en / de

Кавказская артиллерия Шамиля. Трофеи из собрания ВИМАИВиВС. А.В. Громов (Санкт-Петербург)


Кавказская артиллерия Шамиля. Трофеи из собрания Военно-исторического Музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.

 А.В. Громов (Санкт-Петербург)

Департамент культуры Минобороны России Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи

Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Восьмой Международной научно-практической конференции 17–19 мая 2017 года Часть II


Санкт-Петербург ВИМАИВиВС 2017


© ВИМАИВиВС, 2017 
© Коллектив авторов, 2017 
© СПбГУПТД, 2017

В СОБРАНИИ Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) находится на сегодняшний день значительное число трофеев русско-турецких и русско-персидских войн XVIII–XIX вв., а также оружия (в том числе и орудий), взятого в боях с горцами Северного и Западного Кавказа в ходе так называемой Кавказской войны 1817–1859 гг. 

2020-02-04_16-44-27.png


Значительное число трофеев такого рода было доставлено из Тифлисского арсенала в 70–80-х гг. XIX столетия без окончательной атрибуции, причем часть пушек проходит по документам как пушки горцев «времени Шамиля» – т. е. орудия местной кавказской выделки 1 .
Как правило, нет указания ни на место их производства, ни на прочие (хотя бы косвенные) обстоятельства, способные пролить свет на происхождение таких пушек, их применение или особенности матчасти. Ни одного лафета таких орудий не сохранилось, а описания очевидцев чаще всего не упоминают таких подробностей либо касаются в основном самодельных горских лафетов под стволы русских трофейных пушек, время от времени применявшихся дагестанскими и чеченскими «партизанами» в боях с Русскими 2 . В любом случае сохранившиеся трофеи (как в фонде ВИМАИВиВС, так и в других музеях России) нуждаются в описании, атрибуции и введении в научный оборот. 

Находящиеся в музеях орудия представляют собой ценнейший материальный источник по артиллерии и военному делу горцев при Шамиле и его предшественниках. И хотя тема орудий горцев (и производства орудий, в частности) поднималась уже не раз 3 , изучение материалов ВИМАИВиВС (как документов научного архива, так и самих орудий из фонда материальной части артиллерии (МЧА)) показывает, что эту тему нельзя признать на сегодняшний день закрытой. В частности, среди прочего обнаружены сразу три (!) небольших местных пушки маленького калибра (до 37 мм), по всем документам описанные как орудия Шамиля, хранившиеся до 1898 г. в доме наказного атамана Терского казачьего войска 4 . Эти орудия (№ МЧА 010/119, 010/120 и 010/121) представляют собой интересный памятник оружейного производства горцев и вместе с тем историческую реликвию, относящуюся к событиям завершающего этапа так называемой Кавказской войны. Вообще попытки Шамиля завести у себя артиллерию отмечаются на страницах русских источников начиная с 1840 г. 5 Хотя, конечно, технология производства местных орудий была кустарной, однако горцы довольно быстро набрались опыта, а после первых своих успехов на поле боя обзавелись и орудиями российского производства 6

И если первоначально, захватывая орудия, горцы старались их максимально испортить, сбросить в ущелье или же попросту увезти 7, то с появлением в армии Шамиля первых русских солдат-дезертиров предпринимаются как попытки использовать имеющиеся трофеи, так и попытки отливки пушек своего образца 8. Орудия отливались из красной меди 9 либо из чугуна 10, а их размеры, как и калибры, не отличались единообразием. Так, в материалах архива ВИМАИВиВС обнаружена редкая фотография медной кавказской пушки калибром около 6 фунтов, захваченной русской армией на Кавказе 11. По документам о поступлении ее в фонды музея (само орудие, очевидно, было утрачено в ходе эвакуации в 1918 г.), данная пушка была взята в 1858 г. в экспедицию генерала И.А. Вревского на аул Анкратль 12 (ил. 1). 

2020-02-04_16-50-38.png

То, что у горцев были технологии для литья чугунных орудий, а также ядер – документально установленный факт. О переплавке русских чугунных пушек, не годных для применения, сборе ядер в местах боев с русскими (как и отливке собственных ядер и фальконетов из чугуна) сообщают источники 13.

Но если самой боеспособной и качественной матчастью из артиллерии горцев были именно русские пушки и единороги, захваченные ими в ходе боевых действий, то информация об орудиях местного производства и реальном их применении вопиюще скудна. Почти все крупные успехи горцев в области артиллерии (взрыв арсенала в укреплении Ахты в 1848 г.14 и т. п.) связаны в основном с применением русских трофейных пушек обр. 1838 г., нередко также с наводчиками и расчетами из числа солдат-дезертиров.

Битва за Ахты — военные действия, происходившие между мюридами Имама Шамиля и русскими войсками с 14 по 22 сентября 1848 года возле аула Ахты в Самурском округе Прикаспийского края в Дагестане. Ключевой эпизод Самурского похода Шамиля. Окончилась битва победой русских войск и отступлением Шамиля из Самурского округа.

источник:https://ru.wikipedia.org

Storm_of_the_fortress_of_Akhty_1848.jpg

Штурм Ахтынской крепости. 

Полидор Иванович Бабаев. 

Хотя известно, что небольшого размера пушки (происхождение их, возможно, было туземным или персидским) использовались у горцев и ранее (т. е. до 1840 г.), их тип, калибр, размеры почти никак не отражены в описаниях очевидцев. Вероятно, они напоминали собой замбуреки – небольшого калибра вьючные (и верблюжьи) пушки, в больших количествах применяемые у персов и у афганцев. В частности, пушка из чугуна, находящаяся в Дагестанском государственном объединенном историко-архитектурном музее (Махачкала) 15, представляет собой как раз аналог подобной пушки (ил. 2). По фотографиям явно видно, что ее плоская, без винграда, торель предназначена для деревянной (ружейного типа) ложи, с вертлюгом (на манер колышка) и прикладом. 

Винград — выступающая часть (прилив) на казне гладкоствольных и нарезных артиллерийских орудий, заряжавшихся с дула.
Основным назначением винграда является облегчение вспомогательных действий с орудием, как, например: при перевозке или установке орудия на лафет.

 

2020-02-04_17-10-08.png

Аналогичный образец, сделанный в Персии и захваченный при Шамхоре 3 (15) сентября 1826 г., находится в фонде ВИМАИВиВС (№ МЧА 09/67) (ил. 3). 

2020-02-04_17-11-24.png

Такие пушки (а точнее – наполовину ружья) были занесены афганцами в Персию еще в правление Сефевидов, произведя там настоящий фурор.

Сефевидское государство, также Сефевидская держава или Сефевидская империя, (перс. دولت صفویه‎; Dowlat-e Safaviyye, азерб. Səfəvilər dövləti) — феодальное государство, созданное кызылбашской племенной конфедерацией во главе с правителем Ардебильской области шейхом ордена Сефевийе Исмаилом I, существовавшее с 1501 по 1722, названное по имени правящей династии Сефевидов. Территория государства включала территории современных Азербайджана, Ирана, Армении, Грузии, Туркменистана, Афганистана, Ирака, восточной Турции, Кувейта, Бахрейна, а также части Пакистана, юга Узбекистана, востока Сирии, и юга России (Дербент). В средневековых источниках государство чаще называлось Кызылбашским государством (Доулет-е Кызылбаш)

 Мода на них распространялась настолько быстро, что уже при правлении Фатх Али-шаха их число в войсках Персии достигало нескольких сотен 16. Нередко эти стволы попадали и в руки горцев, так что у некоторых из них явно имелась возможность ознакомления с этими, пусть и весьма специфическими, орудиями. Вопреки мнению некоторых исследователей 17, никакого лафета (в привычном смысле этого слова) ствол из музея в Махачкале не имел и иметь не мог, но, очевидно, использовался с вертлюга, как и подобная горно-вьючная (или так называемая верблюжья) артиллерия в войсках Персии 18

2020-02-04_17-20-00.png

источник:https://picryl.com/media/persia-1490-1907-9181d6

Вертлюг втыкался железным колышком в твердый грунт или в дерево (сами персы часто стреляли прямо с седла, заставив верблюда лечь на землю), после чего, уперевшись плечом в приклад (в данном случае он вместе с ложей утрачен), замбурекчи наводил ствол на цель. Кстати, по описанию персидского орудия № МЧА 09/67, к нему как раз имелось специальное верблюжье седло и деревянная ружейная ложа, утраченные впоследствии 19. И очевидное сходство орудия из музея в Махачкале с подобными же стволами, отлитыми в арсенале в Тебризе, свидетельствует как раз об определенном влиянии персидской оружейной традиции. 

Существовали при этом и небольшого калибра пушки, также с вертлюгом, но уже без деревянной ложи, вместо приклада имеющие винград. И они также использовались с вертлюга либо с седла, хотя источники обычно не конкретизируют, что именно из этих двух типов легких переносных орудий чаще всего применялось горцами. И, таким образом, в каждом отдельном случае мы не можем с уверенностью судить, о каком именно типе таких легких переносных орудий говорится в наших источниках. Кроме того, возможно, что для отдельных мелких пушек такого типа все же использовались лафеты полукустарного произвольного образца. По крайней мере, уже в 1837 г. при обороне Тететля и Ашильты горцы активно используют «фальконеты» (распространенный термин для обозначения вьючных пушек небольшого калибра), а в мае 1839 г. при разгроме Те-шов-Хаджи русскими взят лафет из-под фальконета (сам ствол, по-видимому, горцам удалось увезти) 20

О самодельных, так называемых казачьих (т. е. горных), пушках маленького калибра упоминают многие очевидцы или участники тех событий 21. Правда, неясно – идет ли речь о подобных же стволах с ложами (замбуреках) или всетаки об орудиях в точном смысле этого слова. Еще в 1859 г. при обороне Ведено у тилитлинского наиба Абдурахим-бека была самодельная пушка длиной в аршин (т. е. около 71 см), ядра которой по 20 штук сразу мог переносить один человек. 

Ее применение было неудачным – ядро не долетело до русских, упав в ауле и опрокинув котел с хинкалом 22

Не лучшим было применение и других самодельных пушек, что объясняется как недостаточной подготовкой местных расчетов, так и сравнительно невысоким качеством самодельного пороха для орудий 23. Горцы имели в избытке людей, обладающих личной храбростью или навыками партизанской войны, но для успешного развития артиллерийского дела у них не было ни серьезного боевого опыта, ни достаточно продолжительной (из поколения в поколение!) традиции в производстве и применении артиллерии. Эта традиция еще с XV в. существовала и развивалась в Турции, а с середины XVI в. – также у персов 24, но изолированные общины Кавказа имели не так много шансов создать у себя чтолибо равноценное шахскому арсеналу в Тебризе, а под давлением русских экспедиционных отрядов эта задача становилась почти и вовсе неисполнимой.

 Между тем как Шамиль и Гази-Мухаммад, так и их рядовые сподвижники прилагали немыслимые усилия для того, чтобы их артиллерия вышла на новый материальный и организационный уровень. И остается лишь удивляться тому, как войска Шамиля умудрялись довольно долго почти справляться с этой тяжелой и невыполнимой для них задачей. Во всяком случае, что удавалось горцам блестяще – это маневренность артиллерии и особенно маскировка ее на местности, инженерная подготовка позиций. По свидетельствам очевидцев и непосредственных участников тех событий, в каком-то смысле артиллерия Шамиля не уступала даже российской, а иногда и превосходила ее 25. Также отметим, что отдельные из дошедших до нас орудий малых калибров выглядят очень и очень достойным образом. Вот только некоторые из них.

2020-02-04_17-26-44.png

1) Ствол 1/2-фунт. (37-мм) гладкоствольной дульнозарядной пушки. № МЧА 010/119; № КЕУ 518 (ил. 4). Чугунный. Без дельфинов и мушки. Длина полная 76 см. (Длина до торели 70 см). Калибр 37 мм. Вес 30 кг. Дульная часть: с расширением к дульному срезу. Цапфы: без плечиков. Расположены посередине, чуть ниже центра оси ствола. Запал: без раковины. Расположен перед торельным поясом. Прицельное устройство: нет. Винград: короткий, в виде закругленного конуса. На дульной части – литой кольцевой пояс неправильной формы; два литых пояса аналогичной формы – в центральной части, около цапф; по всей длине ствола видны дефекты отливки и обработки точильным кругом (особенно заметные на казенной части). Есть раковины, забоины, канал ствола имеет следы износа.

2) Ствол 1/2-фунт. (35-мм) гладкоствольной дульнозарядной пушки. № МЧА 010/120; № КЕУ 688 (ил. 5). Чугунный. Без дельфинов и мушки. Длина полная 50 см. (Длина до торели 45 см). Калибр 35 мм. Вес 14 кг. Дульная часть: прямая с расширением в виде литых поясов неправильной формы, расположенных за дульным срезом. Цапфы: без плечиков. Расположены ближе к казенной части, по центру оси ствола. Запал: без раковины. Расположен перед торельным поясом в небольшом круглом углублении со следами разгара. Торельная часть: слегка закругленной формы. Прицельное устройство: нет. Винград: короткий, круглый, слегка неправильной формы. На дульной части – литой кольцевой пояс неправильной формы; два литых фриза – в центральной части, около цапф; аналогичной формы фриз – на торельном поясе; по всей длине ствола видны дефекты отливки, хорошо виден литейный шов. Есть раковины, забоины, канал ствола имеет следы износа.

2020-02-04_17-29-27.png

3) Ствол 1/2-фунт. (32-мм) гладкоствольной дульнозарядной пушки. № МЧА 010/121; № КЕУ 684 (ил. 6). Чугунный. Без дельфинов и мушки. Длина полная 57 см. (Длина до торели 50 см). Калибр 32 мм.Вес 28 кг. Дульная часть: с литым утолщением у дульного среза. Цапфы: простые, без плечиков, немного неправильной формы. Расположены посередине, ниже центра оси ствола. Запал: с квадратной литой раковиной. Расположен перед торельным поясом. Торельная часть: сложной формы, в виде литых кольцевых уступов. Прицельное устройство: нет. Винград: короткий, круглый, слегка неправильной формы. На дульной части – литой фриз в виде кольца; два фриза аналогичной формы – в центральной части, около цапф; еще два фриза – в казенной части (в том числе один – на торельном поясе). На стволе хорошо виден литейный шов. Есть раковины и забоины. 

Все три указанных орудия, судя по описи 1882 г., имели некогда на цапфах большой железный вертлюг, заканчивавшийся четырехгранным кованым стержнем для установки его на грунте либо в специальном вьючном седле. Вертлюги, по-видимому, утрачены еще в годы эвакуации фондов ВИМАИВиВС в Ярославль (1918–1926). Из документов следует, что орудия (как и упоминалось выше) долго хранились как боевые реликвии при доме наказного атамана Терского казачьего войска во Владикавказе и оттуда в 1898 г. были переданы в музей. Нечто похожее можно увидеть на фотографии из аула Гуниб, опубликованной в свое время Х.М. Доного 26 (ил. 7): 

2020-02-04_17-32-39.png

на памятнике (по-видимому, разрушен еще в годы Гражданской войны) находится несколько пушек малых и средних калибров. Однако почти все эти орудия имеют дельфины, и их калибр (до 6-фун. включительно) все же больше, чем у чугунных 1/2-фунт. пушек из фонда ВИМАИВиВС. Кроме того, исходя из имеющихся свидетельств (и по сохранившимся образцам таких пушек) вполне логично предположить, что орудия самых крупных калибров отлиты из красной меди (очень часто их отливали из бытовой луженой посуды), а «фальконеты» – из чугуна. Однако несколько небольших орудий, запечатленных на фотографии, не имеют дельфинов и в целом очень напоминают орудия, хранящиеся на экспозиции ВИМАИВиВС. Что позволяет делать уже определенные сопоставления относительно типологии таких пушек и особенностей литья. 

Как сообщают русские источники, почти все пушки после отливки горцы обтачивали на точильном круге: запечатленное на фото (ил. 1) орудие имеет явные следы таковой обточки. Аналогичным образом обточены и некоторые чугунные пушки небольшого калибра (например, ствол с № МЧА 010/119), что дополнительно подтверждает их местное (т. е. дагестанское и чеченское) происхождение. В отличие от не дошедшей до нас медной 6-фунт. пушки из аула Ункратль или чугунного замбурека из фондов музея в Махачкале эти орудия не являются непосредственным подражанием русским или персидским орудиям той эпохи, но очевидно воспроизводят одни лишь общие технологии производства и применения артиллерии, на доступном для оружейников имамата уровне. Именно это и делает эти три, неприметные на первый взгляд, легкие пушки выдающимся памятником оружейного дела кавказских горцев 40–50-х гг. XIX столетия. И с исторической точки зрения, указанные орудия (№ МЧА 010/119, 010/120, 010/121) имеют непреходящую ценность для большинства народов Северного Кавказа.

Статья опубликована с разрешения © ВИМАИВиВС


1 АВИМАИВиВС (Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи). Ф. 3Р. Оп. 111. Д. 8. Л. 375, 377, 378; Оп. 112. Д. 4. Л. 282.
2 О самодельных лафетах горцев см.: А.В. Воспоминания о былом // Военный сборник. 1872. №2. С. 341–342.
3 Вилинбахов В.Б. Артиллерия Шамиля // Ученые записки Дагестанского филиала АН СССР. Т. II. Махачкала, 1963. С. 159–172; Доного Х.М. Артиллерия в имамате Шамиля (1840–1859) // Война и оружие. Новые исследования и материалы. Пятая Международ. научно-практич. конф. 16–18 мая 2014 г. Ч. 1. СПб.: ВИМАИВиВС, 2014. С. 261–267. 4 АВИМАИВиВС. Ф. 3Р. Оп. 111. Д. 8. Л. 375, 377, 378; Оп. 112. Д.
4. Л. 282. 5 Вилинбахов В.Б. Указ. соч. С. 159–172.
6 Всего, по словам Хаджи-Мурата, в 1851 г. у Шамиля было до 30 орудий русского производства (см.: Потто В. Гаджи-Мурат // Военный сборник. 1870. № 11. С. 180).
7 Хроника Мухаммеда Тахира ал-Карахи / Пер. А. Барабанова. М.-Л., 1941. С. 44.
8 Аствацатурян Э.Г. Оружие народов Кавказа. М., 1995. С. 71–72.
9 Гордин Я.С. Кавказ: земля и кровь. СПб., 2000. С. 229.
10 Доного Х.М. Указ. соч. С. 266.
11 АВИМАИВиВС. Ф. 22. Оп. 92. Д. 33. Л. 18.
12 Название аула Анкратль (совр. Ункратль) – устаревший вариант написания (приводится по тексту архивного документа).
13 Абдурахман из Газикумуха… С. 107; АКАК. Т. Х. С. 527; Дневник полковника Руновского… С. 1400; Руновский А. Записки о Шамиле пристава при военнопленном. СПб., 1860. С. 130–131; Солтан В. На Гунибе в 1859 и 1871 гг. // Русская старина. 1892. №5. С. 402.
14 Анучин. Защита укрепления Ахты и Самурского округа в сентябре 1848 года // Кавказцы, или Подвиги и жизнь замечательных лиц, действовавших на Кавказе. Вып. 26–33. СПб., 1858. С. 21.
15 Доного Х.М. Указ. соч. С. 266–267.
16 Кругов А.И., Нечитайлов М.В. Персидская армия в войнах с Россией. 1796– 1828. М., 2016. С. 37–38.
17 Доного Х.М. Указ. соч. С. 266–267.
18 Кругов А.И. , Нечитайлов М.В. Указ. соч. С. 37–41.
19 АВИМАИВиВС. Ф. 22. Оп. 111. Д. 5. Л. 192.
20 Богуславский Л. История Апшеронского полка… Т. I. С. 467, 469.
21 Выдержки из записок Абдуррахмана… С. 23; Шамиль и Чечня… С. 140.
22 Абдуррахман из Казикумуха. Книга воспоминаний… С. 158–159; Выдержки из записок Абдуррахмана… С. 28.
23 Руновский А. Записки о Шамиле… С. 128–129.
24 MoshtaghKhorasani, Manouchehr (2010). Persian Firepower: Artillery. Classic arms and militaria, Vol. XVII. Is. 2. P. 19–25; Qajar Studies: War and Peace in the Qajar Era// Journal of the Qajar Studies Association. London, 2005 и т. д.
25 К. Обзор событий на Кавказе в 1846 году // Кавказский сборник. Т. XV. Тифлис, 1894. С. 470.
26 Доного Х.М. Указ. соч. С. 275.

Ваши комментарии


Здесь еще никто не оставлял комментариев. Станьте первым!

Оставить комментарий