en / de

А.Н. Кулинский, Н.В. Ломакин (Санкт-Петербург) В ПАМЯТЬ О СЛАВНОЙ ШКОЛЕ: ФАМИЛИИ ВЫПУСКНИКОВ НИКОЛАЕВСКОГО КАВАЛЕРИЙСКОГО УЧИЛИЩА НА КАВАЛЕРИЙСКОМ ШТУЦЕРЕ обр. 1839 ГОДА


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции13–15 мая 2015 года



Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2015
©ВИМАИВиВС, 2015
©Коллектив авторов, 2015

В фондах Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) хранятся сотни оружейных памятников, на которых имеются различные владельческие знаки – имена, гербы или монограммы (вензеля), иногда памятные надписи их владельцев – русских генералов, офицеров и чиновников, верой и правдой служивших Отчизне. И хотя далеко не все они оставили сколько-нибудь заметный след в истории России, всегда интересно проследить их судьбу, выяснить детали биографии и родственные связи. Иногда результаты такого исследования даже позволяют уточнить историю предмета, его поступления в фонды музея.

Проследить до 1917 г. судьбу человека, чье личное оружие самыми разными путями попадало в фонды музея, довольно сложно, хотя почти всегда возможно. Просто это требует огромного кропотливого труда, в первую очередь просмотра всевозможных справочников и списков чинов. Причем некоторые из этих изданий сохранились в единичных экземплярах только в крупнейших отечественных библиотеках и не всегда доступны.

Разумеется, наиболее «прозрачны» для дальнейших изысканий те предметы, на которых указаны имена, или хотя бы инициалы, и фамилии. В подавляющем большинстве случаев это холодное оружие – шпаги, палаши, сабли, кортики. Именно клинковое холодное оружие, как символ дворянской и офицерской чести, неотъемлемый атрибут военного, чиновничьего и придворного мундира, выполняло определенную знаковую функцию, переходя иногда от поколения к поколению в одной семье и напоминая о славном прошлом рода. Значительно реже, но, тем не менее, встречается и армейское огнестрельное оружие с какими-либо памятными надписями или фамилиями владельцев. Данная статья посвящена как раз такому предмету из фондов ВИМАИВиВС – русскому кавалерийскому штуцеру обр. 1839 г.

Приведем его подробное описание, в котором зафиксированы заинтересовавшие нас надписи (рис. 1–5).

Рис. 1–3

Рис. 4–5

Ствол штуцера железный, восьмигранный. Канал ствола нарезной, с восемью полукруглыми в плане нарезами. Затравочное отверстие просверлено. На казенной части ствола нанесены клейма и надписи: сверху – круглый штамп с выпуклым схематичным изображением двуглавого орла в центре и дата «1838», слева клеймо «В» и надпись «№ 128». На хвостовике казенного винта нанесено клеймо «В». Прицельные приспособления состоят из латунной полукруглой мушки, вставленной основанием в гнездо типа «ласточкин хвост», вырезанное у дульного среза ствола на верхней грани ствола, и открытого прицела с двумя целиками разной высоты, один из которых откидывается на шарнире. Прицел вставлен основанием в гнездо на верхней грани ствола, отстоящее от дульного среза приблизительно на 2 /3 его длины.

Замок кремневый, батарейный, с латунной («медной») полкой. На замке нанесены нечитаемое клеймо и надпись в две строки, расположенная в виде овала «ТУЛА // 1840» с крестообразным разделителем между строками.

Ложа деревянная, окрашена в черный цвет, с цевьем во всю длину ствола, приклад со щекой и хранилищем для принадлежности (пороховой мерки и отвертки), размещенным с левой стороны; крышка хранилища деревянная, с железной защелкой, на заднем торце крышки шурупами укреплена латунная пластина. Прибор ложи латунный, состоит из накладки, укрепляющей устье ствола, фигурной спусковой скобы с изгибом для упора руки, накладки под замочные винты и затыльника приклада. На спусковой скобе, накладке под замочные винты и затыльнике приклада нанесены клеймо – выпуклая литера «а» в прямоугольном углублении и дата «1838», на латунной детали крышки хранилища приклада нанесено клеймо – выпуклая литера «а» в прямоугольном углублении. На крышке хранилища приклада нанесены надписи: чернилами – «Пытались ломать сию штуку Аликановъ и Бобоедовъ 2 (не первый) 1864 г. 14 апреля»; карандашом – «И я тоже ломал. Траубенбергъ 1865». В хранилище приклада карандашом нанесены надписи «Остроградский», «Козляниновъ», «Поповъ» (эти три фамилии написаны дважды в разных местах), «Штраухъ», «Топчевский», «Неклюдовъ», «Петровский» (?), «1867 г».

На левой стороне штуцера находится железная скоба (погон) с кольцом, который крепится двумя обоймами (передняя обойма в виде цельного кольца, задняя из двух полуколец, соединенных шарниром) и замочным винтом. На скобе (погоне) нанесена дата «1838», на обоймах нанесено клеймо – выпуклая литера «а» в прямоугольном углублении.

Ствол крепится в ложе двумя железными шпильками и хвостовым шурупом.

Состояние предмета: на стволе, замке, скобе (погоне), спусковом крючке и личинке спускового крючка небольшие раковины. На ложе незначительный откол дерева на цевье с левой стороны, трещина на цевье с правой стороны, откол дерева и трещина у замка. На ложе царапины, забоины, потертости, лакокрасочный слой поврежден. На латунных деталях прибора ложи потертости, царапины, забоины, патинирование и потемнения.

Размеры: калибр 16,3 мм, длина ствола 324 мм, общая длина 710 мм.

Инв. № 1/808. КЕУ № 18629. Старые инв. № 23/11185, 9/85. До революции штуцер хранился в музее Николаевского кавалерийского училища. В 1920-х гг. в составе предметов, переданных из коллекций полковых музеев, штуцер вошел в собрание Военного Историко-Бытового музея (ВИБМ), находившегося на территории Артиллерийского Исторического музея (АИМ). Впоследствии ВИБМ влился в состав АИМ в качестве Исторического отдела. Штуцер окончательно был поставлен на учет АИМ в 1937–1938 гг.1

Датировка образца штуцера 1839 г. является традиционной, основанной на данных из книги известного русского конструктора-оружейника и историка оружия В.Г. Федорова «Вооружение русской армии за XIX в.» Правда, Федоров в том же исследовании подчеркивал, что «образцы оружия, высочайше утвержденные в 1839 году, … отличались от прежде существовавших образцов лишь новой мушкой (проектированной вверху несколько толще), высочайше утвержденной в 1837 году»2.

По сведениям того же В.Г. Федорова, «прежде существовавший образец» кавалерийского штуцера появился в 1803 г. Однако более вероятной представляется дата «1805 г.», предложенная на основании тщательного изучения архивных документов и музейных предметов сотрудниками отечественного оружейного фонда, в том числе и одним из авторов этой статьи3.

Исследовательская работа по атрибуции и систематизации русского стрелкового оружия XIX в., имеющая целью создание полноценного определителя, в настоящее время продолжается.

Мы же обратимся к фамилиям, имеющимся на прикладе штуцера.

Итак, десять или одиннадцать явно молодых озорных людей, вероятно, неоднократно разбиравших и собиравших этот штуцер (ну не ломали же они его на самом деле!) в середине 1860-х гг. К этому времени штуцер уже давно был снят с вооружения и, скорее всего, мог использоваться в качестве наглядного учебного пособия на занятиях по оружейному делу в одном из военных учебных заведений. Поиск по сочетаемости написанных на прикладе фамилий подтвердил наше предположение. Все молодые люди, оставившие «автографы», окончили Николаевское кавалерийское училище (НКУ), или Славную школу, как его именовали в память о прошлом сами выпускники.

Напомним вкратце историю училища. 9 мая 1823 г. указом императора Александра I в Санкт-Петербурге, в казармах л.-гв. Измайловского полка (наб. Фонтанки, 120), была основана Школа гвардейских подпрапорщиков для обучения молодых дворян, поступавших в гвардию из университетов или частных пансионов и не имевших военной подготовки. С 1825 г. Школа располагалась в бывшем дворце графов Чернышевых. В 1826 г. при Школе был сформирован эскадрон юнкеров гвардейской кавалерии и она переименована в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. В 1859 г. в связи с упразднением чина подпрапорщика Школа была переименована в Николаевское училище гвардейских юнкеров. В 1864 г. Школа преобразована в Николаевское кавалерийское училище, которое до конца своего существования располагалось в здании по адресу Лермонтовский (Ново-Петергофский) пр., 54. В 1890 г. при училище была сформирована казачья, так называемая Царская, сотня. В октябре 1917 г. училище было расформировано, в феврале 1921 г. возрождено в Галлиполи на основе существовавшего ранее в Крыму Учебного дивизиона. Впоследствии было эвакуировано в Белую Церковь (Югославия), где действовало до 1923 г.

Славную школу в разные годы окончили М.Ю. Лермонтов (1834), М.П. Мусоргский (1856), Ф.А. Келлер (1879), К.Г. Маннергейм (1889), многие известные военачальники белых армий в годы Гражданской войны.

Нам удалось собрать данные, с разной степенью насыщенности фактами, по всем выпускникам Славной школы, чьи фамилии перечислены на прикладе штуцера. В результате были составлены 13 (!) биографических справок, хотя на прикладе штуцера приведены лишь 10 фамилий. Но две из них – «Траубенберг» и «Неклюдов» – могут указывать на любого из родных братьев, учившихся в НКУ практически одновременно, а дважды написанная фамилия «Попов» могла принадлежать двум разным выпускникам училища 1864 и 1866 г.

По возможности приведены данные о родителях, супругах, братьях и сестрах, а иногда и о детях, что дало повод упомянуть о любопытных связях между персонажами статьи и людьми, оставившими заметный след в русской военной истории и культуре.

Самой трудной задачей было найти информацию о жизни некоторых персонажей в 1910-х гг. и особенно в послереволюционный период, в ряде случаев это, к сожалению, так и не удалось.

Выпуск Николаевского кавалерийского училища 23 мая 1864 г.

Айканов Порфирий Михайлович (1844–?)


Потомственный дворянин, сын коллежского советника Михаила Авксентьевича Айканова (1798–1881) и Варвары Евстифеевны, урожденной Чернявской (?–1898). (Герб Айкановых – см. рис. 6.)

Из училища выпущен прапорщиком в л.-гв. Преображенский полк. Через полгода вышел в отставку, несколько месяцев прослужил помощником столоначальника в департаменте Министерства государственных имуществ. Затем два года служил в чине поручика в 70-м пехотном Ряжском полку. И снова гражданская служба – Департамент таможенных сборов. В 1871 г. Айканов был командирован в Таганрогскую таможню «для ознакомления с таможенными обрядностями и делопроизводством». Впоследствии там и служил. Со временем стал «использовать служебное положение в личных целях», тратил казенные средства и, очевидно, брал взятки. Даже особо не скрывая свои «доходы», пустился в загулы, кутил и сорил деньгам.

В столицу, естественно, стали поступать сигналы о неподобающем поведении таможенного чиновника. Но вести порочный образ жизни Порфирий Михайлович прекратил лишь после того, как в Таганрог нагрянули ревизоры из Петербурга. Затем последовали дознание и судебное разбирательство, вошедшее в историю юриспруденции как «процесс по делу Таганрогской таможни» 1885 г., который, кстати, проходил в Харькове.

На суде Айканов чистосердечно признал свою вину. Нанятый семьей блестящий адвокат С.А. Андреевский произнес яркую речь в его защиту, несколько смягчившую приговор Харьковской судебной палаты. Тем не менее, Порфирию Михайловичу Айканову пришлось отправиться в ссылку в Сибирь. В адресной книге Санкт-Петербурга за 1904 г. он (или его однофамилец и полный тезка, что крайне маловероятно) значится работником бронзовой мастерской. В дальнейшем следы его теряются. В 1909 г. в столичной адресной книге показана жена (не вдова!) коллежского асессора Анна Ильинична Айканова.

Выпускник Славной школы, растратчик и кутила даже стал героем рассказа А.П. Чехова «В вагоне». Молодому писателю рассказал об этой истории его старший брат Александр Павлович, служащий Таганрогской таможни, который хорошо знал Айканова.


Рис. 6
Айканов был женат на Анне Ильиничне, урожденной Гущиной (1854–1942), имел сына Михаила (1877–1964). После революции Анна Ильинична и Михаил эмигрировали во Францию. В городе Ванве, пригороде Парижа, в конце 1930-х гг. соседкой Айкановых была Марина Ивановна Цветаева.

У Порфирия Михайловича были сестра и три брата.

Анна (1839–?) была женой Михаила Семеновича Максимовского (1830–1917), генерала от инфантерии, профессора Николаевской академии Генерального штаба.

Алексей (1850–1877) с 1869 г. служил в л.-гв. Павловском полку. Погиб в сражении за Горный Дубняк 12 октября 1877 г.

Сергей (1852–1891) стал юристом, дослужился до чина статского советника.

Артемий (1848–1904) был доктором медицины, лейб-медиком, личным врачом великого князя Георгия Александровича, имел чин действительного статского советника. Между прочим, нелицеприятная история с его братом Порфирием совершенно никак не сказалась на взаимоотношениях Артемия с царской семьей 4.

Бобоедов Николай Владимирович (?–1918?)

Потомственный дворянин Нижегородской губернии. Сын коллежского асессора Владимира Дмитриевича Бобоедова.

Из училища выпущен корнетом в л.-гв. Гусарский полк. Обратим внимание на пояснение в надписи «Бобоедов 2 (не первый)» – чтобы не спутали с Михаилом Бобоедовым, выпущенным из училища годом раньше, 12 июня 1863 г., также в л.-гв. Гусарский полк.

В 1865 г. Николай Бобоедов состоял в том же чине. В 1869 г. в списках полка уже не значился, т. е. вышел в отставку. В своем имении Ащериха вел размеренную жизнь помещика: заботы о хозяйстве, и, конечно, охота. С 1 января 1869 г. был членом Московского общества охоты, как, кстати, и его брат Михаил.

Так прошли несколько десятилетий… В адресной книге Нижегородской губернии за 1914 г. находим упоминание о Николае Владимировиче Бобоедове, который значится гласным Сергачского уездного земского собрания. Местом его жительства указан г. Курмыш Симбирской губернии, что и неудивительно, поскольку в 1900-х – 1910-х гг. Н.В. Бобоедов состоял в должности управляющего 3-м, а затем 21-м Курмышским имением Удельного ведомства. Гражданского чина он не имел.

Погиб во время Курмышского антибольшевистского восстания в Нижегородской губернии в сентябре 1918 г.

Сестра Бобоедова Анна Владимировна (1850–1905) была замужем за известным врачом и климатологом В.Н. Дмитриевым (1839–1904), много сделавшим для развития Южного берега Крыма как курорта5 .

Козлянинов Федор Григорьевич (1846 – после 1916)

Потомственный дворянин, сын генерал-лейтенанта Григория Федоровича Козлянинова (1793–1851). (Герб Козляниновых – см. рис. 7.)

Из унтер-офицеров училища выпущен корнетом в л.-гв. Конный полк. В 1867 г. был произведен в поручики, в 1870 г. в штабс-ротмистры, в 1874 г. в ротмистры, в 1878 г. в полковники. В 1879 г. был уволен со службы по домашним обстоятельствам.

Известный коллекционер памятников военной старины и оружия. Член Общества защиты и сохранения памятников искусства и старины, товарищ председателя Императорского Русского военно-исторического общества (ИРВИО). Имел великолепную библиотеку по военной истории. 3 апреля 1911 г. группа членов ИРВИО совершила специальную экскурсию для осмотра коллекций частного Конногвардейского музея, созданного Козляниновым.


Рис. 7

В 1910-х гг. Козлянинов был членом масонского кружка.

В браке с Елизаветой Владимировной, урожденной Десятовой (?–1929, Париж), имел сыновей Владимира (1881–1959, Париж) и Бориса (1890– 1974) и дочь Татьяну.

Старший сын Владимир Федорович также занимался коллекционированием памятников военной старины. Окончил Пажеский корпус, с 1900 г. служил в л.-гв. Конном полку. С 1913 г. флигель-адъютант. В чине полковника участвовал в Первой мировой войне, был ранен.

В 1918 г. В.Ф. Козлянинов участвовал в работе Петроградской художественно-исторической комиссии в качестве искусствоведа, с 1919 г. жил в эмиграции. В своей парижской квартире организовал музей Конной гвардии имени великого князя Дмитрия Павловича, основу которого составили предметы, вывезенные из Петрограда. Участвовал в издании журнала «Часовой». В 1931 г. выпустил в Париже «Юбилейную памятку конногвардейца. 1730–1930. 1706–1931». Книга была напечатана тиражом 500 нумерованных экземпляров и роздана 26 апреля 1931 г. в день празднования юбилея полка всем членам Союза конногвардейцев и чинам Добровольческого эскадрона конной гвардии.

В этом прекрасно иллюстрированном издании В.Ф. Козлянинов предпринял попытку проследить историю полковых реликвий, оставшихся в Советской России, привел список отличившихся чинов полка, в большинстве своем погибших на фронтах Гражданской войны.

Известно, что основную часть музея л.-гв. Конного полка младший Козлянинов перед отъездом из России передал в Артиллерийский музей6.

Остроградский Всеволод Матвеевич (1843–1932) (рис. 8)


Рис. 8

Потомственный дворянин Полтавской губернии. Сын отставного полковника Матвея Ивановича Остроградского (ок. 1786–1849) и Варвары Петровны, урожденной Исаевич (?– 1889).

Из училища выпущен корнетом в л.-гв. Гродненский гусарский полк. В 1865 г. произведен в поручики, в 1869 г. в штабс-ротмистры, в 1874 г. в ротмистры, в 1876 г. в полковники. В 1877– 1880 гг. командовал запасным эскадроном полка, участвовал в Русско-турецкой войне 1877– 1878 гг. В 1880–1884 гг. командовал 5-м гусарским Александрийским полком, в 1884– 1892 гг. – л.-гв. Гродненским гусарским полком. В 1886 г. произведен в генерал-майоры. В январе – ноябре 1892 г. командовал 1-й бригадой 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. В 1892–1895 гг. начальник 5-й кавалерийской дивизии, в 1895–1901 гг. начальник 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. В 1896 г. произведен в генерал-лейтенанты. С 14 марта 1901 г. и затем с 12 февраля 1903 г. помощник генерал-инспектора кавалерии великого князя Николая Николаевича и член Совета Главного управления государственно коннозаводства. В июне 1905 г. был назначен генерал-инспектором кавалерии, руководил подготовкой офицерских и унтерофицерских кадров, следил за состоянием резервных кавалерийских частей и т. д. В 1906 г. произведен в генералы от кавалерии. В январе 1917 г. заменен великим князем Михаилом Александровичем и назначен членом Государственного совета. После Февральской революции отошел от дел и уехал на Украину. Дожил до глубокой старости, умер в Полтаве в полной нищете.

Награжден орденами Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом (1878), Св. Анны 2 ст. с мечами (1878), золотым оружием с надписью «За храбрость» (1879), Св. Станислава 1 ст. (1890), Св. Анны 1 ст. (1894), Св. Владимира 2 ст. (1899), Белого Орла (1904), Св. Александра Невского (1909; бриллиантовые знаки к нему – 1913).

Был женат на Александре Николаевне, урожденной баронессе Жомини (1858–?), имел в браке дочерей Александру (1880–1938?), Варвару (1881–1938?), Наталью (1884–1938?), а также сына Дмитрия (1888 – не ранее 1924).

Дочери были арестованы в Полтаве в феврале 1938 г., в мае были осуждены на десять лет без права переписки. В то время это означало расстрел.

Последние сведения о сыне Дмитрии относятся к весне 1924 г.: этим периодом датируется его письмо к литературному критику Ю.И. Айхенвальду в Берлин, сохранившееся в Российском государственном архиве литературы и искусства7.

Попов Виктор Васильевич (1844 – не ранее 1902)

Из унтер-офицеров училища выпущен прапорщиком в л.-гв. Семеновский полк. В 1867 г. произведен в подпоручики, в 1869 г. в поручики, в 1870 г. в штабс-капитаны, в 1877 г. в капитаны. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. В 1883 г. произведен в полковники. В апреле 1890 г. был назначен командиром 96-го пехотного Омского полка (Псков). В сентябре 1898 г. произведен в генерал-майоры и назначен командиром 1-й бригады 21-й пехотной дивизии (Владикавказ), которой командовал до мая 1902 г.

Награжден орденами Св. Анны 3 ст. (1873), Св. Станислава 2 ст. с мечами (1878), Св. Анны 2 ст. (1884), Св. Владимира 4 ст. (1892), Св. Владимира 3 ст. (1894); также французским и болгарским орденами.

Был женат, имел семерых детей.

Брат Владимир (1841–1896) дослужился до чина генерал-лейтенанта 8.

Двумя годами позже училище окончил его однофамилец, Платон Попов (см. выпуск 1866 г.)

Штраух Евгений Федорович (? – не ранее 1909)

Потомственный дворянин. Сын коллежского секретаря Федора Федоровича Штрауха.

Из училища выпущен корнетом в л.-гв. Конный полк. В 1867 г. произведен в поручики. В 1870 г. уволен от службы штабс-ротмистром. В дальнейшем состоял в гражданской службе. На 1893–1898 гг. младший цензор иностранных газет и журналов Санкт-Петербургского почтамта в чине действительного статского советника. До начала 1909 г. значился в адресных книгах Санкт-Петербурга с тем же чином, но уже состоял в отставке, поскольку в российских адрес-календарях его фамилия не указана.

Дальнейшую судьбу Е.Ф. Штрауха выяснить не удалось.

Выпуск Николаевского кавалерийского училища 7 августа 1865 г.

Фамилия «Траубенберг» может указывать на одного из двух братьев – Константина или Александра, окончивших училище в 1865 г. Это были сыновья генерал-лейтенанта Александра Александровича (Иоганна-Александра-Карла) Траубенберга (1814–1877) и Эмилии Терезы, урожденной фон Лоде (1823–1881). Генераллейтенант А.А. Траубенберг выкупил за 500 рейхсталеров у наследницы австрийских баронов Рауш фон Траубенбергов сохранившиеся документы рода и по высочайшему именному указу от 17 апреля 1874 г. получил право именоваться бароном Рауш фон Траубенбергом9.

Траубенберг Константин Александрович, с 1874 г. барон Рауш фон Траубенберг (1847–1898)

Из вахмистров училища выпущен корнетом в л.-гв. Конный полк. В 1868 г. произведен в поручики, в 1872 г. в штабс-ротмистры, в 1875 г. в ротмистры. Служил в Харьковском военном округе. В 1876 г. окончил Николаевскую академию Генерального штаба. В 1878 г. произведен в полковники, в том же году зачислен по гвардейской кавалерии. Состоял в должности чиновника 7-го класса для поручений при начальнике Главного управления военно-учебных заведений. В 1881–1885 гг. избирался предводителем дворянства Ново-Оскольского уезда Курской губернии. В 1889 г. вышел в отставку. В 1888–1889 гг. избирался предводителем дворянства Коротоякского уезда Воронежской губернии.

Был женат на Елизавете Карловне, урожденной Монтрезор (1849–1906), имел в браке сына Константина (1871–1935, Париж), известного скульптора, и дочерей Елизавету (1872–921) и Надежду (1873–?).

Траубенберг Александр Александрович (1848–1868)

Из портупей-юнкеров училища выпущен корнетом в л.-гв. Конный полк. В 1868 г. исключен из списков полка в связи со смертью.

У Константина и Александра Траубенбергов были еще три брата:

Николай (Николай-Георг) (1853–1902), юрист;

Евгений (Евгений-Александр-Эрнст) (1855–1923), генерал от кавалерии, в 1880–1909 гг. был женат на Н.Д. Набоковой (1860–1944), тетке писателя В.В. Набокова (1899–1977);

Павел (Пауль-Бернгард-Деметриус) (1858–1923), тифлисский гражданский губернатор, действительный статский советник, шталмейстер.

Выпуск Николаевского кавалерийского училища 8 августа 1866 г.

Попов Платон Евграфович (1845–?)

Представитель богатого казачьего рода станицы Вешенской, потомственный дворянин, сын войскового старшины Войска Донского Евграфа Ивановича Попова (ок. 1815–1878) и Анны Захаровны, урожденной Малаховой.

Из училища выпущен корнетом в л.-гв. Казачий полк. В 1868 г. произведен в поручики. 12 октября 1969 г. в том же чине уволен со службы. Сведения о дальнейшей судьбе выявить не удалось.

Имел братьев Ивана (1840–?), Дмитрия (1851–1919) и Василия (1856–?). В семье Дмитрия Евграфовича Попова некоторое время служила горничной мать М.А. Шолохова, Анастасия Даниловна10.

Фамилия «Неклюдов» также может указывать на одного из двух братьев – Александра или Сергея, окончивших училище соответственно в 1867 и 1868 гг. Это были сыновья потомственного дворянина Саратовской губернии, надворного советника Петра Николаевича Неклюдова (1794–1866) и Екатерины Николаевны, урожденной Казариновой.

Выпуск Николаевского кавалерийского училища 17 июля 1867 г.

Неклюдов Александр Петрович (1846–?) 

Из училища выпущен корнетом в л.-гв. Гусарский полк. В 1869 г. состоял в том же чине, в должности помощника полкового ремонтера. В том же году вышел в отставку с чином поручика гвардии. В 1872–1875 гг. предводитель дворянства Петровского уезда Саратовской губернии. Владел землями в Саратовском и Петровском уездах Саратовской губернии.

Петровский Василий Иванович (1848–?)

Из училища выпущен корнетом в 16-й драгунский Нижегородский полк. В 1869–1870 гг. состоял в отставке. 1 января 1872 г., будучи поручиком, переведен в Кавказскую гренадерскую артиллерийскую бригаду. С 1881 г. состоял в л.-гв. Уланском его величества полку в чине штабс-ротмистра, в 1883 г. имел чин майора. В 1884 г. произведен в подполковники. В 1885–1890 гг. в том же чине, в том же полку. В 1889 г. числился также в постоянном составе Офицерской кавалерийской школы. До 1917 г. упоминался в адресных книгах Санкт-Петербурга – Петрограда. В 1895 г. полковник, член Общества конно-железных дорог. В 1898 г. полковник запаса, состоял в Управлении Акционерного общества конно-железных дорог. В 1901 г. числился «по передвижению войск», директор Общества пароходства по Днепру и его притокам.

Награжден орденами Св. Станислава 3 ст. (1875), Св. Анны 3 ст. (1879).

Был женат на Нине Григорьевне, урожденной N.

Выпуск Николаевского кавалерийского училища 12 июля 1868 г.

Неклюдов Сергей Петрович (1848–?) (рис. 9)


Из училища выпущен корнетом во 2-й лейб-гусарский Павловградский полк. В январе 1869 г. прикомандирован к Кавалергардскому полку и произведен в поручики. 17 марта 1870 г. уволен по домашним обстоятельствам в отставку штабс-ротмистром, в том же году определен чиновником для особых поручений при Саратовском губернаторе. В 1873–1876 гг. был почетным блюстителем Мариинской женской гимназии в Саратове. В 1875 г. был избран в почетные мировые судьи, в 1878-1895 гг. избирался участковым мировым судьей в Саратове. С 1882 г. имел чин коллежского асессора. С 1895 г. уфимский тюремный инспектор, с 1896 г. на такой же должности в Воронеже. В 1899 г. получил чин действительного статского советника и назначен тюремным инспектором в Саратов. В 1902 г. был избран вице-президентом Общества охотников конского бега, тогда же избран почетным мировым судьей. В апреле 1904 г. вышел в отставку. Владел землями в Кузнецком уезде Саратовской губернии.


Рис. 9

С 1872 г. был женат на Надежде Алексеевне, урожденной Персидской, дочери поручика А.В. Персидского. Брак был бездетным.

Топчевский Владислав Ксаверьевич (1850 – не ранее 1912)

Из училища выпущен прапорщиком в л.-гв. Драгунский полк. В 1874 г. произведен в поручики, в 1875 г. в штабс-капитаны. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. В 1880 г. произведен в ротмистры, в 1889 г. в полковники. В 1892–1896 гг. начальник кадра № 3 гвардейского кавалерийского запаса, в 1896–1899 гг. командовал вновь сформированным 52-м драгунским Нежинским полком (Елец Орловской губернии). В 1899 г. произведен в генерал-майоры, в 1899–1907 гг. командир 1-й бригады 8-й кавалерийской дивизии (Тирасполь). В 1907 г. произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником 12-й кавалерийской дивизии (г. Проскуров Подольской губернии). Состоял в этой должности до 1 мая 1910 г., затем вышел в отставку с производством в генералы от кавалерии. В 1911–1912 гг. значился среди жителей Санкт-Петербурга.

Награжден орденами Св. Станислава 3 ст. (1880), Св. Анны 3 ст. (1883), Св. Станислава 2 ст. (1887), Св. Анны 2 ст. (1890), Св. Владимира 4 ст. (1895), Св. Владимира 3 ст. (1899), Св. Станислава 1 ст. (1902), Св. Анны 1 ст. (1906).

Был женат на Ольге Артемьевне, урожденной N., имел двоих детей.

Как мы видим, разные биографии, разные судьбы…

Один из авторов этой статьи в свое время писал в предисловии к книге «Русские именные клинки» о том, что читатель встретит в ней даже некоторых фигурантов русской уголовной хроники. Ничего удивительного, ведь там были приведены несколько сотен (!) биографических справок русских офицеров и чиновников. При такой широте охвата неминуемо должны были встретиться самые разные персонажи, в том числе и с «пестрыми» биографиями. Но вот что интересно: и в нашем случае, среди всего лишь тринадцати совершенно случайно выбранных выпускников Николаевского кавалерийского училища, безусловно элитного, как сейчас сказали бы, военного учебного заведения, встретился будущий «сиделец», потомственный дворянин Айканов.

Дворянство традиционно считалось элитой общества. Но такая оценка была справедлива лишь тогда, когда дворянство осознавало свою ответственность перед страной, жило волей к совершенству. Участь элиты, утратившей представление о своем предназначении, печальна, как и участь покинутого ею народа. Некоторые из приведенных выше биографий подтверждают эту истину: в конце вереницы незаурядных предков, героев былых сражений, честных служак, собирателей художественных коллекций мы встречаем и преступника Айканова, и дезертировавших в невнятную, в общем-то, частную жизнь помещиков Бобоедова и А. Неклюдова. Пожалуй, на этом поколении лежит значительная часть ответственности за катастрофу, случившуюся с Россией в начале XX в., которую не смог предотвратить героизм, проявленный их потомками на полях Первой мировой и Гражданской войн, и не искупили страдания и труд эмиграции, постепенно растворившейся в западном мире.

Можно утверждать, что в биографиях выбранных случайно (еще раз подчеркнем это) тринадцати выпускников Славной школы, как в зеркале, отразилось не такое уж большое разнообразие судеб русских офицеров, начинавших службу в гвардейских частях в 1860-х гг. Напомним, что 11 из 13 наших героев были сразу выпущены в гвардию (причем двое – в гвардейскую пехоту), а еще двое впоследствии все равно были прикомандированы или зачислены в списки гвардейских полков.

С одной стороны, среди них оказались уже упомянутые Айканов (скорее, все же, исключение из правил), Бобоедов и А. Неклюдов, с другой – честно дослужившиеся до генеральских чинов В. Попов, Топчевский и Остроградский; последний даже стал членом Государственного совета.

Александр Траубенберг умер совсем молодым. Возможно, такая же участь постигла и Платона Попова, о котором не удалось найти никаких упоминаний в справочниках после 1869 г., в том числе и в изданных некрополях.

Евгений Штраух и Сергей Неклюдов вышли в отставку в обер-офицерских чинах, что было довольно частым явлением, и в дальнейшем уже на гражданской службе достигли чина действительного статского советника, по Табели о рангах равного генерал-майору.

Трое дослужились до чина полковника. Один из них, Петровский, сразу же после выхода отставку удачно нашел себя в предпринимательстве. В конце XIX – начале ХХ вв. такой поворот биографии профессионального военного уже не был чем-то исключительным. Самой яркой личностью не только среди этих трех выпускников, но и, пожалуй, всех наших героев был, безусловно, отставной конногвардейский полковник Ф.Г. Козлянинов, знаток и ценитель старины, крупный коллекционер, библиофил, создатель частного военного музея.

Как уже говорилось, значительная часть военно-исторической коллекции Козляниновых оказалась в фондах Эрмитажа и Артиллерийского музея. Выявление в собрании ВИМАИВиВС этих предметов, в значительной степени связанных не только с историей рода Козляниновых, но и с историей л.-гв. Конного полка, представляется возможным в рамках общего поиска всех поступивших в музей после революции частных коллекций. Эта работа продолжается, впереди нас, без сомнения, ждут интересные находки.

1 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 3р. Оп. 9. Д. 33. Л. 87, 91 об., 158.
2 Федоров В.Г. Вооружение русской армии за XIX в. СПб., [1911]. С. 52, 94, 95; Его же. Атлас чертежей к «Вооружению русской армии за XIX в. СПб., [1911]. Рис. № 22.
3 Горегляд П.В., Ломакин Н.В., Маковская Л.К. Неизвестная коллекция оружия образца 1805 года // Сборник исследований и материалов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. Вып. IX. СПб., 2010. С. 152–170.
4 Высоцкая Е.П. Дело Айканова или семейная честь // Донской временник. № 3–5.
5 Список лиц, принимавших горячее участие в контрреволюционном мятеже в г. Курмыш // Государственный архив Нижегородской области № 2 (Арзамас). Ф. Р-2345. Оп. 1. Ед. хр. 1–4, 10.
6 Известия Императорской Археологической комиссии. Прибавление к вып. 42-му. СПб., 1911. С. 33–35; Отчет о деятельности Императорского Русского военно-исторического общества за 1911 год. СПб., 1912. С. 12; Спиридонова Т. Свидетельства навсегда. Русские военные реликвии в музеях и коллекциях мира // Мир музея. 2003. № 6; Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Вып. 17. СПб., 2008. С. 109.
7 Список генералам по старшинству. Исправлен по 15-е апреля 1914 года. СПб., 1914. С. 38; Список генералам по старшинству. Исправлен по 10-е июля 1916 года. Пг., 1916. С. 3; РГАЛИ. Ф. 1175. Оп. 2. Ед. хр. 135.
8 Список генералам по старшинству. Исправлен по 1-е сентября 1901 года. СПб., 1901. С. 833.
9 Немцы России. Энциклопедия. Т. 3. М., 2006. С. 220–223.
10 Корягин С.В. Поповы. Генеалогия и семейная история Донского казачества. Вып. 67. М., 2007. С. 45–47; Сивоволов Г.Я. Михаил Шолохов. Страницы биографии. Ростов-на-Дону, 1995; Его же. «Тихий Дон» – рассказы о прототипах. Ростов-на-Дону, 1991.


Комментарии

Написать