en / de

Опись Оружейной палаты 1687 года – Ultima Thule московской оружейной школы XVII века, Ульянов О.Г. (Москва)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2013 года 

Часть IV
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2013
© ВИМАИВиВС, 2013 
© Коллектив авторов, 2013

ПОСЛЕ длительной Русско-польской войны 1654–1667 гг., в ходе которой оружие московской школы оружейного дела показало свою высокую боеготовность и надежность на поле боя1, в деятельности Оружейной палаты Московского Кремля наступает период ее расцвета. Он приходится на время руководства Оружейной палатой известным государственным деятелем Богданом (Иовом) Матвеевичем Хитрово, чему посвящено несколько специальных исследований2. Между тем, отдельные стороны его многогранной деятельности все еще недостаточно освещены. Еще будучи стольником, Б.М. Хитрово неоднократно удостаивался царских пожалований за различные успехи: шапки гладкой (шлема), упомянутой в черновой описи Оружейной палаты 1646 г.3, и сабельной полосы, хранящейся ныне в Эрмитаже (А. 326). В основном собрании Оружейной палаты находится также нарезная пищаль XVII в. с надписью «пищаль боярина и дворецкого и оружейничего Богдана Матвеевича Хитрово» (7364 ОП).

Некоторые авторы полагали возможным без серьезной аргументации приписать самой должности оружейничего серебряную булаву (51920 ОП) с надписью на поддоне о принадлежности, пожалованную оружейничему Григорию Гавриловичу Пушкину (Косому)4. На самом деле, подобные царские пожалования за успешное руководство Оружейной палатой были весьма распространены, как, например, боярину и оружейничему Г.Г. Пушкину была пожалована в 1648 г. «Государева рогатина наводная Дмитриева дела Рожка» по царскому указу, в котором упоминались составители Описи Оружейной палаты 1647 г. – Михаил Данилов и Михаил Патрикеев5. Поэтому точка зрения отдельных исследователей, что булава Г.Г. Пушкина была присвоена должности оружейничего, противоречит документальным данным, и эта булава не перешла к Б.М. Хитрово (рис. 1), ставшему преемником Г.Г. Пушкина на посту руководителя Оружейной палаты.


Рис. 1. Булава оружейничего Богдана Хитрово. Россия, Москва, Оружейная палата. 1660–1670 гг. Длина – 74 см. На втулке под главою резная надпись: «Боярина и оружейничево Богдана Матвеевича Хитрово». Ор-161 

Структуру Оружейной палаты при оружейничем Б.М. Хитрово позволяют реконструировать «списки о денежном жалованье», согласно которым в штат Оружейной палаты входили дьяк, подьячие, приставы, самопальные, мастера и сторожа6. В этот период дьяками, сменяя друг друга, были Иван Степанов, Богдан Арефьев, Никита Юдин (1664) и Ларион Иванов (1665); в подьячих в разные годы деятельности Б.М. Хитрово состояли Илья Хлебников (†1658), Константин Михайлов (1660), Никита Зажарский (1660–1663), подьячий Ствольного приказа Иван Иванов (1661–1662) и подьячий железных заводов Василий Калинин (1661–1663); наконец, в числе приставов при Б.М. Хитрово, по сохранившимся сведениям за 1662–1663 гг., упомянуты Алексей Дементьев и Дмитрий Алексеев (оба пожалованы из чищельников), Михаил Иванов (1663), Григорий Иванов и Михаил Михайлов (1666). Кроме того, в помощниках у боярина и оружейничего Б.М. Хитрово с 1661 г. находился стольник А.И. Нестеров, а с 1671 г. стольник И.С. Телепнев7.

Непосредственными помощниками оружейничего были подьячие, в круг обязанностей которых входил, прежде всего, надзор за Государевой оружейной казной; кроме того, им было велено «смотреть за мастеровыми в Оружейной палате и на Бархатном дворе в Ствольном приказе». Наряду с этим подьячие были ответственны за организацию бесперебойной работы железных заводов и срочную доставку при необходимости нужного количества мастеров в Оружейную палату, а также им приходилось осуществлять прием закупленного за границей оружия и сопровождать его из Архангельска в Москву.

Уже в первый год «сиденья» окольничего Б.М. Хитрово (рис. 2) в Оружейном приказе им были отправлены «чищельник Савка Борисов, да подельщик Мишка Федоров в Польские городы: в Шклов, в Могилев, для золотого и оруженого дела мастеров»8. В 1660 г. оружейничим была организована отправка в Астрахань «иноземцев Полоцка города Анисимку Миколаева, Гришку Стабкова, Витебска города Крыштова Григорьева <…> для ученья булатных сабельных полос и для ученья ж пансырного дела». Профессиональную заинтересованность Б.М. Хитрово в повышении квалификации «мастеровых» Оружейного приказа посредством освоения новых технологий в известном оружейном центре отчетливо передает его наказ астраханским мастерам, чтобы «они тех ребят выучили своему доброму мастерству дела свои к учению явно и ни в чем бы от них в делах своих не скрылись»9.


Рис. 2. Булава оружейничего Богдана Хитрово. Деталь 

То, что подобные опасения были вовсе не напрасны, показала поверка 1664 г. в Оружейной палате «разным мастеровым людям, кто у какого дела, что делает и что вновь велено делать и кому велено за ними смотреть» (рис. 3)10. В результате такой переаттестации было выявлено, что «многие русские мастеровые люди самых надобных и мудрых делу устарели и одиноки, а иные есть и поляки, а учеников у себя русских не держат», поэтому было принято решение «для пополнения русских мастеровых людей брать Оружейные Полаты мастеровым людям учеников приискать из русских людей»11. В результате поверки 1664 г. был составлен «список Оружейной Полаты всяким мастеровым людям, которые по приговору Оружейной Полаты плохи и дела их мастерства не прибыльны», вследствие чего было велено их «отставить и быть им в Бронной слободе в тягле»12.


Рис. 3. Зерцала царя Алексея Михайловича. Россия, Москва, Оружейная палата. 1670 г. Мастер – Григорий Вяткин. Длина общая – 72,0 см. Вес – 13 500 г. Выполнены по образцу зерцал Дмитрия Коновалова 1616 г. По краю центральных пластин насечен золотом титул царский: «Божиею милостию, Великий 

Вскоре при оружейничем Б.М. Хитрово, продолжившем традиции Б.А. Репнина, была проведена тотальная ревизия всех производственных мастерских, подлежащих ведению Оружейного приказа. Об этом свидетельствует целый ряд документов: «Роспись мастеров Оружейной палаты» (1666), «Именная роспись тульским мастерам, которые делают стволы и замки» (1666), «Роспись Бронной слободы тяглым людям, живущим на тяглой земле и число дворов» (1666) и, наконец, «Перепись в Бронной слободе мастеровым людям русским и иноземным, кто на какой земле живет и в каких дворах выкупленных или в даточных и какие крепости имеют» (1668)13. К этому перечню можно добавить также «Роспись пушечным снастям на Каширских заводах» (1667) и Опись Оружейной палаты Кирилло-Белозерского монастыря (1668)14

В бытность Б.М. Хитрово на должности оружейничего была осуществлена «Перечневая роспись пищалей, карабинов и пистолей в Государевой оружейной казне» 1674 г., которая содержит немало ценной информации по составу огнестрельного оружия в дворцовом арсенале, упомянутом также в деле «О пожаловании Государем при осмотре им в Оружейной палате всякой оружейной брони окольничего Кондырева, стольников князей Ивана Куракина и Петра Хитрово пищалями»15.

В 1679 г. руководство Оружейной палатой перешло к Ивану Максимовичу Языкову, который был удостоен при назначении на высокую дворцовую должность оружейничего пищали, как и Б.М. Хитрово16. После И.М. Языкова в оружейничих состояли: боярин Иван Кириллович Нарышкин, пожалованный в эту должность 7 мая 1682 г., а после стрелецкого бунта 1682 г. его сменил боярин Петр Васильевич Большой Шереметев, пожалованный 26 июня 1682 г. и сохранявший звание оружейничего вплоть до 1690 г.17 Смена оружейничих стала в очередной раз главной причиной для масштабной переписи Оружейной палаты, которая была проведена в 1682 г. думными дворянами Львом Демидовичем Голохвастовым и Федором Андреевичем Зыковым. По данным за 1682 г., Государевым дьяком в Оружейной палате числился Кирилл Тихонов18. Своевременность составления переписной книги Оружейной палаты 1682 г. показали известия, обнаруживавшие злоупотребления Хитрово, «которые из государственных дворцовых сел и волостей повсевременно вотчины свои всякими изобилии и заводы строили и наполняли, такожде и из всех <…> дворцов премножественным похищением всяких дворцовых обиходов явственно и бесстыдно по вся дни корыстовалися»19.

Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец и многих государств и земель восточных и западных и северных отчич и дедич и наследник государь и обладатель». На круглой пластине спины продолжение надписи: «В лето 7178 (1670) марта в 4 день зделаны сии зерцала повелением Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, при боярине и оруженичем при Богдане Матфеевиче Хитрово с товарищи». Ор-126/1-2  

Переписная книга 1682 г. совокупно с росписью Государевой казны 1664 г. представили обстоятельную сводку по хранилищам Oружейной палаты за третью четверть XVII в. Именно поэтому они были непосредственно использованы как наиболее поздние источники при составлении знаменитой описи Оружейной палаты 1687 г. Судя по всему, создание этой описи было вызвано подготовкой первого похода русского войска против татар в Крым. Примечательно, что возглавивший поход князь Голицын заказал тогда же известному мастеру Дмитрию Моторину отлить уникальный колокол со сквозным позолоченным орнаментом в верхней части тулова, где ниже узора сохранилась врезная надпись: «Лета 1687 ноября 23 царственные большие печати и государственных великих дел посольских оберегатель ближнего боярина и наместник новгороцкого князь Василий Васильевич Голицын положил сей колокол в Подмосковной своей вотчине в церкви Покрову Пресвятые Богородицы <...> и сему колоколу быть у той церкви Божией во веки неотъемлемо»20.

К участию в описи Оружейной палаты 1687 г. были привлечены думный дворянин Артамон Федорович Полибин и дьяк Василий Мануилов, а также ствольный мастер Оружейного приказа Афанасий Вяткин «со товарищи». Благодаря их усилиям эта опись21, насчитывающая 707 листов, стала одним из наиболее полных и всеобъемлющих источников, освещающим состав Оружейной палаты в последней четверти XVII в. Подробный характер описи 1687 г. обусловил ее многочисленные публикации, как фрагментарные, так и полные, в целом ряде работ. Это и «Древности Российского государства», немалую роль в издании которых под руководством председателя Императорского общества истории и древностей российских С.Г. Строганова в 1849–1853 гг. сыграл помощник директора Оружейной палаты А.Ф. Вельтман22, и труды по истории Оружейной палаты самого А.Ф. Вельтмана23 и, разумеется, источниковедческие обзоры А.Е. Викторова24. В последних опись Оружейной палаты 1687 г. охарактеризована в качестве «самого богатого источника и лучшего руководства как для изучения древнерусского оружия вообще, так в особенности для изучения и описания вошедших в ее состав тех предметов, которые сохранились в Оружейной палате до настоящего времени»25.

Автор рукописного экземпляра Описи Оружейной палаты 1862–1865 гг. Л.П. Яковлев, использовавший при ее составлении преимущественно данные описи 1687 г., аргументировал это тем, что исключительно этой описи, как никакой другой, присущи «точность и определенность выражений, чистота языка и самое подробное описание предметов, добросовестно и терпеливо составленное знатоками своего дела», на основании чего он считал опись 1687 г. «главным основным документом Оружейной палаты по отделу старинного оружия»26. Такое единодушие известных специалистов XIX в. в оценке описи 1687 г. привело к тому, что некоторые из советских исследователей сочли ее едва ли не старейшей из всех сохранившихся описей Оружейной палаты27. В настоящее время в работах по истории русского оружия с большим успехом привлекается чаще всего именно опись 1687 г. как наиболее полный и вполне четко составленный делопроизводный документ, в котором сохранились имена некоторых мастеров и упоминаются отличительные признаки предметов, что дает возможность отождествить эти описания с вещами из современного собрания Оружейной палаты28.

Рассматриваемая опись близка в структурном отношении к «образцовой» перечневой росписи Оружейной палаты 1647 г. Однако оружие распределено в ней уже не только по разделам, но и по главам, в каждой из которых описан отдельный тип, например: гл. 2 – «сабли большого наряда», гл. 3 – «полосы сабельные булатные», гл. 5 – «палаши в золотой оправе», гл. 6 – «кончары» (рис. 4), гл. 8 –   «мечи немецкого и русского дела» и т.д. Новшеством стало включение в оружейную роспись скипетра, которому посвящена целиком гл. 1, а также вынесенный перед заглавием перечень икон, парсун, крестов, серебряной раки и т.п., хранившихся в Оружейной палате. Передача в состав основной, наиболее ценной в материальном и художественном отношении части оружейного собрания царского скипетра свидетельствовала о формировании устойчивого «музейного ядра», не подверженного никаким изъятиям.


Рис. 4. Кончар. Россия, Москва, Оружейная палата. Середина XVII в. Общая длина без ножен – 1,23 см. Длина клинка – 96,5 см. Ор-4550/1-2 

Как и в росписи 1647 г.29, охватывавшей не только парадное, но и строевое вооружение, в описи 1687 г. более подробно и обстоятельно зафиксировано первое, в то время как для описания «расхожего ружья» характерно суммарное обозначение количества оружия того или иного типа. Наряду с художественным, самым тщательным образом в анализируемую описную книгу занесено реликвийное, мемориальное, трофейное, наконец, просто редкое или выдающееся по каким-либо своим параметрам вооружение, для которого указаны материал и украшения, выписаны имеющиеся на предметах надписи, приведены сведения о происхождении вещи, и в ряде случаев названы имя мастера, время и место производства. У некоторых образцов собственно царского оружия охарактеризовано качество и дана оценка, при этом брались в расчет цены на местном рынке, если дело касалось привозных вещей: «цена той сабле по скаскежъ серебряного ряду ценовщиковъ Анисимка Алмазникова стоварыщи тысеча шестьсотъ семдесятъ рублевъ»30. Кроме того, в описи 1687 г. встречаются неоднократыне указания на проведение при переписи – «осмотре» Государевой оружейной казны – специальной технической экспертизы: «Сто протазанов <…> по скаске сабельных мастеров Исая Иванова стоварищи делали мастеры Оружейного Приказу Поляки»31.

Особую документальную ценность данной описи придают многочисленные специфические термины, принятые в оружейном деле Москвы XVII в. Как правило, большая их часть обязана своим происхождением технологии изготовления. Например, панцирь «вострогвоздь» (рис. 5) назван по обращенному наружу высокому острому шипу – «гвоздю», которым заклепаны все панцирные кольца.


Рис. 5. Панцирь – «вострогвоздь». XVI в. Длина – 62 см. Ширина в плечах с рукавами – 115 см. Вес – 8200 г. Ор-4708 

Вместе с тем современные оружиеведческие исследования, в том числе расчистка и расшифровка клейм, позволили обнаружить относительную точность сведений, сообщенных описью 1687 г. Так, для пищалей 6616 и 6617 в описи указаны «стволы железа свицкого Микифорова дела Кобелева», однако на самих стволах удалось расшифровать два клейма с надписью «Андрон» (рис. 6)32. Поскольку замочного мастера Андронова в столбцах и приходо-расходных книгах Оружейной палаты XVII в. не обнаружено, а в клеймах на оружии чаще указывалось лишь имя оружейника, то клеймо мастера «Андрона» можно с полным основанием атрибутировать Андрону Дементьеву, что заставляет откорректировать мнение Н.В. Гордеева о замочном мастере Андронове первой половины XVII в. Андрон Дементьев получил известность как замочный мастер и числился по документам с 1660 по 1672 гг.33 За эти годы, как нами было установлено, Андроном Дементьевым были выполнены пищали (6616–6617, 7390, 7464 ОП), карабин (7446 ОП) и пара пистолетов (6769 ОП), замки которых помечены клеймом мастера «Андрона».

Несмотря на наличие единичных разночтений, опись 1687 г. осветила состав Государевой оружейной казны с максимальной полнотой, достигнутой не в последнюю очередь благодаря системе сквозной нумерации, перешедшей из более ранних описей, Лучшие образцы в каждом из типов оружия традиционно вынесены на первое место в соответствующих главах, о чем свидетельствует характерное примечание к описанию карабина под номером 1: «А в прежней описной книге написан первым же»34.


Рис. 6. Пищаль. Россия, Москва, Оружейная палата. 1660–1670 гг. Замок мастера Андрона Дементьева, сходный с замком пищали (ОП 6763) царя Алексея Михайловича 1654 г. (мастер – Григорий Вяткин). Калибр – 9,5 мм. Длина ствола – 876 мм. Вес – 3500 г. 6617 ОП 

Большим достоинством описи 1687 г. является точная топография Оружейной палаты, хранилища которой значительно расширились, и к числу уже упоминавшихся в предшествующих описях «Оружейной большой палате» (или палате «большой казны»), верхним и нижним палатам, «что было у иноземца у Андрея Артемьева» («оружейного дозорщика») и «на дворце под Сретенскою церковью»35 прибавились новые помещения на Бархатном дворе, в Ствольном приказе, «на дворе боярина Никиты Ивановича Романова и у целовальника» (одного из руководителей Бронной слободы).

Первые архивные сведения о хранении оружейной казны на дворе боярина Н.И. Романова (в боярах с 1645; †1655) на Варварке датируются 1663 г. и связаны с поступлением по списку ружей из Приказа тайных дел (рис. 7)36. В свете новейших археологических находок особый интерес вызывает известие о привозе 8 сентября 1664 г. на двор боярина Н.И. Романова 3 возов глины, а «из той глины сделан золотого и серебряного дела мастером Левонтьем сливальный серебру горн»37. В начале 70-х гг. XVII в. оружейная казна на дворе Н.И. Романова состояла под надзором сабельного чищельника Оружейной палаты Максима Вырыпаева Васильева («ходил вместо пристава»). В феврале 1680 г. к Оружейной казне были приставлены нести караул «Бронной слободы денщики». Тогда же на дворе Н.И. Романова был построен 12-саженный сарай для хранения 11 орудий.


Рис. 7. Юшман боярина Никиты Романова. Первая половина XVII в. Поступил в Оружейную палату после смерти боярина Никиты Ивановича Романова († 1655). Длина – 62 см. Ширина в подоле – 50 см. Вес – 11 480 г. 4563 ОП 

Архивные источники позволяют предположить, что дополнительный арсенал Оружейной палаты на этом дворе при оружейничем Б.М. Хитрово был предназначен в основном для изготовления и ремонта «расхожего ружья», в частности «пищалей винтованных» (рис. 8)38. Так, в декабре 1671 г. ствольного дела мастер Иван Петров во главе 46 оружейников отвечал за изготовление там огнестрельного оружия и его последующего переноса в Кремль. В 1681 г., когда двор Н.И. Романова подлежал ведению Апраксиных, с него на Пушечный двор были перевезены 2242 мушкета с голландскими замками, а после стрелецкого бунта это оружие было возвращено, но не в полном составе, т.к. 17 февраля 1681 г. с Пушечного двора было изъято стрельцами 1019 мушкетов.


Рис. 8. Пищаль. Россия, Москва, Оружейная палата. 1670 – до 1682 г. Мастер – Филипп Ульянов. 7412 ОП 

Ряд архивных данных свидетельствует о том, что еще одним дополнительным помещением Оружейной палаты стал бывший двор боярина Ильи Даниловича Милославского, опись имущества которого была произведена в 1668 г. сразу после его смерти39. В 1671 г. от Оружейной палаты на этот двор были построены деревянные переходы, а уже в 1680 г. на Новом Потешном дворе, как стал называться бывший двор Милославского, проходили работы сабельных придельщиков Ивановых по изготовлению ножен к палашам и кончарам40.

Данная опись позволяет судить, кроме того, о росте числа железоделательных заводов, ориентированных на Оружейную палату, где хранились все заводские «чертежи в лицах»41. В конце XVII в. ведению Оружейного приказа подлежали завод плужного и железного дела в Каширском уезде, на р. Скниге, где располагался помимо этого еще один нижний завод, и железные заводы в Тульском уезде, на р. Тулице, а также в Оболенском уезде, на р. Поротве42.

Важное значение для нашей темы имеет также описание инструментария и сырьевого материала Оружейной казны («сверло железное, 27 бочек стали немецкой, 10 пуд уклада тульского, 45 мехов кузнечных, шестерня малая деревянная, терка железная»), а также «5 клейм железных небольших, на одном орел двоеглавой»43. Этот далеко не полный перечень кузнечного оборудования, принадлежащего Оружейной палате, указывает на развитое оружейное производство в Московском Кремле, где клеймилась с целью учета готовая продукция, в том числе клеймом Государевой оружейной казны («орел двоеглавой»). Для сравнения заметим, что у четырех из пяти оружейников Троице-Сергиевой Лавры, судя по монастырской описи 1641 г., имелось монастырское клеймо («пятно»), которое сам мастер ставил на изготовленный им образец вооружения (рис. 9)44.


Рис. 9. Старинные русские расхожие пищали – затинная и завесная (большая). Акварель Ф.Г. Солнцева. 1830-е гг. Изд.: Древности Российского государства. Отд. III. Броня, оружие, кареты и конская сбруя. М., 1853 

Клеймением сопровождалась и перепись Оружейной палаты в 1687 г., когда, например, на кольчуге из основного собрания оружия (4466 ОП) было укреплено свинцовое литое клеймо «Большой государевой казны» с выбитым в середине и внизу изображением двуглавого орла в щитке. До этого на кольчуге имелось лишь одно клеймо, о котором в описи 1687 г. отмечено: «Кольчуга, а на ней мишень медная, на мишени надпись: боярина князя Петра Ивановича Шуйского»45. Об усилении тенденции к своего рода музеефикации оружейного собрания можно судить по упоминанию в описи Оружейной палаты 1687 г. древнейшей «шапки железной с деисусом» греческого дела, датируемой XIII в. (рис. 10). С той же целью в данной описи самым тщательным образом зафиксированы всевозможные данные, в том числе устные предания, свидетельствовавшие в пользу мемориального характера предметов вооружения, таких как, например, иранская шапка XVI в. из имущества князя Федора Ивановича Мстиславского, поставленная составителями описи в связь с казанским царем Шиг-Алеем46.


Рис. 10. Шапка с Деисусом. Византия, XIII–XIV вв. Высота – 30,0 см. Диаметр – 30,0 см. Вес – 2365,7 г. Ор-4732 

В этом контексте весьма примечательно, что вещи, не входившие в основной состав Оружейной палаты, перестают упоминаться в следующих после 1687 г. описях. Новые образцы строевого вооружения, разнообразные сырьевые припасы, а также предметы домашнего быта уже не были включены в состав новой описи, проведенной в связи с грандиозным кремлевским пожаром 19 июня 1701 г.47 Аналогичным образом основной фонд Оружейной палаты по описи 1687 г. преимущественно наличествует и в описи 1711 г., составленной по случаю перевода главных кадров оружейников в новую столицу – Петербург. Упорядочение и стабилизация основного хранения нашли свое выражение не только в укомплектованной структуре и практически неизменном, за редким исключением, количественном составе, но и в сложившейся системе порядковой нумерации. Последняя подвергалась время от времени лишь некоторым изменениям, не касавшимся, как правило, парадного оружия с драгоценной отделкой, за которым традиционно сохранялись первые места в каждом из разделов. Так, незначительные перестановки в нумерации были произведены с прибавлением к описи 1711 г. группы вещей, оказавшихся в октябре 1712 г. в Палате «сверх прежней описи»48.

Опись Оружейной палаты 1687 г. зафиксировала наивысший уровень московской школы оружейного дела, достигнутый во многом благодаря руководящей роли правительства по воспроизводству кадрового состава московских оружейников и четкой организации оружейного ремесла. Уникальные по масштабу источниковедческие данные этой описи непреложно указывают на то, что к концу XVII в. Оружейная палата стала поистине всероссийским оружейным центром.  


1 См. подробнее: Ульянов О.Г. Оружие московского дела в событиях русскопольской войны 1654–1667 гг. (по данным описей Государевой оружейной казны) // Война и оружие. Труды Третьей Международной научно-практической конференции. Ч. III. СПб., 2012. С. 304–320.

2 Трутовский В.К. Боярин и оружничий Богдан Матвееевич Хитрово и Московская Оружейная палата // Старые годы. № 7–9. М., 1909. С. 345–383; Селезнева И.А. Российский государственный деятель Б.М. Хитрово // Вопросы истории. № 1. М., 1987. С. 78–87 и др.

3 См. о ней в работе: Ульянов О.Г. Оружейная школа Москвы в первой половине XVII в. (по данным Описей 1639, 1646 и 1647 гг.) // Война и оружие. Материалы Второй Международной научно&практической конференции. Ч. 2. СПб., 2011. С. 442–455.

4 Арсеньев Ю.В. К истории Оружейного приказа в XVII веке. М., 1904. С. 14.

5 РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. Ч. IV. Ед. хр. 3650.

6 Там же. Ч. VIII. Ед. хр. 9513; Ч. X. Ед. хр. 13447.

7 Малиновский А.Ф. Историческое описание древнего Российского Музея, под названием Мастерской и Оружейной палаты в Москве обретающегося. М., 1807. С. 5.

8 РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 2. Ед. хр. 946.

9 Там же. Оп. 1. Ч. VI. Ед. хр. 6982. Л. 1–2.

10 Там же. Ч. VII. Ед. хр. 8930.

11 Там же. Ед. хр. 8893. Л. 55.

12 Там же. Ч. VIII. Ед. хр. 9729.

13 Там же. Ед. хр. 9987, 10844, 9891; Ч. IX. Ед.хр. 11944.

14 Ульянов О.Г. Оружие московского дела… С. 317.

15 РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. Ч. VIII. Ед. хр. 11004; Ч. XIa. Т. I. Ед. хр. 15056; Ч. XII. Ед. хр. 17799.

16 Там же. Ч. XII. Ед. хр. 18387.

17 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. VII. Т. 13. М., 1991. С. 307, 324.

18 Историческое известие об упомянутых старинных чинах в России, подготовил Н.И. Новиков // Древняя Российская Вивлиофика. Ч. XX. М., 1791. С. 438.

19 История о невинном заточении ближнего боярина Артемона Сергеевича Матвеева, изданная Николаем Новиковым. СПб., 1785. С. 386.

20 Собрание музея-заповедника «Коломенское». ГМЗК 0-1038/КП-2000.

21 РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 2. Ед. хр. 936.

22 См. подробнее: Ульянов О.Г. Оружейная школа средневековой Москвы в отечественной историографии XIX в. // Историография источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин. Материалы XXII международной научной конференции. М., 2010. С. 377.

23 Вельтман А.Ф. Объяснительный словарь предметов древней царской казны и Оружейной палаты. М., 1844; Вельтман А.Ф. Московская Оружейная палата. М., 1860.

24 Викторов А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов. 1584–1725 гг. 2 вып. М., 1877–1883.

25 Викторов А.Е. Указ. соч. C. 391.

26 Там же. 

27 Малицкий Г.Л. К истории Оружейной палаты Московского Кремля // Государственная Оружейная палата Московского Кремля. М., 1954. С. 533.

28 См., напр.: Ларченко М.Н. Новые данные о мастерах оружейниках Оружейной палаты первой половины XVII века // Материалы и исследования ГММК, Вып. 2. М., 1976. С. 26.

29 Ульянов О.Г. Оружейная школа Москвы … С. 447–452.

30 РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 2. Ед. хр. 936. Л. 27.

31 Там же. Л. 127.

32 Гордеев Н.В. Русское огнестрельное оружие и мастера-оружейники Оружейной палаты XVII века // Государственная Оружейная палата Московского Кремля. М., 1954. С. 24–25.

33 РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. Ч. VI. Ед. хр.7368; Ч. X. Т. II. Ед. хр. 13950.

34 Викторов А.Е. Указ. соч. С. 382.

35 См.: Ульянов О.Г. Институт оружейничих и развитие московской оружейной школы в XVI веке // Война и оружие. Новые исследования и материалы. Материалы Международной научно-практической конференции. Ч. II. СПб., 2010. С. 351–366.

36 РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. Ч. VII. Ед. хр. 8324, 8573.

37 Там же. Оп. 2. Ч. 1. Ед. хр. 1026.

38 Там же. Оп. 1. Ч. IX. Ед. хр. 12698; Ч. X. Т. II. Ед. хр. 13843.

39 Там же. Оп. 1. Ч. IX. Ед. хр. 11849; Оп. 2. Ч. 1. Ед. хр. 594.

40 Там же. Оп. 1. Ч. X. Т. I. Ед. хр. 13291; Ч. XII. Ед. хр. 18501.

41 Там же. Т. 2. Ч. 2. Ед. хр. 936. Л. 548. Гл. 1.

42 Там же. Оп. 1. Ч. VII. Ед. хр. 8343; Оп. 2. Ч. 2. Ед. хр. 936. Л. 548.

43 Там же. Т. 2. Ч. 2. Ед. хр. 936. Л. 696 об., 701.

44 См. подробнее: Ульянов О.Г. Оружейные мастерские Троице-Сергиевой лавры и их роль в героической обороне монастыря в годы смуты // Церковь и общество в России на переломных этапах истории: сборник тезисов Всероссиской научной исторической конференции Московской Духовной Академии. Сергиев Посад, 2012. С. 27.

45 См. Рис. 9 в статье: Ульянов О.Г. Институт оружейничих … С. 351–366; Сборник Оружейной палаты. М.: Изд-во Оружейной палаты, 1925. С. 118.

46 Атрибуцию арсенала Мстиславских см. в работе: Ульянов О.Г. К проблеме работы «по образцу» в московской школе художественного оружия XVI–XVII вв. // Советская археология. № 4. М., 1990. С. 92–105.

47 Викторов А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов. 1584–1725 гг. Вып. 2. С. 392–393.

48 Опись Оружейной палаты: В 7 ч. Ч. 4. Кн. 3. М., 1885. С. 13.


Комментарии

Написать