильнее всего пострадала южная часть Вьетнама – Кохинхина. Она была объявлена колонией и целиком и полностью подчинялась французской администрации. В средней части, Аннаме, формально была сохранена власть вьетнамского императора (правители Камбоджи и Лаоса, также входивших во Французский Индокитай, формально продолжали оставаться его вассалами) со всем подобающим штатом административных и придворных чиновников, императорскими гвардейцами и телохранителями. Северная часть, Тонкин, находилась – опять-таки, чисто формально – под совместным управлением французской администрации и чиновников императора4 .

Для нас важно то, что в соответствии с традиционными китайскими установлениями, которым стремилась соответствовать династия Нгуен, каждого вьетнамского чиновника в официальной обстановке сопровождал положенный по рангу штат помощников и слуг. Среди них обязательно находились и люди, несущие установленное по чину число мечей или сабель. Отчасти таких служащих можно назвать и телохранителями, но безусловно основной их функцией было соблюдать церемониал и своим присутствием вызывать почтение (а можно сказать, и страх) простого народа.

Неудивительно, что подавляющее большинство сохранившихся образцов вьетнамского холодного клинкового оружия – это богато украшенные церемониальные мечи и сабли периода правления династии Нгуен.

Пожалуй, первое, с чего стоит начать при атрибуции вьетнамских предметов – обилие в отделке чеканного серебра (гораздо реже – посеребренной латуни). Часто из него сделаны все детали металлического прибора оружия, как мечей, так и сабель. В Китае для этих целей использовали сталь, а позднее (с конца XVIII – начала XIX вв.) преимущественно латунь.

Совершенно выдающимся является использование красной меди – из нее нередко изготавливали черены рукоятей, гарды и ножны. Их инкрустировали серебром и латунью и патинировали в благородный коричнево-красный цвет5.

Стоит обратить внимание, что во вьетнамском оружии гораздо чаще, чем в китайском, использовались редкие и драгоценные материалы – черепаховый панцирь, перламутр, слоновая кость. По мнению автора, это связано с меньшей по сравнению с Китаем регламентацией вьетнамского служащего сословия. При этом такие типичные китайские приемы, как оклеивание шкурой ската и обвязка рукоятей шнуром сыкоу, не нашли себе применения.

рименения. Кроме перечисленного, во Вьетнаме применялись и уникальные местные материалы – молочные бивни слонят, поперечные спилы коренных зубов слона и четыре вида ценных пород твердого дерева. На этом стоит остановиться подробнее. В процессе роста слонята меняют бивни (которые являются измененными по форме резцами) на взрослые6 . Получаются практически готовые рукояти холодного оружия – выпавшие бивни имеют длину около 300–400 мм, диаметр 20–30 мм, небольшие утолщения на окончаниях, кроме того они полые внутри. Коренные зубы слона при поперечном распиле имеют очень красивую слоистую структуру, напоминающую лучшие сорта декоративных камней. В Европе, куда кроме Вьетнама они попадали из Индонезии, их иногда называли «драконовый зуб». Деревья, древесина которых считалась особо ценной, это лим (вьет. Lim, лат. Erythrophleum fordii Olive), чак (вьет. Trắc, лат. Dalbergia cochinchinensis), гу (вьет. Gụ, лат. Sindora tonkinensis) и чай (вьет. Chai, лат. Dipterocarpus). Для работы с ценными породами дерева требовалось специальное разрешение7 . Черены и ножны из такого дерева обычно богато инкрустировались серебром и перламутром.

Из конструктивных особенностей, присущих вьетнамскому клинковому оружию, необходимо отметить особую форму уплотнительной муфты, своим простым симметричным вырезом отличающуюся и от китайской тунькоу, и от японской хабаки. Чаще всего эта же форма выреза повторялась и на металлических деталях прибора ножен, что уже в целом характерно для Юго-Восточной Азии. Как было отмечено выше, еще в самом начале эпохи Нгуен устройство и отделка сабель подверглись заметному французскому влиянию. Появилась защитная дужка с характерным изгибом, навершие в виде стилизованной львиной головы, в пасти которой крепился конец дужки, а наконечник ножен получил гребень, оканчивающийся скрученным в шарик завитком8.

Декоративное оформление клинкового оружия Вьетнама также имело специфические элементы, позволяющие с высокой степенью уверенности отличать его от китайских предметов.

Одним из таких излюбленных мотивов являлись вьющиеся побеги винограда. В стилизованной форме их очень часто гравировали на клинках, более натуралистично, с листьями и гроздьями плодов, изображали на ножнах. Причина популярности винограда в том, что его цепкие, настойчиво тянущиеся к свету побеги были символом активной мужской энергии, упорной борьбы за место под солнцем, а гроздья ягод – многочисленного мужского потомства, продолжателей рода9 .

Нередко среди декоративных элементов встречаются изображения атрибутов даосских святых (меч, свитки, музыкальные инструменты и т. д.), перевязанных длинными развевающимися лентами. Упругие извивы этих лент прямо ассоциируются с побегами винограда и символизируют поток энергии, исходящей от волшебных предметов. В китайских изображениях ленты если и присутствуют, то лишены динамики.

Очень часто на вьетнамском оружии имеются изображения дракона. Помимо всех тех положительных смыслов, которые связываются с ним в Восточной и Юго-Восточной Азии, дракон является мифическим предком и покровителем вьетнамского народа. Характерным является изображение с картушем со стилизованным иероглифом во рту (одной из многочисленных разновидностей иероглифа шоу – кит. долголетие, бессмертие)10. С усилением французского влияния связывают один из стилей изображения дракона – превращение его зооморфной формы в растительный орнамент. Прием, популярный в европейском искусстве начиная с эпохи позднего Возрождения, вполне мог быть передан вьетнамским ученикам в Школе прикладного искусства, открытой французами в Ханое в 1924 г.11

Рамка-картуш со стилизованными знаками посреди растительного орнамента – нечастый, но специфический элемент декора вьетнамского оружия. Любое изображение иероглифа в этой стране уважалось, вероятно, даже больше, чем в Китае.

Таким образом, по совокупности конструктивных признаков, примененных материалов и использованных декоративных мотивов, по мнению автора, можно со значительной степенью уверенности атрибутировать предметы вьетнамского клинкового оружия XIX – первой половины XX вв.


1 Rodell Scott M. Vietnamese Sword // The Asian Art Newspaper. Vol.
2. Issue 7. 1999. May. 2 Там же.
3 Васильева В.Я. Индо-Китай. М.: Издательство Академии наук СССР, 1947. С. 176.
4 Там же. С. 169–170.
5 Нгуен Фи Хоань. Искусство Вьетнама. Очерки истории изобразительного искусства. М.: Прогресс, 1982. С. 123.
6 Сведения получены автором от кандидата биологических наук В.И. Жегалло.
7 Нгуен Фи Хоань. Указ. соч. С. 74.
8 Rodell Scott M. Op. cit.
9 Волшебный мир узоров. Энциклопедия орнаментальных мотивов Юго-Восточной Азии. М.: PRINT HOUSE, 2003. С. 51.
10 Нгуен Фи Хоань. Указ. соч. С. 116.
11 Там же. С. 77.


Комментарии

Написать