en / de

Л.Д. Сабуров (Москва) СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКАЯ ВОЙНА 1939–1940 ГОДОВ


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года

Часть IV
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015


Советско-финляндская война 1939–1940 гг. является одной из самых противоречивых и драматичных страниц в истории нашего Отечества, освещение которой всегда происходило под влиянием внутриполитических установок, продиктованных официальными взглядами государственного руководства страны на причины, ход и итоги боевых действий на территории Финляндии. Необходимо отметить, что советские историографы практически не касались сложного предвоенного периода Великой Отечественной войны 1941– 1945 гг., считая его бесперспективным из-за закрытости большинства источников и жесткого контроля за исследованиями данной темы со стороны соответствующих партийно-государственных структур.

О начале специального и целенаправленного научного изучения отечественной историографии Зимней войны можно говорить лишь применительно к последнему десятилетию XX столетия, когда вся совокупность посвященной этой теме литературы уже позволяла сделать соответствующий ее анализ. Еще одной положительной особенностью 1990-х гг. стало массовое рассекречивание фондов российских архивов, содержащих документы, раскрывающие события Зимней войны.

Введение в научный оборот новых документов усилило доказательность и конкретность выводов проводимых исследований. В современных условиях издан ряд документальных сборников, документы публиковались и в научной периодике1.

Начавшаяся в Европе Вторая мировая война внесла коренные изменения во всю международную обстановку. В этих условиях советское руководство стремилось расширить зону своих интересов. В соответствии с секретным протоколом к августовскому договору 1939 г. о ненападении между фашистской Германией и Советским Союзом, оно провело дипломатические переговоры с представителями Эстонии, Латвии и Литвы, в результате которых в конце сентября 1939 г. были подписаны в Москве договоры . Они были основаны на взаимопомощи между Советским Союзом, – с одной стороны, Эстонией, Латвией и Литвой – с другой стороны, включая и военную помощь друг другу в случае нападения на кого-либо из них.

Теперь дело оставалось за Финляндией, которая согласно секрет- ному протоколу также входила в зону интересов Советского Союза. В 1932 г. Финляндия и Советский Союз заключили Договор о ненападении, продленный в 1934 г. Тем не менее, в конце 30-х гг. XX в. советскому правительству это казалось недостаточным. Основания для этого имелись достаточно веские. Военное строительство на Карельском перешейке велось под руководством военных специалистов крупнейших европейских государств. В 1938 г. Финляндию посетили военно-техническая комиссия Германии и командующий шведскими инженерными войсками генерал Алин, а в 1939 г. – главнокомандующий английской армией генерал Кэрк, военный министр Швеции Шельд и начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Гальдер. В условиях угрозы германской агрессии советское руководство предложило в 1938 г. финскому правительству заключить договор о взаимопомощи. Финляндия ответила отказом, так как она с 1935 г. официально придерживалась политики нейтралитета, испытывала недоверие к СССР, в среде финских военных были сильны прогерманские настроения.

В ходе продолжавшихся в 1939 г. советско-финляндских переговоров финское правительство, подстрекаемое Великобританией, Францией и США, отказалось от подписания договора о взаимопомощи, а также от предложения советской стороны предоставить ей в аренду полуостров Ханко и несколько островов в восточной части Финского залива в обмен на вдвое большую по площади советскую территорию в Карелии. Оно было согласно лишь отодвинуть границу на линию Койвисто, Тайпале к северу от Ленинграда, проходившую в 92 км от него. 9 ноября 1939 г. финское правительство сделало заявление об окончательном отказе рассматривать вопрос о строительстве советской военной базы на Ханко или других островах. В тот же день оно отдало своей делегации на переговорах распоряжение возвратиться домой.

В ходе проводимого исследования неоценимыми оказались документальные материалы о работе современных научных конференций и симпозиумов историков по проблемам развития истории Зимней войны3. Они позволили выявить современные тенденции в развитии взглядов на изучаемую тему. Важно отметить стремление современных российских и финских историков выработать совместную концепцию Зимней войны, сближение позиций отечественной и финской историографии по большинству ключевых аспектов темы. Советско-финляндские переговоры осенью 1939 г., как правило, представляются попыткой СССР мирным путем решить вопрос об изменении границы. При этом подчеркивается военно-политическое давление с советской стороны на руководство Финляндии. Российскими историками в конечном счете признана точка зрения, согласно которой акт агрессии по отношению к Финляндии был совершен со стороны Советского Союза.

28 ноября 1939 г. СССР денонсировал договор 1932 г. с Финляндией о ненападении. Пытаясь добиться своих целей мирными средствами, советское руководство, начиная с октября, готовилось и к силовому решению проблемы безопасности северо-западных границ.

Создавалась группировка сил и войск Ленинградского военного округа и соединений других округов. Предусматривались разгром Вооруженных Сил Финляндии и создание на ее территории государства с просоветским режимом. Для этого заранее формировалось так называемое народное правительство во главе с деятелем финляндской компартии О. Куусиненом, находившемся в СССР. Военным министром был назначен комдив Красной Армии Аксель Антила (финн по национальности), который командовал 106-м особым стрелковым корпусом. В середине ноября на советской территории началось формирование финского горного корпуса, который должен быть стать основой «финской народной армии».

Следует отнести к несостоятельной версию некоторых финских и отдельных отечественных историков о советских планах оккупации Финляндии, ликвидации ее независимости и включения ее в состав СССР4.

Правительство Финляндии в свою очередь проводило мобилизацию и развертывание сил. К концу ноября 1939 г. было развернуто 9 пехотных дивизий, 5 пехотных и 1 кавалерийская бригады, 5 от- дельных пехотных полков и 22 егерских батальона5. Всего в армии Финляндии насчитывалось 320 тыс. человек, 500 орудий, 10 танков и 114 самолетов. 42 % своих войск финское командование сосредоточило на Карельском перешейке, развернув там Армию перешейка (генерал. Х. Эстеран). Остальные войска (Аландская, Карельская, Северофинляндская, Лапландская группы и армейский корпус гене- рала В. Хеглунда) прикрывали отдельные направления от Баренцева моря до Ладожского озера. Общее командование финскими войсками возлагалось на маршала К.Г. Маннергейма. На Карельском перешейке финны создали мощную по тому времени долговременную линию обороны, состоявшую из трех полос укреплений общей глубиной до 90 километров и насчитывавшей 296 долговременных железобетонных и 897 гранитных сооружений, часть из которых могла выдержать попадание 152–203-мм снарядов6. Наиболее мощными узлами обороны по количеству и плотности фортификационных сооружений на «линии Маннергейма» были «Ритассарско-Малаккольский (47 дотов и 60 дотов), Сумма-Хотиненский (22 дота и 46 дзотов), Кархульский (11 дотов и 29 дзотов) и Кивиниемкий (13 дотов и 15 дзотов)»7.

Советское командование сосредоточило у границы с Финляндией 21 стрелковую дивизию, 1 танковый корпус, 3 отдельных танковых бригады (всего 425 тыс. человек, около 1,6 тыс. орудий, 1476 танков и около 1200 самолетов. Для поддержки наземных войск планировалось привлечь около 500 самолетов и более 200 кораблей Северного (флагман флота 2-го ранга В.П. Дрозд) и Балтийского (флагман флота 2-го ранга В.В. Трибуц) флотов.

40 % советских сил было развернуто на Карельском перешейке. Они сводились в 7-ю армию (комдив В.Ф. Яковлев, с 7 декабря командарм 2-го ранга К.А. Мерецков). На Кольском полуострове развернулась 14-я армия (комдив В.А Фролов). На участке Кандалакша – Кемь – 9-я армия (комкор М.П. Духанов, с 22 декабря комкор В.И. Чуйков), севернее Ладожского озера – 8-я армия (комдив И.Н. Хабаров, с 4 декабря комкор В.Н. Курдюмов, с 10 января 1940 г. командарм 2-го ранга Штерн). Общее руководство сухо- путными войсками и силами флотов возлагалось на Военный совет Ленинградского военного округа8.

План советского командования заключался в том, чтобы силами 7-й армии (главный удар) во взаимодействии с 8-й армией и Балтийским флотом разгромить финские войска на Карельском перешейке, а силами 9-й армии овладеть г. Оулу на побережье Ботнического залива, перерезав территорию Финляндии на две части и изолировав ее от потенциального союзника Швеции. 14-я армия имела задачу овладеть полуостровами Рыбачий и Средний, а также районом Петсамо (Печенга), лишив Финляндию получения помощи морем.

Финское командование, учитывая экономическое и военное превосходство СССР, планировало, используя долговременные укрепления вдоль границы и в глубине территории своей страны, вести сдерживающие действия в ожидании военной помощи от западных стран или прекращения военных действий Советским Союзом под их политическим воздействием.

Научные исследования двух последних десятилетий убедительно доказывают, что советское военное планирование накануне Зимней войны осуществлялось в условиях отсутствия достоверной информации о состоянии вооруженных сил Финляндии, завышенной оценки боеспособности РККА, под влиянием итогов «освободительного похода» в Польшу и доминировании во взглядах руководства страны марксистско-ленинского учения о войне9. При этом особые условия театра военных действий, отсутствие боевого опыта проведения подобных операций у обновленного после массовых репрессий командного состава РККА в расчет не принимались. В результате основой непродуманного и явно нереалистичного плана войны стала идея не только быстрого разгрома финских войск, но и возможного начала в Финляндии революции.

Поводом к нападению послужил артиллерийский обстрел расположения советских войск у границы в районе Майнилы 26 ноября 1939 г.10, в чем советское правительство обвинило финскую сторону. Последняя опровергла выдвинутое обвинение.

28 ноября 1939 г. пограничный наряд заставы № 17-Озерко 35-го Мурманского пограничного отряда был внезапно обстрелян засадой финских пограничников, находившейся на нашей территории (письмо народного комиссара внутренних дел Союза ССР Л.П. Берия от 28 ноября 1939 г. № 5278/5 народному комиссару обороны Союза ССР Маршалу Советского Союза К.Е. Ворошилову)11 (рис. 1).

30 ноября 1939 г. после мощной и продолжительной артиллерийской подготовки советские войска перешли границу с Финляндией на всем протяжении. Боевые действия подразделяются на два этапа.

На первом этапе (30 ноября 1939 г. – 10 февраля 1940 г.) войска Красной Армии достигли незначительных успехов. 14-я армия, не встречая сопротивления противника, во взаимодействии с Северным флотом 2 декабря заняла Петсамо, а затем полуострова Рыбачий и 

Средний. 9-я армия вклинилась на финскую территорию на 35–45 км. На петрозаводском направлении 8-я армия за 9 дней продвинулась на 75–80 км, но затем вынуждена была отойти под ударами финских войск в среднем на 50 км. Дальнейшие действия советских войск на участке от Баренцева моря до Ладожского озера свелись в основном к неудачным попыткам возобновить наступление и деблокировать окруженные соединения. Так, к 19 декабря сложилось тяжелое положение в районе Суомуссалми с частями 163-й и 44-й стрелковых дивизий 9-й армии. Попав в окружение, они понесли тяжелые потери12. Части 163-й стрелковой дивизии, воевавшие против 9-й финской пехотной дивизии, действовали исключительно по дорогам и пытались сбить противника только лобовыми атаками. Командир финской дивизии генерал И. Сииласвуо писал впоследствии: «Мне было непонятно и странно, почему русские не имели лыж и поэтому не могли оторваться от дорог и несли большие потери»13. В январе 1940 г. 18-я и 168-я стрелковые дивизии 8-й армии оказались в неприятельском кольце вместе с 34-й танковой бригадой14. Соединения 7-й армии после тяжелых кровопролитных боев к 12 декабря преодолели зону оперативных заграждений и вышли к переднему краю главной полосы «линии Маннергейма». Более двух недель продолжались безуспешные попытки прорвать ее. В конце декабря Ставка Главного Командования (созданная 9 декабря в составе И.В. Стали- на, наркома обороны Маршала Советского Союза К.Е. Ворошилова, наркома ВМФ флагмана флота 2-го ранга Н.Г. Кузнецова и начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Б.М. Шапошникова) приказала прекратить наступление и приступить к подготовке прорыва.

 


Наступление советских войск вскрыло недочеты в их подготовке и управлении. Боевые действия осложнялись необычайно суровой зимой. Глубокий снег до двух метров толщиной исключал продвижение войск и особенно боевой техники вне дорог, а пригодные для движения пути были прикрыты финскими войсками, располагавшими долговременными инженерными сооружениями. Некоторые соединения не были подготовлены для ведения боевых действий зимой на лыжах в озерно-лесистой местности в условиях сильных морозов. Недоставало опыта прорыва долговременных рубежей и штурма железобетонных сооружений. Финская пехота имела на вооружении автоматы (пистолеты-пулеметы), которых не было в РККА.

25 декабря на основе войск правого фланга 7-й армии создана 13-я армия (комкор В.Д. Грендаль). 7 января 1940 г. обе армии объединены в Северо-Западный фронт (около 900 тыс. человек, 3,2 тыс. орудий, 1,3 тыс. самолетов и более 13 тыс. танков). Командующим фронтом был назначен командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко. В результате советские войска, развернутые против Финляндии, насчитывали более 1,3 млн человек, 1,5 тыс. танков, 3,5 тыс. орудий, 3 тыс. самолетов.

Советские войска почти месяц тщательно готовились к наступлению. 24 декабря по приказу наркома обороны началось формирование 18 батальонов общей численностью 11 502 человека. Создание таких подразделений лыжников продолжалось и далее. Всего было сформировано 79 лыжных батальонов и 29 эскадронов, отправленных на фронт15.

По заданию правительства ленинградские заводы и научно-исследовательские организации разработали и приступили к производству большого количества новых видов военной техники и снаряжения, необходимость которой возникла в ходе боев. Изготавливались индивидуальные бронещитки, предназначавшиеся для защиты стрелков и пулеметчиков, и специальные лыжи к ним; бронесани для перевозки стрелков, саперов и взрывчатки за танками, которые применялись не только в Зимней войне, но и в Московской битве (30 сентября 1941 г. по 20 апреля 1942 г.). Началось производство миноискателей, танковых тралов, танков КВ со 152-мм орудием, пистолетов-пулеметов и 50-мм минометов. Прошли войсковые испытания образцы инфра- красных приборов для ночного вождения танков, радиопеленгаторов, радиолокационных станций обнаружения самолетов (на дальности до 150 км). Было изготовлено два опытных образца 160-мм минометов. Всего ленинградская промышленность получила заказ на 75 наименований новых видов военной техники и оружия. Большинство из них были испытаны на фронте и дали положительные результаты.

Наиболее острой была проблема борьбы с морозами. Экипировка войск, в первую очередь стрелковых, не соответствовала условиям зимы, да еще такой суровой, как текущая. Мало было валенок, не хватало полушубков, рукавиц. Старый шлем, который носили раньше красноармейцы, оказался непригодным для носки в холодное время, и его требовалось заменить на шапку-ушанку16.

С 1 января 1940 г. для повышения калорийности питания красно- армейцам увеличили норму потребления сахара и жиров, в ежедневятиях было налажено производство сборных домиков, индивидуальных бензиновых и угольных горелок. Для подогрева пищи изготовлялись горелки с сухим спиртом, а для доставки пищи в подразделения – переносные термосы; на маршрутах движения частей создавались обогревательные пункты. На фронт было отправлено 65 132 утепленные палатки, 2 663 передвижных домика, 100 передвижных бань, 6517 печей времянок 1 383 696 горелок с сухим спиртом17.

Особое внимание в подготовительный период Военный Совет Северо-Западного фронта уделил боевой подготовке частей и подразделений, а также действиям авиации. Основу для этого заложили принятое 14 января 1940 г. Постановление № 08 «О боевой подготовке Северо-Западного фронта»18, а также телеграмма Военного Совета Северо-Западного фронта от 24 января 1940 г. Военным Советам 7-й и 13-й армий о действиях авиации по подавлению узлов сопротивления укрепленных районов 19 (рис. 2). Авиация в подготовительный период произвела 4087 самолето-вылетов бомбардировщиков и 3445 истребителей 20.

Финская сторона к началу февраля 1940 г. располагала 600 тыс. человек, 600 орудиями и 350 самолетами. Значительную часть вооружения и боеприпасов Финляндия получила из Великобритании, Швеции и других стран. Только одна Англия направила в Финляндию 214 орудий, 101 самолет, 185 тыс. снарядов, 17 700 авиабомб, 10 тыс. противотанковых мин21. Французское правительство не толь- ко поставило Финляндии 179 самолетов, 472 тяжелые пушки, 500 пулеметов, 795 тыс. снарядов, 200 тыс. гранат и несколько тысяч комплектов амуниции22, но и первым из европейских правительств приступило к массовому набору «добровольцев» для войны с СССР. Кроме Англии, Франции и США, помощь Финляндии оказывали также Швеция, Норвегия, Италия и Германия. В финскую армию прибыло до 12 тыс. добровольцев.

На основании боевого приказа Северо-Западного фронта № 0015 от 9 февраля 1940 г.23начался второй этап (11 февраля–13 марта) боевых действий (рис. 3). В течение трех дней соединения 7-й армии прорвали главную полосу обороны на «линии Маннергейма» и 21 февраля вышли к ее второй полосе, а 13-я армия – к главной полосе севернее Муолы. Одновременно левофланговые части 7-й армии во взаимодействии с Балтийским флотом овладели островами Ревонсари, Тиуринсари и Койвисто. Командование Северо-Западного фронта перегруппировало войска, пополнило их личным составом и материальными средствами, подтянуло резервы. 28 февраля 7-я и 13-я армии возобновили наступление. Противник начал отход. Стремясь остановить наступление советских войск на Выборг, он открыл шлюзы Саймен-канала, затопив местность к северу-востоку от города. Но это не помогло. Советские воины по пояс в холодной воде шли на штурм укрепленных позиций противника. 13 марта Выборг был взят.


Значительно медленнее продвигалась 13-я армия, которая не выдерживала намеченных темпов наступления и тем самым затягивала выполнение общей задачи фронта. В связи с этим 2 марта Ставка сменила руководство 13-й армии, назначив ее командующим комкора Ф.А. Парусинова.

В 8-й и 9-й армиях проводились мероприятия по организации наступления и деблокированию окруженных соединений. Части 168-й стрелковой дивизии 8-й армии продолжали держать оборону. Вместо перерезанных коммуникаций по льду Ладожского озера была проложена дорога. Именно она и позволила выстоять дивизии почти два месяца в осаде. Части 18-й стрелковой дивизии, оставив материальную часть и тяжелое вооружение, а также тяжело раненных красно- армейцев, 4 марта вышли из окружения. Расследование «Операция по выводу блокированных гарнизонов 18-й стрелковой дивизии», проведенное командованием 8-го стрелкового корпуса, ответственность за провал операции возложило на командование дивизии24 (рис. 4).

Согласно документам соединения 8-го стрелкового корпуса по- несли следующие потери: 168-я стрелковая дивизия – 6472 убиты- ми, ранеными и пропавшими без вести, 18-ястрелковая дивизия без учета потерь 97-го стрелкового полка, часть которого оказалась вне кольца, – 9754 человека, сам вышеупомянутый полк – 3097 чело- век. Финнами было захвачено Почетное Революционное Знамя 18-й стрелковой дивизии. 4 марта был взят под стражу раненый командир дивизии комбриг Г.Ф. Кондрашев, которого впоследствии расстреляли25. Наконец, 34 танковая бригада – еще более 1800 человек, 143 танка и 14 бронеавтомобилей26.

Командование 54-горно-стрелковой дивизии 9-й армии сумело создать в гарнизонах запасы продовольствия, которых вместе с теми, что сбрасывались авиацией, хватило на все время 46-дневной блокады.


Значительную роль в операциях войны сыграл Краснознаменный Балтийский флот. Корабельная и береговая артиллерия флота поддерживала наступление советских войск, морская авиация вела борьбу на коммуникациях противника и против его береговых баз, портов, батарей и аэродромов. Впервые в истории советской и зарубежной морской авиации Балтийский флот осуществил постановку мин на ряде фарватеров противника с воздуха. Авиацией и подводными лодками было потоплено 20 вражеских транспортов. Советские под- водные лодки неоднократно форсировали пролив Южный Кваркен, где противник при содействии шведского флота установил минные заграждения и дозоры кораблей и авиации. Балтийский флот подготовил также и успешно провел несколько важных десантных операций.

Понимая неизбежность разгрома, правительство Финляндии вопреки противодействию Великобритании, США и Франции начало 7 марта мирные переговоры. Руководство СССР вынуждено было пойти на уступки финской стороне и ликвидировать за ненадобностью Народное правительство ФДР. Вслед за этим началось расформирование ФНА. 12 марта в Москве был подписан мирный договор, в соответствии с которым боевые действия прекращались с 12 часов 13 марта. Граница на Карельском перешейке была отодвинута на се- вер на линию Сортавала, Выборг, на кандалакшском направлении – на запад. К Советскому Союзу отошла часть территории полуостровов Рыбачий и Средний, а также острова Выборгского залива. Полуостров Ханко поступал в аренду СССР на 30 лет за ежегодную плату 8 миллионов финских марок.

Достаточно подробно о людских потерях Красной Армии в войне рассказывают авторы труда «Гриф секретности снят», изданного Генеральным штабом Вооруженных Сил Российской Федерации. В боях погибли, умерли от ран и пропали без вести 126 875 бойцов и командиров, рабочих и служащих27. По официальным финским данным, потери вооруженных сил Финляндии составили 66 400 чело- век28.

Двенадцать стрелковых дивизий 7-й армии (7-я, 17-я, 24-я, 40-я, 43-я, 49-я, 70-я, 86-я, 100-я, 123-я, 136-я, 138-я) и пять ее танковых бригад (13-я, 20-я, 35-я, 39-я и 40-я) за успешные боевые действия были награждены орденами Ленина и Красного Знамени 29.

Всего в годы войны было осуществлено свыше 50 тыс. награждений. Большое число воинов Красной Армии, ВМФ и пограничных

войск НКВД – 420 человек – удостоены высокого звания Героя Советского Союза. 645 бойцов и командиров были награждены высшим орденом СССР – орденом Ленина, 20 тыс. человек – орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Наиболее массовыми наградами в ходе боевых действий были медали «За отвагу», «За боевые заслуги». За мужество, стойкость и героизм 79 частей и соединений были награждены орденами.

В совместном труде историков России и Финляндии, изданном в обеих странах, отмечается, что «Советский Союз достиг своих стратегических целей в войне с Финляндией» и это неоспоримый факт30.

Однако полной гарантии того, что территория Финляндии не будет использована для агрессии против СССР, не было, так как поставленная политическая цель – создание в Финляндии просоветского режима – не была достигнута, а враждебное отношение к СССР усилилось. Советский Союз был исключен из Лиги наций. На западе развернулась антисоветская пропагандистская кампания. Отношения СССР с Великобританией и Францией, оказавшими поддержку Финляндии, резко ухудшились. СССР остался один на один с Германией. Советско-финляндская война укрепила сомнения относительно боеспособности Красной Армии, зародившиеся в западных правящих кругах в результате репрессий против ее командного состава. Для Сталина ход Советско-финляндской войны явился холодным душем. Он увидел полную несостоятельность военного руководства страны и слабость Красной Армии. 7 мая 1940 г. Указами Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилов был снят с поста наркома обороны и назначен заместителем Председателя Совета На- родных Комиссаров СССР и председателем Комитета обороны при СНК, а наркомом обороны назначен С.К. Тимошенко. Вину за про- валы операций в основном возложили на командующих армиями, командиров соединений и частей. За время Советско-финляндской войны от руководства войсками были отстранены 51 человек: командующих армиями – 3, командиров корпусов – 8, командиров дивизий – 9, командиров полков – 3131.

На мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1940 г. К.Е. Ворошилов доложил об итогах войны с Финляндией. Пленум рекомендовал наркому обороны провести расширенное заседание Главного Военного Сове- та, которое состоялось в Кремле с 14–17 апреля 1940 г. Выступая на нем, И.В. Сталин говорил о необходимости изучения командным составом современной войны. Он отмечал, что культ традиций и опыта гражданской войны помешал нашему командному составу сразу перестроиться на новый лад, перейти на рельсы современной войны32. Главный Военный Совет (14–17 апреля 1940 г.) принял рекомендации о снятии с вооружения устаревших образцов военной техники и поручил управлениям Наркомата обороны принять меры к разработке новых видов оружия и боевой техники. В частности, указывалось на необходимость усовершенствовать авиационную и бронетанковую технику, а также средства связи.

Главный Военный Совет принял постановление «О мероприятиях по боевой подготовке, организации и устройству войск Красной Армии на основе опыта войны в Финляндии и боевого опыты прошедших лет»33. Оно вносило серьезные изменения в характер и методы подготовки, управления и организации войск. В частности, устанавливались единые штаты стрелковых, танковых, артиллерийских и специальных частей и соединений для мирного и военного времени. Были приняты к разработке новые виды оружия и боевой техники.

Решения Главного Военного Совета создали надлежащую основу для проведения работы в войсках с учетом уроков Советско-финляндской войны. Но эта работа во многом была не завершена к началу Великой Отечественной войны.



1 Зимняя война: Документы о советско-финляндских отношениях 1939–1940 гг. // Международная жизнь. 1989. № 8. С. 51–69; № 12. С. 216–231; Зимняя война 1939– 1940: В 2 кн. М.: Наука, 1999. Кн. 2. И. В. Сталин и финская кампания (стенограмма совещания при ЦК ВКП(б); Зимняя война 1939–1940 гг.: исследования, документы, комментарии. М., 2009; «Зимняя война»: работа над ошибками (апрель – май 1940 г.). Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании. М.; СПб., 2004; Уроки войны с Финляндией: неопубликованный доклад наркома обороны СССР К. Е. Ворошилова на пленуме ЦК ВКП(б) 28 марта 1940 г. / предисл. генерал-полковника Ю. А. Горькова // Новая и новейшая история. 1993. № 4. С. 100–122 [и др.]

2 Великая Отечественная война 1941-1945 годов: В 12 томах. Т. 1. М.: Воениздат, 2011.С. 17.

3Колодникова Л.П. XVII Российско-финляндский симпозиум историков в Хельсинки // Новая и новейшая история. 2001. № 6. С. 215–216; Россия и Финляндия: проблемы взаимовосприятия. ХVII–ХХ вв.: материалы российско-финляндских симпозиумов историков. М.: Ин-т российской истории РАН. 2006; Санкт-Петербург и страны Се- верной Европы: материалы ежегодной международной научной конференции (16–17 апреля 2008 г.) / под ред. В. Н. Барышникова, П. А. Кротова. СПб.: РХГА, 2009; Скандинавские чтения 1998 года: этнографические и культурно-исторические аспекты. СПб.: Наука, 1999 [и др.].

4Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 1. М.: Воениздат, 2011. С. 17.

5 РГВА. Ф. 34980. Оп.1. Д. 62. Л. 402–403.

6Там же. Л. 408.

7Там же. Коллекция. Оп. 1. Д. 414. Л. 11.

8Военная энциклопедия: В 8 томах. Т. 7. М.: Воениздат, 2003. С. 558.

9 Барышников В.Н. Проблема обеспечения безопасности Ленинграда с севера в свете осуществления советского военного планирования 1932–1941 гг. // Санкт-Петербург и Страны Северной Европы: материалы ежегодной научной конференции (25–26 апреля 2001 г.) / под ред. В.Н. Барышникова, С.Ю. Трохачева. СПб.: РХГИ, 2002. С. 93–101; Петров П.В. Балтийский флот. Финский гамбит. М., 2005.

10 РГВА. Ф. 34980. Оп.12. Д. 150. Л. 1.

11Там же. Л. 121.

12Там же. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 398. Л. 11.

13Там же. Ф. 34980. Оп. 14. Д. 194. Л. 17.

14 Там же. Ф. 34980. Оп. 11. Д. 210. Л. 13.

15Там же. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1384. Л. 84; Ф. 33987. Оп. 1. Д. 722. Л. 423.

16 П. Аптекарь. Советско-финские войны. М.: Эксмо, Яуза, 2004. С. 171.

17 РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 700. Л. 57, 59; Ф. 37977. Оп. 1. Д. 722. Л. 440; Д. 695. Л. 138.

18Там же. Л. 29–31.

19Там же. Л. 47–49.

20Там же. Л. 3–4.

21Там же. Л. 4. 22Там же. Л. 4. 23Там же. Л. 24–25.

24Там же. Л. 125.

25Там же. Л. 67.

26Там же. Л. 149.

27 Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М.: Воениздат, 1993. С. 93–123.

28Зимняя война. 1939–1940. Кн. 1. Политическая история. М.: Наука, 1999. С. 326.

29 РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 20. Л. 27–28.

30 Зимняя война 1939–1940. Книга 1. Политическая история. М. 1999. С. 375.

31РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1378. Л. 155.

32 См.: Стенограмма заседаний Главного Военного Совета 14–17 апреля 1940 г. Л. 618, 622.

33ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 75593. Д. 8. Л. 81–89.







Комментарии

Написать