en / de

А.В. Громов (Санкт-Петербург) Большие пушки императора Канси. Орудия учэнъюнгу да цзяньцзюнь в собрании ВИМАИВиВС


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2019 года

Часть I
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2019
©ВИМАИВиВС, 2019
©Коллектив авторов, 2019

В военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) хранится уникальное (и самое большое в России) собрание артиллерийских орудий производства Китая эпохи Цин. Среди них особенно выделяется небольшая группа орудий, захваченных как трофей русским отрядом во время штурма цитадели Пекина 14–15 августа 1900 г., в том числе изготовленных в конце XVII столетия при участии миссионеров-иезуитов для императора Канси1 .

Одно из четырех таких орудий (№ МЧА 02/33), доставленных в Петербург еще в 1904 г. (ил. 1), сохранилось до наших дней. Три остальных сейчас известны, увы, только по фотографиям, сделанным в 1901 г. представителями Трофейной комиссии ГАУ на артиллерийском складе Квантунской крепостной артиллерии (ил. 2–4). Эти орудия выделяются характерным внешним дизайном, большим калибром (127, 135 и 155 мм), и потому они очень четко — почти идеально — прослеживаются во всех фондовых документах Артиллерийского исторического музея, отражающих передвижения предметов в том числе и внутри музейной коллекции. Лишь с конца 50-х гг. ХХ в. три из четырех уникальных трофейных пушек внезапно «теряются» со страниц архивных источников.

Подлинная история создания, применения, а впоследствии — и музейного бытования этих пушек являлась основной целью проведенной автором исследовательской работы.

Итак, орудие с № МЧА 02/33 представляет собой следующее. Это пушка литая бронзовая дульнозарядная, на лафете.

Калибр: 127 мм.
Длина ствола: 316 см.
Вес: 2880 кг.

На поверхности — шесть литых орнаментированных фризов. Запальное отверстие на особом приливе. В торельной части гравировкой нанесены надписи на маньчжурском и китайском языках. Благодаря любезной помощи коллег из Международного фонда им. Ф. Вербиста — профессоров В. Кудениса (Wim Koudenis) и Н. Голверса (Noel Golvers) из г. Лёвен (Бельгия) — эти надписи были переведены, а их содержание конкретизировано.

Надписи на стволе (на китайском языке):

Перевод: Да Цин Канси эр ши ба нянь — В 28 году царствования императора Канси Великой [династии] Цин [1689]
чжуцзао — отлита [эта пушка, поименованная] 
учэнъюнгу да цзяньцзюнь; юн — «Воинственный совершенный [и] всегда непоколебимый великий полководец»; использовать
яо у цзинь — заряд пять цзинь [пороха и] — 3,016 кг
шэн те пао цзы ши цзинь — [и] ядро из железа в десять цзинь — 6,032 кг
син гао и цунь у ли — высота прицела один цунь пять ли — 33,6 мм
чжифагуань Нань Хуайжэнь — мастер, ответственный за изготовление: Нань Хуайжэнь
Цзяньцзаогуань: Фо Бао — чиновники, ответственные за отливку: Фо Бао (имя),
Шо Сытай (имя)
цзогуань Ван Чжичэнь — начальник мастеровых: Ван Чжичэнь (имя)
цзянньи Ли Вэньдэ — работники мастерской: Ли Вэньдэ (имя), Янь Сы (имя)2 .

Маньчжурский текст гласит:

Daicing gurun-I Elhe Taifin-I orin jakûnci anya. hungkerene horon sanggara enteheme akdun amba jiyanggiyûn.

baitalara okto suntja gin.

eshun selei muhaliyan juwan gin.

sing ni den emu cun suntja li.

durun ilibuha hafan Nan Hûwai-jin. tuwame weilehengge hafan Foboo. Sostai. zoguwan Wang J’i-cin: faksi da Li Wen-de: Yan Se.

Перевод:

«В 28 году правления Канси Великой (династии) Цин (1689) эта (пушка, поименованная) “Воинственный совершенный [и] всегда непоколебимый великий полководец” была отлита. Пороху использовать 5 цзинь (2984,08 г). Для стрельбы чугунным ядром весом 10 цзинь (5968,16 г).

Прицел — 1 цунь 5 ли (33,6 мм — так как 1 цунь = 3,2 см, 1 ли = 0,32 мм).

Чиновник, надзиравший за изготовлением формы — Нань Хуайжень. Чиновники, надзиравшие за работами — Фобу и Состай. Начальник мастеровых — Ван Цзичен. Мастера — Ли Вэньдэ и Янь Сэ».

Винград орудия — грушевидный с шейкой для хомута, соединяющего ствол с подъемным механизмом.

Ствол установлен на лафет, верхний станок которого деревянный, с двумя короткими станинами, имеющими гнезда под цапфы. Станок на железном однохоботовом лафете с проушинами для передка; подъемный механизм с горизонтальным винтом и поворотной рукояткой; от конца хобота к боевой железной оси идут две цилиндрические тяги, закрепленные концами под деревянными ящиками лафета.

По документам из архива ВИМАИВиВС, пушка в числе остальных прибыла в музей 16 марта (ст. стиля) 1904 г. И по имеющимся данным была взята у ворот Пекина 9-м Восточно-Сибирским стрелковым полком 1–6 августа (ст. стиля) 1900 г.

Однако, самое интересное — это надписи на стволе сохранившегося орудия. Они донесли до нашего времени имя мастера, отвечавшего за отливку — Нань Хуайжэнь, и именно этому человеку император Канси был обязан созданием современной, даже по меркам Европы XVII в., бронзовой артиллерии.

Нань Хуайжэнь — он же фламандский иезуит Фердинанд Вербист — великий астроном, миссионер и ученый. Родился в 1623 г. в г. Питтем, во Фландрии. Известно, что уже в юном возрасте он обучался математике и философии в г. Лёвен — где в наши дни основан знаменитый фонд его имени (Sankt Augustin and Ferdinand Verbiest Foundation, Leuven) — после чего поступил на службу в орден иезуитов (ил. 5).

В 1658 г. Ф. Вербист был направлен из Лиссабона в Китай в сопровождении отца Мартино Мартини и тридцати пяти других миссионеров, с целью проповеди христианской веры среди подданных Цин и недопущения проникновения туда протестантской «ереси» — в лице голландцев и англичан.

В итоге, по прибытии, он занимает свой первый пост в провинции Шаньси, возглавляя миссию до 1660 г.

Он, разумеется, не был первым миссионером в Китае. Еще задолго до него там работали основатели миссии — итальянцы Маттео Риччи (1552–1610) и Микеле Руджиери (1543–1607), занимавшиеся помимо всего и вопросами долговременной фортификации3 . Так что к моменту прибытия в Пекин Ф. Вербиста само начало военно-техническому сотрудничеству между Китаем и Западом было уже положено.

В этот период будущий теоретик и практик производства артиллерийских орудий в державе Цин был призван стать помощником, а позднее и сменить на посту знаменитого немецкого миссионера-иезуита — отца Иоганна Адама Шаль фон Белля (1592–1666)4 . Который, кстати, успел прославиться участием в обороне Макао от голландских «еретиков»5 . Но на момент прибытия Ф. Вербиста сам Шаль фон Белль под именем Тан Жована уже занимал пост главного директора в Пекинской обсерватории и руководителя математического совета при императоре. И по стечению обстоятельств именно иезуит Шаль фон Белль и его ближайший преемник дали возможность державе Цин сделать очередной важный шаг в совершенствовании и развитии артиллерии.

Известен, в частности трактат этого времени «Хо гун це яо» («Все важнейшие сведения об огнестрельном оружии»), записанный первоначально под диктовку самого Шаль фон Белля в 1643 г.6 Этот трактат имел также второе название — «Цзэ кэ лу» («Правила обороны»). Он был записан небезызвестным ученым конца эпохи Мин и специалистом по огнестрельному оружию Цзяо Сюем.

Хотя, по мнению Цзяо Сюя, технические стандарты китайских пушек и другого огнестрельного оружия в целом не уступали западным, и в принципе уже в эпоху династии Мин в Китае были свои собственные работы по военному делу, они уже не вполне удовлетворяли потребностям того времени.

С учетом появления в регионе новой военной силы — сперва португальцев, потом голландцев с их артиллерией современного европейского образца, нужны были корректировки в стратегиях и в оружейном деле. Меж тем, работы, которые упоминал Цзяо Сюй — «У цзин цзун яо» («Полные основные сведения о военных орудиях») и «Цзи сяо синь шу» («Новая книга об эффективной дисциплине»), уже значительно устарели.

Кроме того, Цзяо Сюй отмечал, что все классические китайские работы по военной тематике имели мистическую окраску и по этой причине не подходили для практического применения в условиях современной войны. Единственной заслуживавшей внимания работой была «Хай вай хо гун шэньци тушо» ( «Иллюстрированная работа о волшебном артиллерийском оружии за рубежом»), автором которой был живший в эпоху Мин изобретатель Чжао Шичжэнь (1552–1611).

Стремясь исправить эту ситуацию, Цзяо Сюй обратился за консультацией к Шаль фон Беллю, который и продиктовал ему данную работу. В книге рассказывалось об истории военных действий с использованием огнестрельного оружия, о производстве пушек и стрелкового оружия, о способах изготовления ружей и пушек, о материалах, из которых изготавливались ружья, пушки и мины, а также приводились общие сведения о западной системе весов и размеров, использовавшейся в производстве. После того как влияние западных миссионеров уменьшилось, эта работа была отчасти забыта. Ей не уделялось  особого внимания вплоть до 40-50-х гг. XIX века, когда между Западом и Китаем вспыхнули конфликты и китайцы по-новому оценили важность этой работы.

Сам фон Белль к вопросам артиллерии, ее производства в дальнейшем больше не возвращался, а с его смертью изготовление пушек по современному европейскому образцу было поручено его непосредственному преемнику. Им и оказался в итоге Нань Хуайжэнь (отец Ф. Вербист). Приказ об изготовлении пушек европейского образца был отдан Ф. Вербисту в 1673 г. в связи с тем, что в провинции Юннань начался грандиозный мятеж, охвативший впоследствии полстраны и получивший в Китае название «восстания трех принцев»7 .

Орудия голландского образца, поставленные в 1604 г. из Голландии, так называемые хунъипао («пушки рыжих варваров»), были весьма малочисленны для того, чтобы подавить восстание. Вербист и его рабочие поначалу просто копировали имеющиеся орудия, изготовив серию из 20-ти таких пушек в течение всего 28 дней8 . Однако эта артиллерия была малопригодна для боевых действий в горно-лесистой местности — стволы слишком тяжелы, а лафеты весьма громоздки и неудобны. Впоследствии эта серия тяжелых осадных орудий была снята с производства. Другая серия орудий представляла собой легкую разновидность полевых пушек, скрепленных деревом и имеющих кованный из железа канал ствола с запальным отверстием на казенной части9 . Всего в период с 1674 по 1676 гг. Вербистом и его мастерами были изготовлены 132 орудия голландского образца и упомянутых легких пушки, скрепленных деревом.

На севере, в Приамурье, в этот период начинается активизация русских землепроходцев, с которой западные исследователи склонны также связывать принятие мер по усовершенствованию артиллерии Цин10. За время своей карьеры Ф. Вербист отлил не менее 566 орудий разных типов11. По-видимому, часть изготовленных им орудий из ранних серий принимала участие и во взятии Албазинского острога в 1685 и 1686–1687 гг.12

Отливки артиллерии, полевой и осадной, были продолжены и в дальнейшем. Ближе к концу жизни Вербист изготовил 61 пушку типа учэнъюнгу да цзяньцзюнь (заказ пришел в 1687 г., и как раз к этому типу принадлежит и орудие № МЧА 02/33 из собрания ВИМАИВиВС) и еще 80 орудий типа шэньюн. Хотя, как это видно из надписей на орудии № МЧА 02/33, последние пушки из этих серий были отлиты уже без его участия. По-видимому, он успел сделать лишь отливочные формы и подготовить материалы для изготовления новой партии. Кроме того, незадолго до своей смерти (предположительно в 1682 г.) им была издана работа, озаглавленная «Шеньвэй тушо» — «Разъяснения и иллюстрации (пушки), именуемой чудесной (и) внушающей страх»13. Однако это произведение на сегодняшний день утрачено, из него известно всего два листа, перерисованных в свое время по разрешению иезуита отца Е. Ламалля, которому в свое время этот трактат и был посвящен14.

Что до орудий учэнъюнгу да цзяньцзюнь, то кроме пушки № МЧА 02/33 из собрания ВИМАИВиВС на сегодняшний день известно лишь несколько таких образцов, находящихся в разных музеях мира. Это орудия «большой» (калибр 155 мм, длина ствола 340 см), «средней» (калибр 135 мм, длина ствола 315 см) и «малой пропорции» (калибр 127 мм, длина ствола 295 см).

Два орудия аналогичной отливки находятся сейчас в Museum für Deutsche Geschichte (Берлин), одно «средней пропорции» — в Bayerisches Armeemuseum (Ингольштадт) и одно «малой пропорции» — в Kunstsammlung der Veste Coburg (Кобург)15 (ил. 6). Последнее из них (музейный № G9) было опубликовано в Германии в 1988 г. 16

Кроме того, одно орудие «малой пропорции» находится сейчас в музее г. Берн (Швейцария), куда было передано из Германии в 1936 г.17 И одна пушка «большой пропорции» — в музее Пекина, куда она была передана из здания немецкого посольства по окончании Второй мировой войны, в 1946 г.18 По два орудия аналогичной отливки находятся также в Вене, в Heeresgeschichtliches Museum (инв. № 81446 и 81447), и в Будапеште19 (ил. 7). Как минимум одно — средней пропорции — в г. Фукуока, Япония (ил. 8). И еще ряд вербистовских пушек из разных серий (отнюдь не только — учэнъюнгу да цзяньцзюнь) хранится в нескольких музеях Европы и США.

Остается невыясненным один очень важный момент, о котором почти нет сведений в документах ВИМАИВиВС. Это судьба еще трех пушек такого типа, что поступили в АИМ в 1904 г. Исследование в 2017–2018 гг. архивных документов ВИМАИВиВС показало следующее.

Впервые наличие орудий зафиксировано в накладной № 8648/7 на имущество, отправленное Квантунской крепостной артиллерией в Артиллерийский исторический музей20. Это два орудия «средней» и по одному — «большой» и «малой пропорции». Затем они, все четыре, периодически встречаются в «Красных»21 и «Черных»22 книгах музейных описей. Эти орудия уникальной «иезуитской» отливки также вполне отчетливо фигурируют в эвакуационной описи 1917 г. Так, все четыре орудия этой серии значатся в списке на «барже Демина» (не тонула)23 и, соответственно, они были еще в наличии.

Затем три орудия исчезают из описей основного фонда АИМ, и на сегодняшний день в коллекции музея остается только одно такое орудие — 127-мм «малой пропорции» (№ МЧА 02/33). Дальнейшее изучение дало обескураживающий результат: в описи из Книги учета имущества, прибывшего из Германии в АИМ в 1945–1947 гг. (sic!), эти три орудия ошибочно внесены в общий список. При этом без замеров и атрибуции они все записаны как 125-мм бронзовые китайские, а напротив одной из пушек есть пометка: «расчленена»24.

Поскольку два орудия записаны «на деревянных лафетах», а сохранившееся в фонде АИМ орудие (№ МЧА 02/33) стоит на железном лафете, то в наиболее ранних документах было высказано мнение, что это именно те два орудия «иезуитской» отливки, что экспонируются сейчас в музее Берлина. То есть они будто бы были вывезены в СССР и впоследствии возвращены обратно. Но переписка с музеем Берлина позволила выяснить, что орудия, находящиеся у них, оставались в «западной зоне» и на территорию СССР не перевозились. Кроме того, невозможно было бы объяснить, куда делись два совершенно аналогичных орудия этой серии из коллекций АИМ.

Впоследствии эта ошибка периодически попадала еще в документы учета АИМ, хотя в действительности ее влияние и последствия оказались довольно скромными. В документах середины 1946 г. эти орудия благополучно отражены25, и они все вновь на месте.

В более поздней описи 1947 г. все они также легко прослеживаются26. Причем в ней нет ни слова о том, что указанные орудия типа учэнъюнгу да цзяньцзюнь (или хотя бы какая-то часть из них) были привезены в АИМ из Германии в 1945–1947 гг. Что до так называемых «деревянных лафетов», то эта путаница возникла лишь потому, что деревянные детали в этих лафетах и в самом деле присутствуют, несмотря на преобладание металлических. Так что при описании одних и тех же предметов в разное время и разными лицами их отражения в документах АИМ могли быть на удивление субъективными, а иногда и противоречащими друг другу.

В итоге долгих архивных поисков само время исчезновения трех уникальных китайских пушек «иезуитской» отливки удалось сузить до 1949–1954 гг. Так, в 1949 г. их наличие (всех четырех) в последний раз отражено на страницах музейных описей. А уже в списке китайских пушек, хранящихся в тот момент в Артиллерийском фонде, как и в Отделе новых поступлений АИМ за 1954 г. 27, три из них почему-то отсутствуют.

Дальнейшие попытки выяснить участь этих пушек «иезуитской» отливки работы мастера Нань Хуайжэня (Ф. Вербиста) позволили, тем не менее, узнать следующее.

Можно уже считать вполне установленным, что документом от 8 июня 1948 г. из имущества артиллерийских фондов АИМ для передачи их в ОФИ ЛВО28 (а фактически — для списания) были выделены:

пункт 77: «мортиры-стволы гладкостенные, XVIII–XIX столетия разные. 20 ед. 71-й склад. Не представляющие ни исторической, ни технической ценности, имеющие аналогичные образцы в фондах»;

пункт 78: «стволы отдельные пушечные и гаубичные, XVIII– XIX столетия (иностранные). 3+9+50 ед. Складированные на внутреннем и наружном дворе, 71-й склад. Не представляющие ни исторической, ни технической ценности, имеющие аналогичные образцы в фондах»;

пункт 81: «мортиры мелкие на станках, XIX столетия. 13 ед. Аналогично п. 77. То же»29. Подписано: «8 июня 1948 г. Пред. комиссии инженер-полковник Львовский; нач-к отд. Истории артиллерии, полковник Чернов; уч. хранитель фондов, Рыскин»30

Кроме того в имуществе, не состоящем на инвентарном учете АИМ, подлежащем списанию, оказалась еще одна, достоверно китайская, пушка, в итоге списанная по акту от 19 апреля 1949 г.31

Сколько из намеченного было в итоге действительно передано в ОФИ ЛВО (т. е. списано) и сколько из переданных орудий были китайскими — на сегодняшний день проследить, увы, невозможно.

Так как орудия уходили в ОФИ ЛВО общим списком (без описаний и атрибуции), то, к сожалению, никакой информации об орудиях, изготовленных под руководством Ф. Вербиста в 1888–1689 гг., в Архиве ВИМАИВиВС нет.

Удалось выяснить, что среди артиллерийской матчасти, в том числе — пушек, мортир и лафетов, ушедших по реституции в ГДР в 1958 г., ничего из восточных (т. е. японских или китайских) пушек также не числится32. Это, к сожалению, означает, что упомянутые три орудия «иезуитской отливки» эпохи Цин, по-видимому, должны были находиться среди предметов полностью списанных и впоследствии переданных в ОФИ ЛВО для утилизации. В более поздних ведомостях, в том числе на списание артиллерийских предметов фонда за 1951 г., никаких восточных (японских или китайских) пушек не обнаружено33.

Но, несмотря на то что потеря этих великолепных пушек работы Ф. Вербиста стала серьезным ударом для коллекций АИМ, судьба «китайской» части его собрания могла сложиться еще ужасней. Так, в 1954 г., по поручению тогдашнего начальника музея полковника И.П. Ермошина был составлен специальный список китайских пушек, еще оставшихся в Артиллерийском фонде АИМ, с целью последующей передачи этих орудий правительству КНР и «дружескому китайскому народу» 34.

К счастью, у руководства ГАУ эта идея немедленной передачи правительству КНР таких объемов музейных ценностей не встретила немедленного согласия, а резолюция начальника ГАУ генерал-полковника артиллерии С.С. Варенцова была резко отрицательной. Было рекомендовано, в частности, аргументировать передачу таких орудий Китаю «более солидными данными» (что означало долгую и планомерную работу с архивными документами и самими орудиями), а также исключить в письме противоречивые, политически ангажированные моменты35.

Как показали дальнейшие события, это решение ГАУ повременить оказалось мудрым. Пока шла вся подготовительная работа в фондах музея по углубленному изучению наличествующих предметов (т. е. артиллерийских стволов и пр.), советско-китайские отношения постепенно вступили в глубокий затяжной кризис. Так что предметы (а среди них оказались не только китайские, но частично даже японские образцы орудий) в итоге остались в фонде АИМ.

Меж тем, огромное количество памятников (в том числе и старинных орудий эпохи Цин) были попросту переплавлены в КНР, в ходе так называемой культурной революции. Соответственно, большинство экспонатов, в случае передачи из АИМ в Китай в 50-х гг. ХХ в., могло быть утрачено безвозвратно. Стоит напомнить, что очень многие из образцов китайских орудий, представленных сейчас в музеях Китая, в том числе и в Пекине — это всего лишь современные копии. Поэтому единственное в музеях России орудие учэнъюнгу да цзяньцзюнь, работы замечательного фламандского мастера и миссионера отца Фердинанда Вербиста (№ МЧА 02/33) — это предмет уникальный и с исторической, и с художественной точки зрения.

Кроме того, хотя орудия такого типа и не успели поучаствовать в боях с русскими на Амуре, часть из них использовалась во время так называемых Опиумных войн XIX столетия. Благодаря известной фотографии, сделанной почти сразу после этих событий, можно с уверенностью утверждать, что как минимум несколько пушек типа учэнъюнгу да цзяньцзюнь участвовали в бою у моста Балицяо 21 сентября 1860 г. (ил. 9). На фото четко идентифицируются два орудия, принадлежащие к этому типу, средней пропорции, на китайских традиционных лафетах.

По-видимому, они оставались боеспособны и на момент занятия Пекина войсками восьми держав в ходе так называемого Боксерского восстания (1899–1901). В этот момент они уже имели современные металлические крепостные лафеты и в таком виде были захвачены наступающими частями Российской императорской армии (ил. 10).

Таким образом, пушка № МЧА 02/33 из собрания ВИМАИВиВС представляет собой настоящий памятник военной истории и оружейного дела Китая эпохи Цин и историческую реликвию трагических и не всегда однозначных событий конца XIX — начала XX вв.



Список сокращений: АВИМАИВиВС — Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.
АИМ — Артиллерийский исторический музей (название ВИМАИВиВС до 1963 г.).
BEZG — Berner Zeitschrift zur Geschichte.

Список сокращений:
АВИМАИВиВС — Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.
АИМ — Артиллерийский исторический музей (название ВИМАИВиВС до 1963 г.).
BEZG — Berner Zeitschrift zur Geschichte.

1 «Канси» означает дословно «Процветающее и лучезарное» — девиз правления императора Сюанье (1661–1722) династии Цин.
2 Дословно — «Янь Четвертый».
3 [Denis de Lucca]. Jesuits and Fortifications. The Contribution of the Jesuits to Military Architecture of Baroque Age // History of Warfare. Vol. 73. Boston: Brill, 2012. P. 174–175.
4 Shu Liguang. Ferdinand Verbiest and the Casting of Cannons in the Qing Dynasty // Ferdinand Verbiest: (1623–1688) Jesuit Missionary, Scientist, Engineer and Diplomat / jointly publ. by Institut Monumenta Serica, Sankt Augustin and Ferdinand Verbiest Foundation, Leuven. Ed. by John W. Witek. — Nettetal: Steyler Verl., 1994. P. 227.
5 [Denis de Lucca]. Op. cit. P. 175.
6 Jesuits… P. 178.
7 Ibid. P. 228–229.
8 Ibid. P. 231.
9 Ibid. P. 230.
10 Ibid. P.233.
11 Ibid. P. 234.
12 Аюшин Н.Б. Артиллерия в борьбе за Албазинский острог // Русские первопроходцы на Дальнем Востоке в XVII–XIX вв. Историко-археологические исследования. Т. 3. Владивосток, 1998. С. 108–109.
13 Giovanni Stary. The «Manchu cannons» cast by Ferdinand Verbiest and the hitherto unknown title of his instructions // Ferdinand Verbiest (1623–1688)… P. 224.
14 Ibid. P. 222.
15 Ibid. P. 218–220.
16 Kaufleute als Kolonial herren: Die Handeswelt der Niederländer vom Kap der Guten Hoffnung bis Nagasaki 1600–1800 / E. Schmitt, Th. Beck (eds.). Bamberg, 1988. P. 213–215. 
17 Maria Khayutina. Eine chinesische Kanone aus der Ära des Kangxi-Kaisers (regierend 1661–1722) im Bernischen Historischen Museum // Berner Zeitschrift zur Geschichte. № 2 /15. P. 35.
18 Ibid. P. 38.
19 György Kara. «Sur deux canons chinois des Ts’ing» // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. X. 1960. P. 249–253.
20 АВИМАИВиВС. Ф. 6. Оп. 1/2. Д. 182. Л. 187–197.
21 Там же. Ф.22. Оп. 111. Д. 7. Л. 23 об.–24. № 72–75.
22 Там же. Ф. 3Р. Оп. 112. Д. 5. Л. 4, 9. № 813, 814, 827, 828.
23 Там же. Ф. 22. Оп. 92. Д. 115. Л. 349–350 об.
24 Там же. Ф. 3Р. Оп. 10. Д. 2. Л. 39, 44, 46.
25 Там же. Оп. 9. Д. 93. Л. 23, 24, 27. — Приходные акты на предметы из Отдела новых поступлений. Начато: 22 августа 1946 г.; Окончено: 31 января 1949 г. (всего 438 листов).
26 Там же. Оп. 10. Д. 9. Л. 10, 11, 14. — Приемо-сдаточная ведомость по Отделу Новых Поступлений. Начато: 28 января 1947 г.; Окончено: 30 декабря 1947 г.
27 Там же. Оп. 1. Д. 149. Л. 60–64.
28 Особый фонд имущества Ленинградского военного округа.
29 АВИМАИВиВС. Ф. 3Р. Оп. 9. Д. 93. Л. 80–84.
30 Там же. Л. 84.
31 Там же. Д. 146.
32 Там же. Д. 234.
33 Там же. Д. 148. — Приложение к акту от 30 марта 1951 г. (комиссия по списанию фондового имущества АИМ).
34 Там же. Оп. 1. Д. 149. Л. 58–59.
35 Там же. Л. 55.

Комментарии

Написать