en / de

Первая мировая война в региональном аспекте (на примере Вятской губернии), Рябая С.А. (Ижевск)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научно-практической конференции 14–16 мая 2014 года 

Часть IV
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2014
© ВИМАИВиВС, 2014 
© Коллектив авторов, 2014

19 ИЮЛЯ 1914 г. Россия вступила в кровопролитную и одну из самых масштабных войн в мировой истории ХХ в. Обеспечение постоянно растущих потребностей армии и фронта в оружии, продовольствии стало важнейшей задачей государства в период Первой мировой войны (1914–1918 гг.).

Целью данной статьи является рассмотрение вклада Вятской губернии в дело обеспечения русской армии необходимым вооружением, боеприпасами, обмундированием и продовольствием в эти годы.

В условиях Первой мировой войны, после потери важнейших промышленных районов, оккупированных австро-венгерскими и немецкими войсками, экономическая база военного производства существенно сократилась, одновременно увеличилось значение восточных тыловых центров страны. Одним из таких крупных тыловых военно-экономических центров становится Уральский регион, где особенно выделяется производство вооружения и боеприпасов Ижевскими оружейным и сталеделательным заводами.

Оружейное производство на Ижевском заводе к началу Первой мировой войны имело длительную историю. Уже в начале XIX в. он стал кузницей российского оружия. Накануне войны на предприятии выпускались все разновидности винтовки системы С.И. Мосина: пехотная, драгунская, казачья, а также кавалерийские карабины, стальные кинжалы «Бебут», патронные обоймы, охотничьи ружья. Производство Ижевского сталеделательного завода было ориентировано главным образом на выпуск стали для изготовления винтовок, инструментальной стали и инструмента, стальной ленты для патронных обойм,   заготовок винтовочных стволов и ствольных коробок не только для Ижевского, но и для Тульского и Сестрорецкого оружейных заводов, и объем выпуска стал определятся потребностями этих заводов.

В докладной записке Военно-технического комитета Ижевских заводов члену Государственной думы С.А. Калинину в марте 1917 г. указывалось, что «ввиду обстоятельств военного времени Ижевские оружейный и сталеделательный заводы занимают среди других заводов, работающих на оборону, положение особой важности. Помимо непосредственной связи его с фронтом как поставщика целого ряда предметов вооружения для подвижных починочных мастерских (пружины, щиты и т. п.), помимо самостоятельной роли его как оружейного завода, изготовляющего ежедневно до 2 тыс. винтовок, – значение Ижевских заводов удесятеряется вследствие той неразрывной, кровной связи их, какая существует между ними и целым рядом других учреждений артиллерийского ведомства»1.

Ошибки военного руководства в планировании объемов мобилизационных запасов оружия и боеприпасов привели после первых четырех месяцев Первой мировой войны к кризису вооружения русской армии. Запас винтовок к началу войны исчислялся количеством 4,3 млн единиц. Но пришлось констатировать, что масштабы мобилизации новобранцев в первый год войны исчерпали его полностью, и к ноябрю 1914 г. потребность в винтовках возросла до 870 тыс.Срочно нужны были винтовки, пушки, патроны, снаряды, гранаты. Задача по поднятию максимальной производительности заводов, поставленная Военным ведомством в начале Первой мировой войны, оказалась сорванной, поскольку приобретенное перед войной оборудование и имеющиеся производственные площади уже не могли обеспечить требуемого армией количества винтовок. Военное ведомство принимало энергичные меры по завершению реконструкции Ижевского оружейного и сталеделательного заводов, приобретению новых станков, расширению энергетической базы.

Серией государственных распоряжений во второй половине 1914 г. предприятиям, занятым в производстве предметов вооружения, был предоставлен ряд существенных льгот по размещению военных заказов. Так, согласно постановлению Совета министров от 4 сентября 1914 г. «О заготовлении в военное время необходимых для армии и флота предметов и материалов» предприятия, выполнявшие военные заказы, освобождались «от всякой перед заказчиками, кроме Военного и Морского ведомств, ответственности, в случае   невозможности исполнения в срок заказов, вызванной необходимостью удовлетворения потребностей этих ведомств»3. Главное артиллерийское управление предписанием от 30 сентября 1914 г. за № 50846 сообщало Ижевским заводам, что «во избежание задержки в исполнении казенных нарядов принимать лишь те частные заказы, которые отнюдь не могут повлиять на срочность исполнения казенных заказов». Если в 1913 г. завод исполнил частных заказов на сумму 821 898 руб. 24¾ коп., то в 1914 г. – только на 473 725 руб. 21¼ коп. валовой стоимости4.

Реорганизационные меры и дополнительные кредиты правительства в начале Первой мировой войны привели к увеличению объемов производства стрелкового оружия к концу 1914 г. в 3–4 раза (свыше 20 тыс. шт. винтовок в месяц)5. Выпуск изделий в 1914 г. на Ижевских заводах составил 157 тыс. черновых стволов для винтовок, 290 тыс. шрапнелей и 20 тыс. гранат, а также были исполнены наряды по изготовлению щитов к орудиям, зарядным ящикам и пулеметным станкам6. В 1914 г. Ижевским оружейным заводом было изготовлено продукции на сумму 8 511 828 руб.7

Обеспокоенное кризисом вооружения русской армии в конце 1914 г. руководство Главного артиллерийского управления провело подготовительную работу по расширению казенных оружейных заводов и увеличению производства винтовок. В начале 1915 г. ежемесячная потребность фронта в винтовках для восполнения убыли определялась в 200 000 шт. В октябре 1914 г. производство винтовок достигло 30 000 шт. в месяц, а в апреле 1915 г. – 40 000. В январе–феврале генерал А.А. Маниковский проводил инспекцию оружейных заводов и в своем рапорте от 6 февраля 1915 г. председателю Особой распорядительной комиссии по артиллерийской части, написанном в Ижевске, настаивал на немедленном «без потери одного дня» проведении экстренных мероприятий по расширению завода, «иначе Ижевский завод, – писал он, – являющийся «маткой» для всех остальных заводов, не сдвинется сам с мертвой точки и по-прежнему будет тормозить и Тулу и Сестрорецк». К рапорту был приложен перечень экстренных мероприятий для Ижевских заводов, необходимых для изготовления 100 000 винтовок ежемесячно на всех заводах8.

Ввиду острой потребности русской армии в стрелковом оружии руководитель А.А. Маниковский и председатель Особой распределительной комиссии по артиллерийской части великий князь Сергей Михайлович обязали оружейные заводы еженедельно выдавать   сведения о количестве изготовленных стволов и винтовок в Главное артиллерийское управление и начальнику канцелярии Особой распорядительной комиссии по артиллерийской части с тем, чтобы отслеживать динамику производства оружия. Примером могут служить сведения о количестве стволов и винтовок, изготовленных Ижевскими заводами в марте–июне 1915 г.9

К середине 1915 г. оружейные заводы России превзошли установленное им еще в 1913 г. задание по выпуску 525 тыс. винтовок в год. Всего за 1915 г. оружейники страны выпустили 739 446 винтовок, 131 842 револьвера. 4263 пулемета, 65 522 казачьих пики, отремонтировали 11 9208 винтовок10. Тогда же была поставлена новая задача: довести выпуск стрелкового оружия до 1 млн в год. Этот уровень к марту 1916 г. (100 тыс. в месяц) был достигнут. Несмотря на неблагоприятные условия, на Ижевском оружейном заводе выпускалось ежедневно до 2200 винтовок11.

В январе 1916 г. Ижевский оружейный завод получил наряд Военного ведомства на изготовление 30 млн патронных обойм, в феврале – 1000 пулеметных станков и 2000 щитов к ним, 47 тыс. шт. кинжалов «Бебут», в марте–апреле – еще на 20 тыс. кинжалов и 6 млн шт. патронов, в июле – 360 шт. щитов к трехдюймовым горным пушкам со сроком исполнения 3 месяца, в августе – 12 млн обойм12.

Производство оружия достигло наивысшего уровня к январю 1917 г., когда за один месяц оружейными заводами России было выпущено 130 000 винтовок. В 1917 г. в Ижевске было изготовлено 506 тыс. винтовок. К 1917 г. Ижевский оружейный завод увеличил выпуск производства винтовок по сравнению с 1914 г. примерно в 6 раз. 

Производительность Ижевских оружейного и сталеделательного заводов в годы Первой мировой войны показана в таблице 1.

При общем снижении выплавки стали в России за три года войны Ижевский сталеделательный завод увеличил объем выпуска стали. Так, удельный вес этого предприятия в общероссийской выплавке стали в 1914 г. составил 0,11, в то время как в 1916 г. – 0,3013.

В годы войны Ижевские заводы, кроме винтовок, производили ствольные заготовки для винтовок и пулеметов. Кроме того, за годы войны ими было выпущено свыше 100 000 пудов колючей проволоки.

Около половины всего стрелкового оружия, выпущенного в России в годы Первой мировой войны, – 48 % (по другим данным – 43 %) – было изготовлено на Ижевском оружейном заводе.  

Таблица 1 


Источник: ЦГА УР. Ф. Р-543. Оп. 14. Д. 315. Л. 109 об., Липина С.А. Модернизационные процессы в промышленности Удмуртии накануне и в годы Первой мировой войны (1910–1917 гг.). Ижевск, 2010. С. 63.

* Количество выпущенных новых винтовок Ижевским оружейным заводом в 1915 г. согласно данным, приведенным Л.Г. Бескровным в книге «Армия и флот России в начале ХХ в. Очерки военно-экономического потенциала», составляло 306 529 шт.

** Данные о выпуске стали Ижевским сталеделательным заводом отсутствуют.  

По остальным группам изделий удельный вес был еще выше, по винтовочным стволам он составил 52 %, по исправленным винтовкам – 61 %, по пулеметным стволам – 79 %. Всего за этот период ижевские оружейники выпустили полтора миллиона винтовок. По имеющимся в современных исследованиях данным, Ижевские оружейный и сталеделательный заводы также являлись единственными предприятиями в стране, на которых изготовлялись патронные обоймы. В 1917 г. выпуск этой важной продукции составил 543 млн.14

Высокая производительность на Ижевских оружейном и сталеделательном заводах была достигнута посредством напряжения трудовых усилий рабочих и специалистов, увеличения рабочего дня (11–12 часов), увеличения числа занятых дней в месяце (до 27–28), привлечения административных ресурсов. Однако полностью удовлетворить заказы фронта в стрелковом оружии заводам не удалось.

Перед началом Первой мировой войны основной продукцией Воткинского железоделательного завода были паровозы, суда, мостовые сооружения, рельсовые скрепления, мартеновская сталь, листовое и сортовое железо, сельскохозяйственные машины и орудия. В октябре 1915 г. усилиями Главного артиллерийского управления и Министерства торговли и промышленности было принято решение Военного ведомства о производстве   трехдюймовых гранат на Воткинском заводе с производительностью 40–50 тыс. штук в месяц. Для этого заводу был выделен кредит в размере 950 000 руб. на приобретение станков и расширение энергетической базы15. В конце 1915 – начале 1916 г. производство трехдюймовых гранат было освоено.

В 1915 г. Воткинским заводом выполнялись заказы Министерств путей сообщения, торговли и промышленности, Военного ведомства, а также частные заказы, которые составляли около 2 % от общего объема выпускаемых изделий16. Для Военного ведомства завод изготовлял трехдюймовые шрапнели, 5000 штук в месяц, корпуса 1/2-пудовых светящих ядер для артиллерийского ведомства, лафетные части к пушкам для Пермского пушечного завода, диафрагмы к шрапнелям для Златоустовского завода, фрезерные, сверлильные и другие металлообрабатывающие станки для казенных военных заводов Златоустовского горного округа и для Ижевского оружейного завода17. Завод выпустил 28 различных речных и специальных судов. В январе 1915 г. на Ижевский пруд были доставлены 2 парохода, изготовленные Воткинским заводом. Кроме того, завод произвел железнодорожных скреплений 418 829 пуд., мостовых конструкций 32 084 пуд.18 По длине построенных мостов в 1915 г. он вышел на первое место в России. Сельскохозяйственных орудий было изготовлено 38 872 пуд.

Война потребовала колоссальных объемов перевозок, особенно на железнодорожном транспорте. Россия испытывала большой недостаток паровозов и вагонов, поэтому Воткинский завод продолжал изготовление паровозов. В паровозном цехе широко стали использовать пневматический инструмент – пневмосверлилки и пневмомолотки, для повышения производительности. Для сверления паровозных рам был установлен двойной горизонтально-сверлильный станок, при этом повысилась точность и качество отверстий. Установка специальной печи для разогрева композиций при заливке подшипников скольжения позволила значительно ускорить и удешевить работы. Изготовление новых форм для отливки колец металлических сальников дало большую экономию материала, так как не требовало механической обработки.

Учитывая положительный опыт изготовления трехдюймовых снарядов и возможности Воткинского завода, после проведенных опросов Уральского заводского совещания, в середине 1916 г. предприятию   был выдан заказ на изготовление в 1916–1917 гг. 500 000 штук трехдюймовых шрапнелей19.

Во время Первой мировой войны, ставшей стимулирующим фактором для Воткинского железоделательного завода, он был перепрофилирован и смог наладить выпуск остродефицитных в то время для русской армии треххдюймовых шрапнелей и внести заметный вклад в производство вооружения, а также смог оставить на прежнем уровне выпуск железнодорожных скреплений и мостов.

Война существенно повлияла на привычный ритм заводов Омутнинского горного округа. Ускорился процесс намеченной ранее модернизации цехового оборудования, изменился ассортимент выпускаемой продукции. Заводы округа (Омутнинский чугуноплавильный и железоделательный, Песковский чугуноплавильный, Кирсинский и Пудемский железоделательные) производили листовое, полосовое, кровельное, сортовое и фасонное железо, чугун в штыках и припасах, болванки, чугунное ваграночное литье, гвозди. Это были крупные предприятия Вятской губернии, оснащенные современными машинами и механизмами. Всего Акционерное общество Северных заводов располагало 28 501 822 десятинами земли, 50 действующими рудниками, 127 действующими шахтами и штольнями20.

В 1914 г. годовой объем производства Северных заводов составлял 2 млн руб. По сведениям отчета вятского губернатора, в 1914 г. на заводах Омутнинского горного округа «по всем производствам за исключением листокатального, добычи руды, куренным работам и разного рода перевозкам работы производились нормально: ни сокращений, ни увеличений производительности их под влиянием войны – не последовало»21. Листокатальное производство Омутнинского завода сократило производство чернодельного железа на 33 %, отделочного – на 48 %22.

Выпуск продукции заводами Омутнинского горного округа представлен в таблице 2.  

Таблица 2. Производительность Северных заводов наследников Н.П. Пастухова в 1914, 1916 г., в пуд.23  


У Акционерного общества Северных заводов имелись широкие и вполне реальные планы его дальнейшего развития, было спроектировано строительство подъездной железной дороги Яр – Кирсинский завод24. 11 марта 1914 г. департамент Государственного совета выделил акционерам Омутнинского завода концессию на постройку железной дороги Яр – Кирсинский завод. Но война помешала реализации проекта.  


1 РГВИА. Ф. 366. Оп. 2. Д. 112. Л. 117–117 об.

2 Китанина Т.М. Россия в Первой мировой войне. 1914–1917 гг. Экономика и экономическая политика. В 2-х ч. Ч. 1: Экономическая политика царского правительства в первые годы войны. 1914 – середина 1916 гг. СПб., 2001. С. 79.

3 Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при правительствующем Сенате. Пг., 1915. С. 3582–3583.

4 ЦГА УР. Ф. 4. Оп. 1. Д. 4565. Л. 1 об.

5 Там же. Л. 357–357 об.

6 Военная промышленность России в начале ХХ века (1900–1917). Сб. документов / Под ред. Р.Ш. Ганелина. М., 2004. С. 489.

7 ГАКО. Ф. 574. Оп. 2. Д. 958. Л. 48–49.

8 Липина (Рябая) С.А. Оружие для фронта: из истории Ижевских оружейного и сталеделательного заводов в годы Первой мировой войны // Вестник Красноярского гос. пед. ун-та им. В.П. Астафьева. Т. 2. Гуманитарные и естественные науки. 2011. № 3 (17). С. 144.

9 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 12. Оп. 47/1. Д. 8 (Т. 1). Л. 91, 138, 182, 234, 271, 321; Д. 8 (Т. 5). Л. 3, 44, 92, 142, 137, 190, 370, 380, 430, 431.

10 Маниковский А.А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. М., 1937. С. 271.

11 Родионов Н.А. История оружейного производства в Удмуртии (XIX–XXI вв.). Ижевск, 2009. С. 56.

12 ЦГА УР. Ф. 4. Оп. 1. Д. 4572. Л. 13, 16, 17–17 об., 22–22 об., 26–6 об., 38–39 об., 74, 82–82 об., 97, 125, 133–133 об., 143, 166–166 об.

13 Бескровный Л.Г. Армия и флот в начале ХХ века. Очерки военно-экономического потенциала. М., 1986. С. 70.

14 Липина (Рябая) С.А. Указ. соч. С. 148.

15 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 12. Оп. 87/2. Д. 8. Л. 159–159 об.

16 ЦГА УР. Ф. 212. Оп. 1. Д. 11148. Л. 2–2 об.

17 Там же. Л. 1–2.

18 Там же.

19 Там же. Д. 11229. Л. 10.

20 Лигенко Н.П. Купечество Удмуртии. Вторая половина XIX – начало ХХ вв. Ижевск, 2001. С. 106.  

21 Обзор Вятской губернии за 1914 г. Приложение к Всеподданнейшему отчету Вятского губернатора. Вятка, 1915. С. 33–34.

22 ГАКО. Ф. 574. Оп. 1. Д. 958. Л. 54.

23 Там же. Оп. 2. Д. 958. Л. 54.

24 РГИА. Ф. 84. Оп. 1. Д. 89. Л. 22–22 об.  

Возможно, Вам будет интересно


Комментарии

Написать