en / de

Оружие из коллекции Гюнтера I Шварцбург-Зондерхаузенского в собрании Гатчинского дворца-музея, Родионов Е.А. (Санкт-Петербург)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научно-практической конференции 14–16 мая 2014 года 

Часть IV
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2014
© ВИМАИВиВС, 2014 
© Коллектив авторов, 2014

ИЗУЧЕНИЕ истории формирования оружейных собраний в России зачастую связано со значительными трудностями, обусловленными нехваткой достоверных источников, что характерно для эпохи до XIX в. Часто помимо инвентарных описей, фиксирующих состав коллекции на определенный \ временной период, исследователь не располагает документами, которые проясняли бы, когда именно и где тот или иной предмет был приобретен, либо таковых документов крайне мало.

Примером подобной ситуации может служить коллекция оружия Гатчинского дворца-музея. Из сопоставления различных сохранившихся до нашего времени описей следует, что на 1793 г. в ее составе было около 680 единиц длинноствольного оружия и 225 пистолетов, и в дальнейшем она почти не пополнялась1. Также по ряду косвенных данных можно с большой долей уверенности определить, при котором из первых двух владельцев Гатчинского дворца – графе Орлове2 или великом князе Павле Петровиче3 – поступил каждый экспонат4. И только о семи штуцерах и ружьях было известно, что они в 1777 г. взяты графом Орловым из бывшей ораниенбаумской Рюсткамеры5, а еще 14 ружей и пистолетов, судя по вензелям и гербам на них, могли быть изготовлены специально для графа Орлова, великого князя Павла Петровича и его супруги великой княгини Марии Федоровны6. Происхождение остального оружия оставалось неизвестным.

Вместе с тем, на многих ружьях и пистолетах из Гатчинской коллекции (причем почти всегда – иностранного производства) сохранились «до-гатчинские» инвентарные номера, свидетельствующие об их принадлежности к другим оружейным собраниям и дающие   теоретическую возможность идентифицировать эти первоначальные собрания. Всего таких номеров более 500, и они достаточно разнообразны – как правило, они нанесены на металлические детали, чаще всего на спусковые скобы, но в некоторых случаях встречаются и на затыльниках прикладов или на хвостовиках казенников стволов. Они бывают как штампованные, так и гравированные, причем среди последних можно выделить как минимум шесть индивидуальных почерков. Встречаются и выдавленные или вырезанные номера на прикладах ружей, и их тоже можно разделить, по крайней мере, на три разных варианта. Именно изучение номеров, выдавленных на ружейных прикладах, совсем недавно позволило определить одно из первоначальных европейских оружейных собраний, ставших источником коллекции графа Орлова. Это стало возможным благодаря сотрудничеству с коллегами из Государственных художественных собраний Дрездена (Staatliche Kunstsammlungen Dresden) Бернхардом Роозенсом (Bernhard Roosens), предоставившим копию описи арсенала князя Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского, и Анн Гириц (Anne Gieritz), которая помогла сличить с ней оружие из гатчинской коллекции, за что автор выражает им свою сердечную благодарность. 

Теперь уместно остановиться на фигуре самого Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского (1678–1740) (рис. 1). Владение Шварцбург-Зондерсхаузен весьма небольшое, и состоит из двух областей в центральной и северной части Тюрингии общей площадью менее 900 кв. км, до 1697 г. графство, а после – имперское княжество, в связи с чем Гюнтер может именоваться в источниках и Гюнтером I как имперский князь, и Гюнтером XLIII как граф. Его жизненный путь можно охарактеризовать как вполне типичный для просвещенного европейского аристократа тойэпохи и, в общем, особо не примечательный. Старший сын графа Христиана-Вильгельма Шварцбург-Зондерсхаузенского (с 1697 г. – князя), он получил соответствующее своему статусу образование: изучал ла  тынь и французский язык, историю, политику, право, историю церкви, теологию, математику, «рыцарские искусства» – фехтование и вольтижировку. В 1699 г. посетил Францию, бывал также в Англии, Голландии и Италии. В 1712 г. Гюнтер женился на Елизавете-Альбертине, дочери князя Карла-Фридриха Ангальт-Бернбургского, а с 1720 г. был фактическим правителем собственного княжества еще при жизни отца. Что касается внешней политики, то Гюнтер, не будучи в силах вести ее самостоятельно, поддерживал хорошие отношения с Саксонией, в 1728 г. был удостоен польско саксонского ордена Белого Орла, а в 1730 г. принял участие в знаменитых «Цайтхайнских лагерях» – крупнейшем смотре и учениях саксонской армии того времени. Но основное внимание он уделял развитию собственного княжества, перестроил резиденцию в Зондерсхаузене, пополнял коллекцию книг и монет и в целом оставил о себе добрую память, насколько можно судить из весьма немногочисленных свидетельств о его жизни.


Рис. 1. Князь Гюнтер I ШварцбургЗондерсхаузенский (1678–1740) 

Для нас же особенно важен тот факт, что одним из главных увлечений Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского была охота, и он собирал свою коллекцию огнестрельного оружия. Верный принципам меркантилизма, он старался закупать продукцию местных мастеров, и многие его ружья были изготовлены в тюрингских центрах оружейного производства Зуль и Целла-Мелис7. Большая часть остального оружия из коллекции Гюнтера I также немецкого происхождения, отдельные экземпляры произведены в Англии, Франции, Голландии, Австрии, Богемии, Силезии, Италии, Швеции и Дании. Все они изготовлены при жизни своего владельца, в 1680–1730-е гг. Характерной особенностью коллекции является наличие в ней заметного количества ружей (как минимум восьми) с искривленными шейками прикладов, чтобы стрелок мог, прикладываясь к правому плечу, целиться левым глазом, что для Гюнтера I было важным, поскольку он имел проблемы с правым глазом8. Всего инвентарная опись его коллекции за 1738–1740 гг. перечисляет более 260 единиц длинноствольного оружия и около 100 пистолетов9.

После того, как 28 ноября 1740 г. Гюнтер I Шварцбург-Зондерсхаузенский скончался, его коллекция оружия была передана по завещанию саксонскому курфюрсту Августу III. О причинах такого выбора доподлинно неизвестно. Возможно, свою роль сыграло то обстоятельство, что брак Гюнтера I был бездетным и наследовал княжество его кровный брат Генрих XXXV (сын графа Христиана-Вильгельма   и принцессы Христианы-Вильгельмины Саксен Веймарской), отношения с которым у Гюнтера, по-видимому, были сложными.

Здесь важно отметить, что доподлинно не известно, в полном ли составе оружейная коллекция князя Шварцбург-Зондерсхаузенского была перевезена в Дрезден. С одной стороны, в актах, касающихся завещания Гюнтера I, говорится только о собрании оружия в целом (Gewehr-Cammer)10, но при этом в описи его наследства, поступившего в дрезденскую Рюсткамеру за 1741 г., перечисляются лишь 130 ружей, то есть меньше половины первоначального количества11. Что случилось с остальными ружьями и пистолетами, остается загадкой, хотя, скорее всего, они тоже были перевезены в Дрезден, но не были приняты в курфюршескую коллекцию и нашли себе другого владельца (о косвенном подтверждении этой версии см. ниже).

Как бы то ни было, в 1741 г. собрание оружия князя ШварцбургЗондерсхаузенского оказалось в Дрездене и в дальнейшем разделило судьбу коллекции саксонских курфюрстов, постепенно по разным причинам сокращаясь в размере. Некоторые из утрат отражены в дополнениях к одной из инвентарных описей оружия Гюнтера I. Так, 22 января 1754 г. четыре штуцера были подарены графу Иоганну Христиану фон Хеннике (1681–1752), в 1832 г. были проданы сразу 36 ружей и штуцеров, а в 1919 г. – еще 2, через Рудольфа Лепке. Всего же на настоящее время в дрезденской Рюсткамере насчитывается 86 ружей и штуцеров из коллекции Гюнтера I12.

Инвентарные номера на оружии из коллекции Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского выдавлены штампом на нижней стороне приклада у самого затыльника, высота цифр 3 мм (рис. 2). Обнаружив такие номера на некоторых предметах из оружейного собрания Гатчинского дворца-музея, оставалось только сверить их с информацией в описи, которой, в большинстве случаев, оказывалось вполне достаточно для уверенной идентификации13. Результаты этой сверки приведены в нижеследующей таблице.  


Рис. 2. Номер коллекции Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского на прикладе ружья инв. № ГДМ-378-IX  


Рис. 3. Ружье инв. № ГДМ-438-IX  


Рис. 4. Вензель Гюнтера I на стволе ружья инв. № ГДМ-438-IX  


Рис. 5. Штуцер инв. № ГДМ-546-IX  

В рамках данной статьи нет смысла подробно останавливаться на каждом ружье, но некоторые предметы из приведенного списка обращают на себя особое внимание. Прежде всего, хочется выделить штуцеры с изогнутыми шейками прикладов инв. № ГДМ-546-IX (рис. 5), ГДМ-826-IX, ГДМ-550-IX. Это три из четырех штуцеров, подаренных в 1752 г. графу фон Хеннике, вероятно, с ведома лично курфюрста Августа III (номера коллекции Гюнтера I № 132, 135, 258). Один штуцер из их числа (инв. № ГДМ-550-IX, номер коллекции Гюнтера I № 132) и ружье, также с изогнутой ложей для стрелка-левши (инв. № ГДМ- 556-IX, номер коллекции Гюнтера I № 30 (рис. 6, 7)), имеют на шейках прикладов вензеля с литерами «LR» (рис. 8), указывающие на то, что изначально они принадлежали герцогу Людвигу-Рудольфу Брауншвейг-Вольфенбюттельскому (1671–1735), который, вероятно, и подарил их Гюнтеру I Шварцбург-Зондерсхаузенскому. Также примечательно ружье (инв. № ГДМ-486-IX, номер коллекции Гюнтера I № 69) отмеченное в описи коллекции Гюнтера I как подаренное принцем Гессен-Гомбургским, и вполне вероятно, что принц сам принимал участие в его изготовлении, учитывая в целом весьма среднее качество ружья и отсутствие на нем декора. 


Рис. 6. Ружье инв. № ГДМ-556-IX 


Рис. 7. Герб и вензель Гюнтера I на стволе ружья инв. № ГДМ-556-IX  


Рис. 8. Вензель герцога Людвига Рудольфа Брауншвейг-Вольфенбюттельского на ружье инв. № ГДМ-556-IX  

Следует признать, что результаты проведенного исследования пока нельзя считать окончательными и, помимо установленных фактов, открылись и определенные противоречия. Например, ружье работы французского мастера Фине инв. № ГДМ-713-IX имеет на прикладе выдавленный номер 18, по очертаниям и размеру цифр такой же, как и номера на других ружьях из коллекции Гюнтера I, но само ружье совершенно не соответствует тому, которое описывается в инвентаре под № 18 или № 81 (если предположить, что имела место ошибка при нанесении номера). При этом данное ружье дважды украшено вензелями из литер G, которые обычно идентифицируются как вензеля Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского (рис. 9, 10), и, несомненно, является парным к ружью № ГДМ-378-IX, которое имеет выдавленный на прикладе номер 80 и полностью соответствует описи 1738–1740 г14. Т. е. это ружье по всем признакам должно происходить из коллекции Гюнтера, но содержание описи это не подтверждает. Также выявлено два ружья с выдавленными на прикладе одинаковыми номерами 23 (инв. № ГДМ-747-IX, ГДМ-574-IX), каждое из которых примерно соответствует описи 1738–1740 гг.15. Является ли это ошибкой тех, кто составлял опись коллекции Гюнтера либо наносил номера на оружие, или здесь имеет место какое-то совпадение, пока выяснить не удается. Кроме того, известно, что не во всех случаях на оружии из коллекции Гюнтера I были выдавлены номера на прикладах, и некоторые гатчинские ружья, не имеющие таких номеров, соответствуют описанию исчезнувших «гюнтеровских» ружей и теоретически могут таковыми являться, но именно отсутствие на них номеров не дает права что-либо утверждать на этот счет. Такая же ситуация с «гюнтеровскими» пистолетами, на ложах которых номера вообще не выдавливались, так что идентифицировать их вряд ли возможно в принципе. Пока же можно констатировать, что, по крайней мере, 19 ружей и штуцеров в собрании оружия Гатчинского дворца-музея происходят из коллекции князя Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского; из них три штуцера с 1741 г. находились в Дрездене и в 1752 г. были подарены графу фон Хеннике, занимавшему важные должности при дворе саксонского курфюрста, а шестнадцать остальных – те самые, которые числятся в описи 1738–1740 гг., но отсутствуют в описи 1741 г. По всей видимости, тот факт, что обе эти группы ружей в конечном итоге оказались в Гатчине, свидетельствует в пользу того, что и «пропавшее» после 1740 г. оружие Гюнтера I находилось в Дрездене, но не в составе арсенала курфюрста Августа III. 


Рис. 9. Вензель на стволе ружья инв. № ГДМ-713-IX 


Рис. 10. Вензель Гюнтера I на ружье инв. № ГДМ-343-IX 

Время поступления части коллекции Гюнтера I из Дрездена в Гатчину можно ограничить датой смерти графа Г.Г. Орлова (1783), а о том, каким образом это произошло, достоверной информации пока нет, и на этот счет остается лишь строить догадки. Не исключено, что ее перемещение в Россию связано с личностью графа Генриха Брюля, премьер-министра Саксонии времен правления курфюрста и короля Польши Августа III (1733–1763). Брюль различными интригами добился исключительного влияния при курфюршеском дворе и долгое время фактически руководил государством, особое внимание уделяя его финансам, значительную часть которых он присваивал. Как и сам курфюрст, Брюль тратил огромные средства на приобретение всевозможных произведений искусства: живописи, гравюр, фарфора, а также и оружия, хотя сам охотиться не любил. Итог был вполне закономерен: когда Саксония вступила в Семилетнюю войну на стороне антипрусской коалиции, ее небольшая и плохо обученная армия очень скоро капитулировала перед солдатами Фридриха II. Дрезден был захвачен пруссаками, а Август III и граф Брюль бежали в нейтральную Польшу (королем которой также являлся саксонский курфюрст), и оба умерли почти одновременно с окончанием войны, в 1763 г. Некогда процветавшая Саксония была разорена, и имущество бывшего премьер-министра было частично распродано. В выигрыше от этого оказалась Россия, потому что богатейшие коллекции живописи, гравюр и рисунков графа Брюля были куплены императрицей Екатериной II в 1769 г. и легли в основу собрания Государственного Эрмитажа16. Принадлежавшее Брюлю оружие «ушло» из Дрездена примерно тогда же, причем какие-либо подробности исчезновения этой коллекции остаются пока неизвестными. Однако можно предположить, что и она тоже последовала в Россию вместе с живописью и гравюрами, а здесь уже ее мог полностью или, что кажется более вероятным, частично тем или иным способом присвоить граф Григорий Григорьевич Орлов. Косвенным доказательством этого могут служить десять ружей и пистолетов из Гатчинского собрания оружия с личными гербами графа Брюля17. Возможно, рассмотренные выше ружья из коллекции Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского попали в Гатчину в числе другого оружия графа Брюля, которому оно могло быть подарено благоволившим ему Августом III сразу после поступления коллекции в Дрезден и графом Иоганном Себастьяном фон Хеннике либо его наследниками. Повторимся, изложенная в данном абзаце последовательность событий является пока лишь гипотезой, которую еще предстоит проверить, однако уже является несомненной связь между коллекциями оружия из Шварцбург-Зондерсхаузена, Дрездена и Гатчины.  


1 Родионов Е.А. Коллекция оружия Гатчинского дворца. Т. 1. СПб., 2012. С. 7–28.

2 Граф Григорий Григорьевич Орлов (1730–1783), фаворит императрицы Екатерины II, первый владелец Гатчинского дворца.

3 Великий князь Павел Петрович, впоследствии император Павел I (1754–1801), следующий после Г.Г. Орлова владелец Гатчинского дворца.

4 Родионов Е.А. Указ. соч. С. 37–38.

5 Инв. № ГДМ-917-IX, ГДМ-863-IX, ГДМ-429-IX, ГДМ-435-IX, ГДМ-540-IX, ГДМ-864, ГДМ-956-IX; РГИА. Ф. 478. Оп. 2. Д. 3. Л. 41 об. Подробнее о штуцерах из Рюсткамеры см.: Ефимов Ю.Г. Ораниенбаумская Рюсткамера и предметы из нее, находящиеся в Гатчинском дворце // Забытый император. Материалы научной конференции 11 ноября 2002 г. СПб., 2002. С. 18–27.

6 № ГДМ-1062-IX, ГДМ-1059-IX, ВХ-1267, ГДМ-1037-IX, ГДМ-1038-IX, ГДМ-1063-IX, ГДМ-1066-IX, ВХ-1274, ГДМ-1064-IX, ГДМ-1070-IX, ВХ-1275, ГДМ-595-IX, ГДМ-1042-IX, ГДМ-905-IX.

7 Schaal Dieter. Fürst Günther I und die Schwarzburg-Sondershausener Verlassenschaft von 1741 : ein Beitrag zur Sammlungsgeschichte der Gewehrgalerie / Jahrbuch der Staatlichen Kunstsammlungen Dresden, 23(1992), S. 37. Дитер Шааль называет цифру в 54 ружья, изготовленных в Зуле и Целла-Мелисе, но при этом он располагал информацией только о 130 ружьях, перечисленных в Описи 1741 г., содержание которой он также приводит (там же, S. 45–49). Несомненно, число ружей тюрингского происхождения в коллекции Гюнтера I было большим.

8 Там же. S. 37.

9 Thűringisches Staatsarchiv Rudoldstadt, Bestand Hofmarschallamt Sondershausen Nr. 2142, Waffensammlung des Fűrsten Gűnther I. 1738–1740. Точное количество предметов, перечисленных в этой описи, выявить затруднительно, поскольку в некоторых случаях инвентарные номера в ней не сопровождаются никаким описанием, так что не ясно, соответствуют ли такие «пустые» номера реальным вещам.

10 Schaal Dieter. Fürst Günther I... S. 37.

11 Ibid. S. 44–48.

12 Ibid. S. 45–48.

13 В большинстве случаев в Описи оружия Гюнтера I Шварцбург-Зондерсхаузенского 1738–1740 гг. приводится информация о стволе (нарезной или гладкий, отдельно отмечается, если он сделан из дамасской стали или турецкого производства), надписи на замке и ствола, материал прибора, иногда дополнительные сведения, например, о бывшем владельце.

14 Thűringisches Staatsarchiv Rudoldstadt. S. 10.

15 Ibid. S. 6.

16 Левинсон-Лессинг В.Ф. История картинной галереи Эрмитажа (1761–1917). Л., 1986. С. 65–67.

17 Инв. № ГДМ-962-IX, ГДМ-942-IX, ГДМ-825-IX, ГДМ-663-IX, ГДМ-638-IX, ГДМ-584-IX, ГДМ-516-IX, ГДМ-399-IX, ГДМ-192-IX, ГДМ-193-IX.  

Возможно, Вам будет интересно


Комментарии

Написать