en / de

Н.Р. Бискуп (Санкт-Петербург) КЛЕЙМА НА ДРЕВКОВОМ ОРУЖИИ XV–XVII ВЕКОВ ИЗ СОБРАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года

Часть I
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015


В собрании Государственного Эрмитажа находятся 850 предметов древкого оружия Западной Европы и России. На данный момент выявлено 140 предметов, на которых имеются клейма. Большинство из них относится к периоду XV – первой половины XVII вв. На более поздних вещах клейма мастеров встречаются значительно реже, что мне кажется связанным с увеличением массового поточного производства. Вновь клейма на древковом оружии появляются уже в конце XVIII– XIX вв., но это тема для другого исследования.

К сожалению, существует не так много литературы, посвященной клеймам на холодном оружии, их регламентации и организации этого процесса в позднее средневековье и ранее Новое время. Еще в XIX в. В. Бехайм издал труд, касающийся центров оружейного дела в Европе и на востоке, к сожалению, с простым перечислением основных центров и кратким описанием их. Им же был издан справочник клейм в качестве приложения к его энциклопедии оружия1 .

В 1912 г. вышла монография Ч. Фолкса «Оружейник и его труд», составленная в основном на английском материале и затрагивающая в основном вопросы изготовление доспехов2 .Одной из работ, наметивших проблему клейм и принципов их появления на оружии, является монография Ф. Счечтера, рассматривающая происхождение торговых знаков и связанное с этим законодательство3 . В 1992 г. вышла небольшая книга М. Пфаффенбихлера «Оружейники», также касающаяся большей частью вопросов производства доспехов4 . Небезынтересна статья Г. Ричардсона, рассказывающая о ранних торговых знаках, клеймах и организации производства.

На русском языке также существует ряд работ, посвященных клеймам и их регламентации. Одним из самых ранних сборников клейм эрмитажной коллекции стоит считать каталог Э. Ленца5 .

В недавнее время были попытки составить клеймовники западноевропейских и русских клейм – авторы Б.Г. Трубников («Оружейные клейма»6 ) и Г.И. Введенский7 . К сожалению, первая книга является всего лишь сводом всех найденных автором в литературе клейм, без каких-либо экскурсов в историю вопроса. С точки зрения истории и анализа любопытна статья Ю.В. Золотухина «Знаковая система в клеймении средневекового оружия»8 . Небольшие упоминания клейм и их использования есть также в работах А.Н. Кулинского.

Появление клейм и специальных знаков производства прослеживается еще в древние времена. Древнейшие торговые знаки появились в Риме – на изделиях из керамики, а также на изделиях кузнецов, изготовлявших мечи. В Темные века эти знаки пропадают и снова возникают уже в период развитого средневековья. Время с XI до XVI вв. в литературе часто именуется «Торговой революцией средневековья». Первоначально люди покупали товары только местного производства, но постепенно торговля расширялась. Таким образом, текстиль из Англии оказывался на Ближнем Востоке, оружие из Италии продавалась по всей Европе и даже попадало в Россию. Распределение товаров становилось все сложнее, появлялись разнообразные товары. Ремесленник переставал заниматься еще и реализацией своей продукции – если мы имеем дело с массовыми товарами, а холодное оружие среднего качества уже начинало становиться массовым товаром. Ремесленники продавали большую часть своих товаров купцам, которые перепродавали их за сотни километров от места изготовления. Производители перестали иметь прямой контакт с конечными потребителями. Вследствие этого – огромное количество средневекового рынка составляла так называемая контрафактная продукция – продукция ненадлежащего качества, продавцы которой лгали о ее действительном происхождении и качестве9 . Как пишет Ричардсон, во многом это происходило из-за отсутствия защиты прав потребителей и также регламентации производства и продажи.

Клейма, таким образом, в это время были трех разных видов. Во-первых, это клейма производителей, гарантировавшие высокое качество изделий. Производители организуют торговые гильдии, члены которых живут в одном городе, занимаются одним делом и стандартизируют свою продукцию. Успешные гильдии распространяют свое торговое влияние на другие города и сельские районы, где происходит конкуренция с другими такими же гильдиями. Устанавливается контроль качества над производимой продукцией, чтобы не страдала репутация производителя. Подобным же шагом является придание производимым вещам особых свойств, которые можно продемонстрировать покупателю, тем самым доказав, что это изделие того самого производителя, которому он доверяет. Так, в случае с тканями это был особый узор, а в случае с оловом, например – специальный резонанс при ударе. Это уменьшало возможность копирования этой продукции недоброкачественными производителями. Производители, имевшие хорошую репутацию, могли назначать более высокую цену за свои изделия, они продавались в большем количестве и были востребованы далеко за пределами своего ареала производств. Здесь я уже вплотную подхожу к такому понятию, как «торговый знак». Торговые знаки первоначально возникли в Италии в XIII – XIV вв. и позже распространились на всю Европу.

Промышленные центры в Италии первыми начали законодательно охранять товарные знаки, сто лет спустя эта же практика появилась в Нидерландах. Правовая защита, лежащая в основе этого нововведения, однако, не распространялась далеко от города.

Второй вид клейм использовали торговцы, которые помечали таким образом продаваемую продукцию. Эти знаки обозначали обычно, что предмет прошел через руки той или иной уважаемой компании или предпринимателя, что за товар уплачены пошлины или, например, что правительство региона, в котором продается товар, разрешило экспорт. В позднее средневековье многие европейские страны вводили драконовские законы относительно ввоза, вывоза и изготовления определенного вида оружия. В 1336 г. в Лукке было запрещено изготовление и ношение некоторых видов оружия под угрозой большого штрафа10.

Третий вид клейм, которые, по моему мнению, можно встретить на древковом оружии – это клейма принадлежности к определенному арсеналу.

В собрании Арсенала можно отметить 140 предметов древкового оружия, на которых содержится 105 клейм (некоторые клейма повторяются). Большое количество из них описано и атрибутировано уже Эдуардом Ленцем, хотя мне и удалось найти клейма, не отмеченные у него в каталоге. Клейма, которые удалось атрибутировать, здесь я говорю совокупно о проделанной Ленцем работе и частично добавленных мной сведениях, можно разделить по следующим странам:

Австрия (быв. Штирия) – около 14,
Германия (в основном Южная Германия) – около 20,
Италия – около 20,
Швейцария – около 5.

Почти половина клейм пока точно не определена, но уже можно сказать о заметном преобладании клейм из Южной Германии и Австрии. Итальянские клейма представлены в основном Северной Италией – Миланом, Брешией и Луккой.

Действительно, основными центрами массового производства оружия на древках в позднее средневековье и ранее Новое время были мастерские Италии, Германии, Австрии и Швейцарии.

В Италии центрами производства оружия были Милан, Флоренция, Брешия, Болонья и Рим. Именно Брешия, расположенная возле богатых месторождений железа в горах Монте-Преальба и Монте-Конке, до XVI в. была местом массового производства клинков и наконечников древкового оружия. Кузнечное ремесло было развито в этом регионе еще с времен античности. В позднее средневековье и ранее Новое время Брешия входила в зону влияния Венеции и являлась местом производства оружия для этого города, а также для Мантуи, Феррары, Урбино. В архивах города за 1388–1486 гг. указано 160 имен оружейников, причем треть из них происходила из Милана. Миланские мастера часто встречались в качестве хозяев мастерской и в других странах – в Бургундии, Испании, Англии.

Также нужно отметить такие очаги оружейного производства, как Беллуно и Серавалле в провинции Фриули, где Венецианская республика вплоть до XVI в. заказывала все свое оружие. Еще Максимилиан I вооружил большую часть своих всадников и ландскнехтов фриульским оружием, а до него здесь же приобретали оружие своим отрядам наемников император Фридрих III и эрцгерцог Зигмунд Тирольский. Эта провинция – родина одного из видов древкового оружия типа рунки – фриульского копья.

Уже с XIII в. на передний план выходит такой оружейный центр, как Милан, где было развито как оружие массового производства, в том числе древкового, так и эксклюзивные заказы. Сырье миланские мастерские получали из близлежащих рудников. Небольшие мастерские, в том числе и по производству оружия на древках, находились в Лукке, где кузнечный промысел также был развит с древнейших времен.

Вторым центром массового производства древкового оружия была Австрия (Штирия), где оружейный промысел восходит еще к началу железного века. Эта промышленность создана еще иллирийскими кельтами и производство оружия в этой местности упоминается еще в работах Плиния и Тацита. В Средние века многие штирийские мастера переселялись в Германию, где основывали свои мастерские. В Германии оружейное производство группировалось на юге, в таких городах, как Нюрнберг, известный как раз массовой продукцией, Аугсбург и Инсбург. Также известны и менее крупные центры – Страсбург, Ульм, Штутгарт, Базель и др. В Нидерландах центром производства оружия можно назвать Брюгге.

До нас дошло очень мало имен мастеров Средних веков, чьи клейма мы встречаем на оружии. В отношении раннего Нового времени ситуация немного проясняется, но когда мы говорим о таком массовом оружии, как оружие на древках, эта ситуация не слишком отличается от прежней. Если имена знаменитых изготовителей доспехов, мастеров штучного товара на слуху, то кузнец, сделавший около 1000 алебард для массового заказа, почти наверняка остается безымянным.

В большинстве старинных центров оружейного дела корпорации мастеров имели жесткую цеховую организацию. Старейшие уставы подобных объединений относятся еще к началу XIII в. Оружейные гильдии следили за качеством продукции, объединяли мастеров одной профессии. Отдельно выступали изготовители доспехов, кольчуг, шлемов, щитов, холодного оружия. Одна из старейших оружейных гильдий зарегистрирована в Кельне, это гильдия изготовителей доспехов. 1391 годом датируется сохранившийся устав этой организации, но известия о ней есть и раньше. В уставе сказано, что каждый ученик должен находиться в учении не менее 6 лет, а мастер может иметь в подмастерьях не более 3-х человек. Только один представитель гильдии может продавать свою продукцию за пределами Кельна. После 1391 г. эта ситуация меняется, и теперь любой мастер может продавать кольчуги, если на них стоят клейма 3-х мастеров, подтверждающих качество товара. В Нюрнберге, например, в уставе гильдии написано, что каждый ученик должен быть сыном гражданина города, находиться на обучении не менее 4-х лет. А мастер обязан учить не более одного ученика за раз, подмастерий же он мог иметь двоих. Таким образом искусственно ограничивались производственные мощности. Впрочем, оружейники часто выходили из этой ситуации: в случае больших заказов они устраивали субподряды и делили заказ между мастерскими. Также в Германии часто запрещалась продажа в городе доспехов не городского производства. Но, например, уже в Вене оружейники могли продавать вещи любого производства, помеченные своим собственным клеймом. Исключение делалось для венецианского контрольного клейма. Впрочем, особенно именитые оружейники не обращали внимания на подобные регламентации.

        
Рис. 1                                    Рис. 2                          Рис. 5

В Италии не было столь строгого распорядка производства и оружейники нанимали сколько угодно подмастерьев и помощников. Итальянские оружейники организовывались в огромные торговые альянсы, также там была более развита специализация. Сохранился миланский устав оружейной гильдии за 1587 г. Исходя из него оружейник не мог открыть свой магазин, не проработав без перерыва в этой области не менее 8 лет. После создания своего «шедевра» и одобрения других членов гильдии он вносил некоторую плату и регистрировал свое клеймо. Про доспехи известно, что рядом с клеймом мастера ставились клейма гильдии, с целью обозначить контроль качества продукции, на древковом оружии чаще всего встречается только одно клеймо.

Если именитые оружейники работали по заказу крупных феодалов, а то и королевских фамилий и выполняли индивидуальные заказы, более мелкие производители оружейной продукции часто работали по заказу городских арсеналов, таких, например, как в Граце, Цюрихе, Венеции. Например, на арсенал Граца работало большое количество оружейников. Некоторые их них просто имели официальное позволение продавать свою продукцию арсеналу, а другие находились на официальном жалованье. Такая же ситуация была и в Цюрихе и Венеции. Более мелкие арсеналы крепостей и замков также имели в своем штате оружейников.

      
Рис. 3                        Рис. 4                       Рис. 11

Оружейные клейма часто представляют из себя какой-то символ или букву, как, например, зубчатое колесо – знак известного австрийского оружейника Петера Шрекайзена (рис. 1, 3), поставившего с 1568 по 1599 гг. австрийскому двору около 1689 алебард. В Эрмитаже имеются 3 алебарды, помеченные его клеймом, аналоги находятся в музее Филадельфии, в музее Граца, а также в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи.

                      
                   Рис. 6                                            Рис. 7                            Рис. 8                            
Надо особо отметить некоторое количество клейм, носящих явные геральдические черты (рис. 2, 4, 5, 11). Это свойственно в преобладающем большинстве для клейм, атрибутированных как штирийские или немецкие. Одно из них отмечено еще Ленцем – не как клеймо мастера-производителя, а как герб владельца, а точнее, наверное, все же герб владельца арсенала или патрона оружейной мастерской. Это клеймо (рис. 6, 12) представляет собой герб епископа Мюнстерского Христиана Бернгарда фон Гален (1650– 1678), прозванного «der Bombenfurst» (рис. 7). Можно предположить, что и остальные подобные клейма носили геральдическую основу и, возможно, были знаками не мастера-изготовителя, а знаком владения. С этим и связана определенная проблема, поскольку я не могу пока однозначно сказать, являются ли клейма знаками мастера или же знаками арсенала, где находилось и, возможно, производилось оружие. Возможно также, что это знак мастерской, находящейся под покровительством определенного феодала или города. Этого никак нельзя сказать однозначно, поскольку в это время бытовала практика и среди мастеров стилизовать свои клейма под гербы. Очень часто такие клейма передавались в семье на протяжении нескольких поколений, как отличительный знак мастерской. Яркий контраст эти «геральдические» клейма составляют с традиционными итальянскими отметками, для которых чаще всего использовались буквы или простые символы.

                           
                Рис. 12                                                                     Рис. 13       Рис. 14              
«Арбалет» (рис. 8, 13) – итальянское клеймо, может быть венецианское, которым помечены два предмета из эрмитажного собрания – копье и протазан. В зале Совета десяти в Венеции хранилось большое количество (около сотни) глеф, 22 из которых помечены таким же клеймом. Это клеймо оружейника или знак принадлежности к венецианскому арсеналу, неясно.

Клеймо из Фриули – абстрактной геометрической формы (рис. 9, 14), стоящее на так называемом фриульском копье. В военной зале Совета десяти в Венеции было 48 таких копий, помеченных подобным клеймом. Перечеркнутый треугольник (рис. 10, 15), напоминающий литеру А – клеймо оружейников семейства Biscotto/Biscotti (имя, взятое ими в конце XV в.) из Лукки. В эрмитажном собрании имеется полуторный меч, помеченный тем же клеймом и атрибутированный Бочча как принадлежащий к работам Бискоти. В собрании древкового оружия один предмет также помечен похожим клеймом. Также существует предположение, что это просто клеймо местной гильдии оружейников.

     
Рис.  15    Рис. 16            Рис. 17

Одно из наиболее известных клейм – изображение знака скорпиона (рис. 16) – знак миланской мастерской. Внутри клейма помещены инициалы, видимо принадлежащие разным мастерам. Впрочем, итальянцам, хоть и в меньшей степени, также свойственно использование геральдической символики. Так, например, клеймо (рис. 17–18) лилия является контрольным знаком Флоренции.

Таким образом следует заключить, что в отношении клеймения оружия массового производства остается еще много невыясненных вопросов, которые требуют дальнейшего изучения и понимания.
  
Рис. 18                          Рис. 9                           Рис. 10


1 Бехайм В. Энциклопедия оружия. СПб., 1995 (переиздание и перевод 1890 г.).
2 Ffoulkes C. The Armourer and his craft. London, 1912 (reprint New York 1988).
3 Frank I. Schechter. The Historical Foundations of the Law Relating to Trade-Marks. New York, 1925.
4 Pfaffenbichler M. Armourers. London, 1992.
5 Ленц Э. Императорский Эрмитаж. Указатель отделения средних веков и эпохи возрождения. Ч. 1. Собрание оружия. СПб., 1908.
6 Трубников Б.Г. Оружейные клейма. СПб., 2004.
7 Введенский Г.И. Оружие. Возникновение, эволюция, применение. Каталог европейских оружейных клейм XV – н. XX веков. СПб., 2005.
8 Золотухин Ю.В. Знаковая система в клеймении средневекового оружия // Вісн. Харк. держ. акад. дизайну і мистецтв. Х., 2007. № 1. С. 36–55.
9 Richardson G. Brand names before the industrial revolution, national bureau of economic research. 2008.
10 Reid W. Biscotto me fecit. Armi Antiche. 1965. Р. 9.




Комментарии

Написать