en / de

Садочное немецкое ружье 12 кал. от Eduard Kettner

Для просмотра 3D нажмите на фото со знаком 360. Перейдите в режим просмотра 3D фотографии. Нажмите и удерживайте кнопку мыши, зажав кнопку проведите в лево или в право/ проведите пальцем по тачскрину. Можно увеличить колесом до 5 раз.

Основные характеристики

Производитель
Eduard Kettner
калибр
12
год производства
неизвестно
Затвор
Тройной затвор с рамкой Перде
компановка УСМ
по схеме Энсон Дилей
длина стволов
770 мм
вес
2,95 кг

Обзор немецкого садочного ружья Eduard Kettner подаренного семьей Урванцевых Николем Николаевичем и Елизаветой Ивановной, другу, егерю охотбазы «Студенное» ЛенВО Приозерского района Ленинградской области Демидову Борису Петровичу

Стандартная серийная немецкая модель ружья. Тройной затвор с рамкой Перде и верхним затвором Гринера, компановка УСМ по схеме Энсон Дилей

Первые оружейники в семействе Кеттнер появились уже в конце восемнадцатого века. Новая оружейная фирма «Eduard Kettner» была зарегистрирована 23 января тысяча восемьсот восемьдесят четвертого года.

Садочное немецкое ружье 12 кал. от Eduard Kettner

Она отправляла по почте охотничьи ружья и разные приспособления, предметы, требуемые для охотничьего промысла. В начале двадцатого века Кетннер приобрел под Кельном и в г. Зула две фабрики по производству оружия. Именно тогда появились первые экземпляры двустволок, выпускаемых под маркой, название которой — Eduard Kettner. Очень удобные в использовании, отличные рабочие ружья с хорошими характеристиками боя пользовались большой популярностью и конкурировали с оружием фирмы Зауэр.

12 калибр замок охотничье ружье

В начале первой мировой фирма семьи Кеттнеров уже освоила большой ассортимент комбинированных и гладкоствольных ружей. Начиная от самых дешевых курковых и дорогих садочных бескурковых. Так же изготавливались тройники и четырехстволки.

В течение короткого отрезка времени торговый дом стал одним из самых больших производителей охотничьего оружия в Германии. Механическая фабрика в городе Зула оснащалась новыми станками с электроприводом и работала на максимальную мощность.

Садочное немецкое ружье 12 кал. от Eduard Kettner. неполная разборка

В конструктивном решении оружие Кеттнер не сильно отличалось от Зауэр, но внешне они выглядели более солидно. На самые дорогие бескурковки поставлялись замки системы Голланд, а это было не совсем характерно для немецкого оружия того времени. В старых каталогах сохранилось большое количество отзывов о высоком качестве оружия Кеттнер.

Садочное немецкое ружье 12 кал. от Eduard Kettner. гравировка соответствующая классу ружья

Цена оружия Кеттнер была довольно высока. Ижевский фабрикант и предприниматель И.Ф. Петров продавал простые садочные Кеттнер по пятьсот рублей штука.

Данный экземпляр принадлежал семье Урванцевых Николая Николаевича и Елизаветы Ивановны и был подарен егерю охотбазы «Студенное» ЛенВО Приозерского района Ленинградской области Демидову Борису Петровичу, а потом перешел в мое пользование как внуку.

Дарственная табличка от семьи Урванцевых, Демидову Борису Петровичу

Николая Николаевича Урванцева, исследователя Арктики, заслуженно называют Колумбом Севера. Исследователь Арктики, доктор геолого-минералогических наук (1935), заслуженный деятель науки и техники России (1974). Автор многих научных трудов, главные из которых посвящены исследованию геологии Таймыра, Северной Земли и севера Сибирской платформы. Почётный гражданин города Норильска (1975) и города Лукоянова.

Садочное немецкое ружье 12 кал. от Eduard Kettner

Н. Н. Урванцев родился 7 (29) января 1893 года в городе Лукоянов Нижегородской губернии. Умер в Ленинграде в 1985 году.

На доме в городе Лукоянове, где родился Н.Н. Урванцев, установлена мемориальная доска. Именем Урванцева названы улицы в Норильске и в Красноярске. Бревенчатый дом, построенный в Норильске участниками экспедиции Н.Н. Урванцева в 1921 году, стал мемориальным музеем «Первый дом Норильска». В этом доме Урванцев провёл первую зимовку, во время которой он исследовал окрестности Норильска и составил подробную карту. На мемориальной доске, установленной на стене музея, написано: «Первый дом Норильска, построенный первой геологоразведочной экспедицией Н.Н. Урванцева летом 1921 года».

В 2017 году в сквере у музея Норильска был открыт памятник геологу Николаю Урванцеву. Он был заказан в творческой мастерской известного скульптора Александра Рукавишникова. Отлили памятник из бронзы в подмосковном Солнечногорске. Высота фигуры без постамента — 2,5 метра, и в целом Урванцев в этом исполнении не кажется забронзовевшей в веках фигурой, он действительно близкий, народный герой. 

Елизавета Ивановна и Николай Николаевич (слева) посетили свой дом(музей)

Елизавета Ивановна и Николай Николаевич (слева) посетили свой дом(музей).

И все это время рядом с Николаем Николаевичем была его жена врач Елизавета Ивановна. Познакомились они совершенно случайно за обедом, среди полузнакомой компании. «Она произвела на меня глубокое впечатление своим широким пониманием экономического значения Сибири», — в свойственной ему немного книжной манере говорил Урванцев автору документального фильма где-то в 1980-х. Примерно на шестой минуте знакомства он сообщил Елизавете и окружающим, что он на ней женится, мол, «это дело решенное». При этом избранница оказалась замужем — за человеком, прикованным к постели неизлечимой болезнью. Да и у Урванцева были жена и ребенок. Вскоре состоялось несколько серьезных разговоров, после которых оба развелись и вступили в новый брак. Первого мужа Елизавета Ивановна не бросила: восемь лет, до самой своей смерти, он лежал в квартире Урванцевых. Она заботилась о нем и в это же самое время помогала добывать оборудование и продовольствие для экспедиций Николая Николаевича, уезжавшего на несколько месяцев или даже лет. Для этого однажды продала свою единственную шубу. Сама она тоже побывала как минимум в двух экспедициях, плавала на ледоколе, ездила на собаках, ночевала в палатке под вой пурги. А в 1931 году, когда Урванцев был на Северной Земле, она узнала, что из Ленинграда в Арктику полетит немецкий дирижабль «Граф Цеппелин». В шесть утра она купила на рынке свежей земляники и поехала на аэродром. Он был окружен несколькими рядами оцепления, но Урванцева перелезла через забор, поймала каких-то высокопоставленных чиновников и передала мужу посылку… Это она потом добилась его временного освобождения из лагеря — ходила и ходила по инстанциям, и даже стальные чекисты пасовали перед ее решимостью.

Урванцевы стали легендой в Норильске и хорошо известны стране. О них много написано и, конечно, еще будут писать — Елизавета Ивановна и Николай Николаевич того заслуживают. Норильск был для Урванцевых любимым местом на плане те, гордостью, святыней. Они родились в один год и ушли из жизни почти одно временно, на девяносто третьем году. Елизавета Ивановна вдовствовала всего сорок девять дней.

Садочное немецкое ружье 12 кал. от Eduard Kettner. обзор предохранителя

Из интервью одного из Советских журналистов, которое записывалось в течение нескольких вечеров. Представьте себе кабинет Н.Н. Урванцева в двухкомнатной квартире дома массивной постройки 1930-х годов по Кузнецовской улице в Ленинграде, рядом с парком Победы. Кабинет тесен. За долгие годы собрана большая библиотека, в основ ном геологическая. Много места занимает письменный стол, который точнее было бы назвать рабочим: даже в почтенном возрасте профессор был склонен ко всякого рода рукомеслу. Стены завешаны акварелями подарочного происхождения, охотничьим оружием (те стены, что не заняты стеллажами). На видных местах — коллекции камней, фотографии Норильска, разросшийся цветок в кадке (вообще же цветы — балконное занятие)… Кажется, назвал все, если не считать телевизора, который явно не на месте, но другого нет: сидя на диване, приходится поворачивать голову, чтобы видеть экран. Кстати сказать, все перечисленное только потому хоть как-то размещается, что стены кабинета высоки, а окно, оно же — дверь на балкон, — единственное и не отнимает лишнюю площадь.

Историческая фотография с данным экспонатом на плече Елизаветы Ивановны Урванцевой

На плече Елизаветы Ивановны Урванцевой запечатлено обозреваемое садочное ружье Eduard Kettner

Н.Н.: Охота? Отдушина, отдых на природе и сама природа. С малых лет. Любим ночевать у костра, неделями жить на кордоне, — и это осталось. Стрелял мало, очень мало добывал птицы и зверя. Наблюдал за природой — что может быть увлекательнее!

Е.И.: Если говорить о последних десятилетиях…В субботу выезжаем (я на «козлике», ГАЗ-67 не раз спасал всякие там «Победы», вытаскивал из лощины, из грязи), возвращаемся в ночь с воскресенья на понедельник. Компания подбиралась интересная — из Политехнического, Лесотехнической академии, геологи-полярники. Были постоянные места нашего обитания. Утром пьем чай — и на моторку. До обеда рыбачим, после ушицы — прогулка. Вечером любуемся утками, чайками. В охоте самое интересное — выследить. По молодости, в норильской тундре, любила пострелять, поразить своей меткостью. А с годами все видится по-другому. Дай-ка, думаешь, упущу этого зайца… Мы никогда не привозили много дичи, рыбы: один-два тетерева, зайца-другого, несколько рыбок раздашь по знакомым. Главные трофеи — то, что увидишь в лесу, то, что услышишь из уст знающего человека.  Интересных людей послушаешь у костра — такое удовольствие испытываешь.

sadochnoe12k_Эдуард Кетнер обзор 360

Источник части информации и исторических фотографий:
http://norilsk-zv
http://dic.academic.ru








Комментарии 1

Написать
Сергей
Интересный экспонат, спасибо!
Ответить
Написать