en / de

Старинное (антикварное) оружие: история коллекций в согласии с правом и праву вопреки, Шелковникова Е.Д.


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2013 года 

Часть IV
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2013
© ВИМАИВиВС, 2013 
© Коллектив авторов, 2013

В РАЗЛИЧНЫХ отраслях научных знаний – оружиеведении, военной науке, юриспруденции и других – в зависимости от конкретных задач исследования и прикладного значения, который придается термину «оружие», его дефиниция различна. Так, в юриспруденции этот термин употребляется в собственном смысле данного слова, исходя из прямого функционального предназначения оружия.

Сформулированное в ст. 1 Федерального закона «Об оружии» определение понятия «оружие» – устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов1 – разработано с учетом широкого круга относящихся к нему предметов и поэтому носит общий характер.

Ныне в ФЗ «Об оружии» появились новые термины – «оружие, имеющее культурную ценность» и «старинное (антикварное) оружие». К оружию, имеющему культурную ценность, закон относит «оружие, включенное в состав Музейного фонда Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 26 мая 1996 года № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» либо подпадающее в соответствии с решением уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти под действие Закона Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. № 4804-I «О вывозе и ввозе культурных ценностей», в том числе старинное (антикварное) оружие. Соответственно к старинному (антикварному) оружию ФЗ «Об оружии» отнес «огнестрельное, метательное и пневматическое оружие, изготовленное до конца 1899 года (за исключением огнестрельного оружия, изготовленного для стрельбы патронами), а также холодное оружие, изготовленное до конца 1945 года». Как видим, из трех приведенных выше дефиниций оружия вытекают три основных признака, характеризующих оружие: целевой, правовой и качественный2.

Правовой признак состоит в наличии особого правового режима оружия, в зависимости от того, является ли оно объектом разрешительной системы либо нет. Тем самым круг предметов, юридически подпадающих под категорию оружия, четко ограничен законодателем.

Помимо целевого и правового признаков оружие также должно обладать качественным признаком, т. е. пригодностью к использованию по прямому назначению. При наступлении необратимого изменения качества оружия, выражающегося в утрате способности поражать цель, оружие перестает быть предметом, представляющим опасность, однако сохраняет частично или полностью форму и всегда идею оружия, а при определенных условиях приобретает иной качественный признак – культурной ценности.

Примером международного правового акта, закрепляющего данный признак, является «Европейская рамочная конвенция о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами», где с достаточной полнотой точности определены объекты, которые огнестрельным оружием не являются. Отметим, что Конвенцией из перечня огнестрельного оружия исключен любой предмет, который: 1) стал окончательно непригодным к употреблению; 2) не подпадает из-за слабой мощности под контроль в стране его происхождения; 3) не подпадает под контроль в стране происхождения из-за его ветхости3.

Целевой признак оружия заключается в его специальном назначении (для поражения живой или иной цели, подачи сигналов, использования в культурных и образовательных целях) и обусловленных им конструктивных особенностях.

К сожалению, сегодня «для отечественной юридической науки характерен интерес к оружию исключительно как к средству криминальной деятельности, однако такая оценка носит односторонний характер <…> Оружие является особым предметом материального мира, резко выделяющимся из остальных достижений мировой культуры»4.  

Нами же предпринята попытка рассмотреть оружие в качестве особого предмета материальной культуры в историко-правовой ретроспективе. Именно старинное (антикварное) оружие как составная часть историко-культурного наследия России вбирает в себя ту часть исторического опыта, которая позволяет проследить «связь времен»: это путеводная нить, соединяющая древнейшие пласты российской истории с днем сегодняшним.

Теперь обратимся непосредственно к предмету нашего исследования – старинному (антикварному) оружию. Отметим при этом, что данное понятие в России на протяжении нескольких веков не было в ходу, и вот почему. В давние времена применялось аналогичное ему понятие «древнее оружие», т.е. оружие, относящееся к памятникам древности. По справедливому мнению А.Н. Кулинского, «в этот период древностями назывались все вещественные памятники, датируемые не позднее, чем начало XVIII в.5

Нами предпринята попытка изучения старинного оружия в России в процессе его движения, т.е. оборота. Проведенное нами историко-правовое исследование оборота старинного оружия показало следующее. На различных этапах развития российского государства отдельные стадии оборота древнего оружия – его изготовление, купля и продажа, передача, коллекционирование, экспонирование, учет, хранение, ношение, ремонт, перевозка, изъятие, уничтожение, ввоз и вывоз – складывались постепенно.

А теперь зададимся вопросом: каково же было отношение российского государства до Октябрьской революции 1917 г. к собирательству и коллекционированию «древнего оружия» музеями и частными лицами в правовом смысле?

В Своде законов Российской империи нет ни строчки о том, в соответствии с какими нормами права ее подданный вправе приобретать, продавать, перевозить, хранить, коллекционировать, экспонировать древнее оружие. Как видим, в Российской империи собиранием и коллекционированием оружия совершенно свободно мог заниматься всякий желающий. При этом дефиниций «коллекционирование оружия» и «древнее оружие» в тогдашнем законодательстве России не содержалось, как не было и разрешительной системы контроля за его оборотом.

А посему подданные Российской империи, желающие заниматься предметным собирательством древнего (как, впрочем, и современного) оружия, просто его коллекционировали.  

Отметим, что само оружейное законодательство России до 1917 г., хотя и не кодифицированное, представляло собой стройную систему, избежавшую крайностей в виде вседозволенности и тотального запрета. Так, в Своде законов Российской империи статьи, регулирующие оружейную сферу, рассредоточены по различным уставам, законам и постановлениям.

При этом к началу XX в. нормы административного и уголовного законодательства, регламентирующие оборот современных образцов оружия, содержались в четырех основных правовых актах: Уставе таможенном, Уставе о промышленности, Уставе о предупреждении и пресечении преступлений и Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Причем для административного законодательства того времени, закрепляющего правоотношения в оружейной сфере, был характерен запретительный тип регулирования. Поэтому у частных лиц, занимавшихся собирательством и коллекционированием древнего оружия, имелась лишь одна необременительная обязанность: соблюдать законодательные установления Свода законов Российской империи, не нарушая их.

Впрочем, для истинных коллекционеров древнего оружия – от представителей царствующего дома Романовых и высшей аристократии до рядовых подданных Российской империи – сам процесс кропотливого собирания старинного оружия подчас становился не только своеобразным культурным увлечением, но и образом жизни, человеческой судьбой.

Ситуация изменилась с началом революционных потрясений 1917 г. На основании Декрета СНК РСФСР от 10 декабря 1918 г. «О сдаче оружия»6 оно не изымалось только у членов партии (при наличии соответствующего представления комитета РКП (б), причем разрешалось иметь не более одной винтовки и одного револьвера. Право на владение оружием приобрело классовую и партийную окраску.

В Советской России отношение государства к частным оружейным собраниям и их владельцам изменилось радикально. Всевластие Советов по существу уничтожило прежних частных коллекционеров старинного оружия. И судьбы практически всех частных коллекций оружия складывались, увы, трагично и примерно одинаково. То было время грабежей, бесконечных переделов собственности, а зачастую и просто варварского уничтожения предметов старины. Многие личные коллекции оружия либо были увезены их владельцами за рубеж, либо растащены и разграблены в революционном вихре перемен, либо тайно проданы. В лучшем случае они оказались в советских музеях, но попавшие туда оружейные предметы из бывших личных коллекций часто утрачивали свою историю. Не уехавшие из России коллекционеры старинного оружия вынужденно «ушли в подполье», дабы не попасть под уголовную ответственность за незаконное хранение и сбыт оружия, поскольку ст. 220 первого Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. вводила уголовную ответственность за незаконное хранение огнестрельного оружия без соответствующего разрешения – принудительные работы7.

Отчего же получилось именно так, а не иначе? Классовое правосознание при Советской власти заставляло считать, что оружие дореволюционного времени есть «атрибут царского периода», предмет дворянской и буржуазной культуры. Большинство рядовых советских граждан, испытывавших постоянные материальные трудности, не стремилось овладеть образцами коллекционного оружия, а зачастую и не представляло себе их культурной ценности. Все эти факторы привели к тому, что значительное число единиц старинного оружия в советский период было утрачено, похищено или увезено эмигрантами за границу.

Но все же некоторые советские граждане на свой страх и риск занимались коллекционированием старинного оружия. Среди них были военные, партийные и советские работники, дипломаты, работавшие за рубежом журналисты, художники… и просто те, кому старинное оружие досталось по наследству либо иным (не всегда легальным) путем. При этом содержание ст. 218 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. каждый подпольный частный собиратель старинного оружия знал досконально. Однако тайно продолжал пополнять свою коллекцию, потому как иной жизни для себя просто не представлял.

Впервые для российских музейных и частных коллекционеров оружия «луч света в темном царстве» блеснул уже в другом государстве – Российской Федерации, когда их правовое положение было относительно определено в Федеральном законе «Об оружии» № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. (ст. 25 «Коллекционирование оружия»), а также в ряде подзаконных актов. И одновременно сложилась парадоксальная ситуация: старинное оружие реально находилось в экспозициях и фондах государственных, муниципальных и частных музеев, в частных коллекциях, экспонировалось как в России, так и за рубежом, но при этом в российском законодательстве не упоминалось, словно не имело места быть. Как видим, формально-юридически в ФЗ «Об оружии» имелся пробел, который применением аналогии закона восполнить было практически невозможно.

В сложившейся «пиковой» ситуации правоприменителям пришлось пойти по обходному пути, именуемому «джентльменским соглашением» между руководством МВД России и Министерства культуры РФ (которое, впрочем, не всегда соблюдалось). До середины июля 2012 г. оборот старинного (антикварного) оружия в нашей стране осуществлялся без получения соответствующих лицензий органов внутренних дел при наличии заключений историко-искусствоведческих экспертиз о признании их культурной ценностью в порядке, определяемом п. 2 постановляющей части постановления Правительства РФ № 814 – 1999 г. «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации». Данное заключение составлялось экспертами, аттестованными Росохранкультурой (а затем Министерством культуры России), которые и должны были его зарегистрировать в этом же федеральном органе исполнительной власти. И к 2012 г. на журнальном учете в Министерстве культуры РФ состояло порядка 650 частных коллекционеров старинного оружия.

Однако отсутствие законодательного определения понятия «старинное оружие» создавало огромные трудности как для музейного, так и для частного коллекционирования старинного оружия в России. Приведу такой пример.

Лишь в 2008 г. для государственных музеев, в фондах которых находится огромное количество предметов оружейной старины, на основании ст. 8 Федерального закона «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» № 150-ФЗ от 25 мая 1996 г. была наконец-таки отменена обязанность получения и продления каждые 5 лет лицензии на коллекционирование оружия и патронов к нему в органах внутренних дел. Именно тогда заведующий отделом оружия «Арсенал» Государственного Эрмитажа в разговоре со мной заметил, что в музейном собрании при наличии значительного количества старинного длинноствольного и короткоствольного огнестрельного оружия нет ни одного патрона к ним.  

Однако частные коллекционеры старинного оружия, в подавляющем большинстве не получившие лицензию на коллекционирование оружия и патронов к нему, были фактически отданы на «заклание» закону – Уголовному кодексу РФ (п. 1 и 4 ст. 222), Кодексу РФ об административных правонарушениях (ст. 20.8 и 20.12), а также – на «милость» правоприменителей (сотрудников органов внутренних дел и таможенных органов). Систематически возбуждались уголовные дела в отношении частных коллекционеров старинного оружия, а бесценные предметы оружейной старины на основании соответствующих правоприменительных актов изымались и исчезали без следа, а то и переходили в нечистые руки любителей поживиться изъятой культурной оружейной ценностью. А ведь в соответствии с нормами российского законодательства изъятое старинное оружие должно было передаваться в государственные музеи.

Вместе с тем сложился и некий позитив – это судебная практика. В последние годы уголовные дела по п. 1 и 4 ст. 222 УК РФ в отношении владельцев старинного оружия в большинстве своем «разваливались» на стадии следствия, не доходя до суда, приговоры же выносились с условным сроком осуждения. Выносились и положительные для истцов (частных коллекционеров старинного оружия) решения районных судов субъектов РФ об оспаривании действий и бездействия органов внутренних дел и таможенных органов.

Все это время Министерство культуры РФ, юристы, специалисты в области оружиеведения неоднократно обращали внимание на этот пробел в отечественном законодательстве, который по существу оставил вне поля правового регулирования весьма важный пласт культурного наследия страны8.

И лишь в реальной жизни вопреки всем правовым пробелам старинное оружие спокойно находилось в относительно свободном частном обороте: ввозилось на территорию РФ, покупалось, продавалось, коллекционировалось и экспонировалось и проч.

Впервые попытка законодательно сформулировать понятие «оружие, имеющее культурную ценность» была предпринята в проекте Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об оружии”», принятом в первом чтении Государственной Думой 1 ноября 2002 г. В нем к «оружию, имеющему культурную ценность», отнесено «оружие, обладающее по своим параметрам и характеристикам научной, исторической или художественной ценностью, предназначенное для исследования, хранения, коллекционирования, экспонирования, использования и иной реализации юридическими лицами своих уставных задач и удовлетворения гражданами своих культурных потребностей, а также оружие, включенное в состав Музейного фонда Российской Федерации:

– антикварное оружие: огнестрельное гладкоствольное и нарезное дульнозарядное и казнозарядное оружие с фитильной, колесцовой, кремневой, капсюльной или иной системой воспламенения заряда, изготовленное до 1891 года, а также основные части такого огнестрельного оружия; метательное, пневматическое и холодное оружие, изготовленное более 50 лет назад, за исключением изготовленных после 1947 года штыков и штык-ножей к огнестрельному оружию;

– копии антикварного оружия: оружие, изготовленное по оригиналу либо чертежам образца антикварного оружия при условии точного или масштабного воспроизведения его конструкции, внешнего вида и художественной отделки, не включающие подлинные части антикварного или иных видов оружия;

– реплики антикварного оружия: оружие, изготовленное по оригиналу, чертежам либо описанию образца антикварного оружия с творческим варьированием конструкции, внешнего вида или художественной отделки, представляющее культурную ценность как образец художественного творчества и декоративно-прикладного искусства»9.

Данный законопроект готовился ко второму чтению довольно долго – целых десять лет. И лишь в прошлом году депутаты нового созыва Государственной Думы наконец-таки взялись за «оружие, имеющее культурную ценность». 22 июня 2012 г. Государственная Дума РФ практически единогласно приняла в третьем чтении Федеральный закон № 162784-3 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об оружии” (по вопросу особенностей, порядка и условий оборота оружия, имеющего культурную ценность)», который вскоре был одобрен Советом Федерации, подписан Президентом России и 13 июля 2012 г. вступил в действие10. Таким образом, впервые в истории государства российского в законодательстве появились новые понятия – «оружие, имеющее культурную ценность» и «старинное (антикварное) оружие».  

Это событие на протяжении многих лет ожидалось специалистами в области оружейной истории и искусства, музейными работниками, любителями и ценителями военной истории, частными коллекционерами оружейных раритетов. Ожидалось, что легализованный на уровне федерального закона термин «старинное (антикварное) оружие» должен иметь огромное значение для сохранения и популяризации как музейных памятников российской оружейной культуры, так и оружейных предметов из частных коллекций.

Остается сожалеть, что ряд положений законодательных новелл, увы, не соответствует историческим реалиям, что вызывает вполне обоснованное недоумение и беспокойство. Так, частью первой ст. 1 Федерального закона «Об оружии» введено понятие старинного (антикварного) оружия: «огнестрельное, метательное и пневматическое оружие, изготовленное до конца 1899 года (за исключением огнестрельного оружия, изготовленного для стрельбы патронами. – выделено нами), а также холодное оружие, изготовленное до конца 1945 года».

Такое законодательное определение старинного (антикварного) оружия не только существенно ограничило реальный круг памятников оружейной старины, но и явно противоречит мировой истории развития огнестрельного оружия. Известный факт: полноценные патроны к дульнозарядному оружию появляются в середине XVI в., им на смену в начале XIX в. приходят унитарные патроны с интегрированным капсюлем. Таким образом, из законодательного понятия «старинного (антикварного) оружия» выпала огромная группа ценнейших исторических памятников огнестрельного оружия XVI–XIX вв., составляющих национальное достояние России и хранящихся ныне в музейных собраниях и частных коллекциях. Отныне в законодательное понятие «старинное (антикварное) оружие» не входят многоствольные, казнозарядные, магазинные ружья и пистолеты XVI–XVII вв., сложные оружейные конструкции охотничьего оружия XVIII в., прославленные разработки русских и иностранных оружейников XIX в.

Вызывает вопросы и то, что в ФЗ «Об оружии» «старинное (антикварное) оружие» отнесено к виду «гражданского оружия» (для культурных и образовательных целей), что существенного ограничивает его свободный оборот как культурного достояния России. Ведь целевое назначение старинного (антикварного) оружия совершенно другое: сегодня это предметы исследования и коллекционирования, памятники истории поколений людей – наше культурное наследие!

Безусловно, я как бывший научный работник правоохранительных органов с полным пониманием отношусь к проблеме общественной безопасности, лежащей в основе действующего ФЗ «Об оружии». Однако количество преступлений, совершенных с применением старинного (антикварного) оружия все-таки равно нулю. Поэтому я поддерживаю стремление отделить законодательный оборот старинного (антикварного) оружия от иных современных видов оружия: боевого, служебного и гражданского. Однако введенные законодателями ограничения на его оборот не только не способствуют сохранению культурных ценностей, но и прямо ему препятствуют, что абсолютно недопустимо. Вдобавок за рамками принятых законодательных изменений и дополнений ФЗ «Об оружии» осталась такая разновидность оружия, имеющего культурную ценность, как современное художественно-украшенное и авторское художественное холодное оружие, которое за последние два десятилетия выделилось как самостоятельный художественный жанр декоративно-прикладного искусства.

Что же в реальности получилось? Отныне законопослушный частный коллекционер старинного (антикварного) оружия обязан разместить свою коллекцию в сейфах и шкафах, недоступных для посторонних лиц, оснастив место ее хранения охранно-пожарной сигнализацией, оформить государственные экспертизы на подлинность своих оружейных предметов и получить в разрешительных подразделениях органов внутренних дел лицензию на коллекционирование гражданского оружия, имеющего культурную ценность, сроком на пять лет. Соответственно все гражданско&правовые сделки со старинным оружием – покупка, продажа, дарение, наследование – возможны лишь при наличии у коллекционера данной лицензии. Торговля старинным (антикварным) оружием отныне доступна немногим антикварам, поскольку теперь ее разрешено осуществлять лишь юридическим лицам при наличии лицензии органов внутренних дел на торговлю гражданским оружием для культурных и образовательных целей (с оборудованием соответствующего помещения для хранения оружия, сигнализации, документации и проч. на основании требований Приказа МВД РФ № 288 1999 г.). И такой магазин в Москве уже органами внутренних дел лицензирован.

Недавно директор одного федерального музея мирового уровня с грустью сказал мне, что после 13 июля в его музей не скоро придут российские граждане, желающие подарить или продать свои оружейные раритеты (а прежде таковых было немало). И действительно, ныне далеко не каждый частный коллекционер старинного оружия осмелится легализовать свою оружейную коллекцию: риск кражи либо ограбления при современной криминогенной ситуации в стране слишком высок, а ценности в некоторых коллекциях находятся немалые.

Хотелось бы внести предложение вновь вернуться к законодательному обсуждению изменений и дополнений ФЗ «Об оружии» в части терминологии и порядка оборота старинного (антикварного) оружия, дабы выработать оптимальное правовое решение с учетом мнения, опыта и профессиональных знаний специалистов – историков-оружиеведов, работников культуры в области оружия.

Надеемся, что такое совместное объединение усилий разработчиков нового законопроекта «Об оружии» поможет привести статьи новой редакции Федерального закона «Об оружии» в соответствие с международными нормативно-правовыми актами в этой области: Конвенцией ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» (Париж, 17 ноября 1970 г.) и законодательством Таможенного союза. Возможно, следует вернуться вновь и к назревшему вопросу о целесообразности ратификации Россией Протокола против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющего Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности (утвержден резолюцией 55/255 Генеральной Ассамблеи от 31 мая 2001 г.), в котором не только содержится международно-правовое понятие огнестрельного оружия, но и статьей 3 «а» установлено, что «старинное огнестрельное оружие ни в коем случае не включает огнестрельное оружие, изготовленное после 1899 года».

С прошлой осени «канула в лету» полюбившаяся почитателям военной истории и коллекционерам московская Международная выставка военного антиквариата «Традиция». А на стендах XXXIII Российского Антикварного салона в ЦДХ в Москве (20–29 октября 2012 г.) антиквары разумно остереглись выставить старинное (антикварное) оружие, дабы не ощутить на себе тяжкое бремя уголовной ответственности по ст. 222 УК РФ.

Мне все-таки думается, что внесенные в Федеральный закон «Об оружии» № 162784-3 дополнения в отношении порядка оборота старинного «антикварного» оружия реально привели к ограничениям конституционных прав и свобод человека и гражданина в России – демократическом правовом государстве (хотя согласно Основному закону нашей страны они возможны лишь в рамках п. 3 ст. 14 Конституции РФ). Не сомневаюсь, что соответствующие изменения и дополнения в действующий закон «Об оружии» рано или поздно будут внесены. Вот только как долго культурной российской общественности придется их ожидать – год, пять, десять лет? И сколько оружейных памятников будет за это время изъято и утрачено?

Старинное оружие относится к историко-культурному наследию Российской Федерации и является составной частью мировой культуры. Вне сомнения Федеральный закон «Об оружии» должен не препятствовать, а содействовать сохранению культурного достояния нашей страны – старинного (антикварного) оружия. Ведь еще юристы Древнего Рима утверждали: Lex prospicit, non respicit – «Закон должен смотреть вперед, а не назад».  


1 Федеральный закон «Об оружии» от 13.12.1996 № 150-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 21.07.1998 № 117-ФЗ, от 31.07.1998 № 156-ФЗ, от 17.12.1998 № 187-ФЗ, от 19.11.1999 № 194-ФЗ, от 10.04.2000 № 52-ФЗ, от 26.07.2001 № 103-ФЗ, от 08.08.2001 № 133-ФЗ, от 27.11.2001 № 152-ФЗ, от 25.06.2002 № 70-ФЗ, от 25.07.2002 № 112-ФЗ, от 10.01.2003 № 15-ФЗ, от 30.06.2003 № 86-ФЗ, от 08.12.2003 № 170-ФЗ, от 29.06.2004 № 58-ФЗ, от 26.04.2004 № 23-ФЗ), от 10.07.2012 № 113-ФЗ.

2 См.: Веселова Е.В. Административно-правовое регулирование оборота оружия, имеющего культурную ценность: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 2009; Шелковникова Е.Д. Теоретические и правовые основы деятельности органов внутренних дел по контролю за оборотом оружия. М.: ВНИИ МВД России, 1998. С. 5–11; Шелковникова Е.Д., Ефимов С.В. Старинное оружие в России. СПб.: Русская коллекция, 2010. С. 4–6.

3 См.: Европейская рамочная конвенция о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами, Страсбург, 28 июня 1978 г. (не ратифицирована Российской Федерацией).  

4 Корецкий Д.А. Оружие как социально-культурная категория: криминологические аспекты: Проблемы правовой и криминологической культуры борьбы с преступностью. М., 2002. С. 29.

5 См.: Кулинский А.Н. К истории собраний и частного коллекционирования оружия в дореволюционной России. Частные коллекции оружия в дореволюционной России. М.: Изд. Галерея «Русские палаты», 2004; Его же. Коллекционеры оружия в дореволюционной России: новые данные исследований // Бомбардир. 2008. № 20; Его же. Частные коллекции оружия в западных губерниях Российской империи // Война и оружие. Новые исследования и материалы. Мат-лы межд. науч.-практ. конф. СПб., 2010, Ч. 1. С. 417–455; Шелковникова Е.Д., Ефимов С.В. Старинное оружие в России; др.

6 См.: СУ. 1918. № 93. С. 933.

7 См.: СУ. 1922. № 15. С. 153.

8 См.: Стенограмма пленарного заседания Государственной Думы РФ от 1 ноября 2002 года. URL: http://www.akdi.ru/GD/PLEN_Z/2001/11/01&amp;11.htm.

9 Статья 5.1. Проекта № 162784&3 Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об оружии»». Бюлл. № 199 (647). Ч. 1. С. 56–57.

10 Российская газета. 2012. 13 июля. Федеральный выпуск № 5832.  


Комментарии

Написать