en / de

«… если бы все русские, действовавшие в Италии, Швейцарии и Голландии, были соединены …» (Почему, несмотря на ряд блистательных побед Суворова в Италии, союзники эту войну проиграли), Коршунов Э.Л., Жарский А.П. (Санкт-Петербург), часть 1


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2013 года 

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2013
© ВИМАИВиВС, 2013 
© Коллектив авторов, 2013

КОНЕЦ XVIII в. ознаменовался великими потрясениями, вызванными Французской революцией. С 1792 г. почти все монархии Европы (в т. ч. Англия, Австрия и Пруссия) находились в войне с Французской республикой2. Союзники призывали к «монархической солидарности» и Россию. Однако Екатерина II, громогласно осуждавшая ужасы Французской революции и всяческипорицавшая «французских мятежников», на войну против «цареубийц» не послала ни одного русского солдата.

Сложившуюся вокруг Франции ситуацию императрица использовала в собственных державных интересах, занявшись решением насущных геополитических задач (т. е. укреплением западных и южных рубежей России). «Я стараюсь, – говорила она, – втянуть берлинский и венский дворы в дела французские. У меня много предприятий неконченных, и надобно, чтобы они были заняты и мне не мешали»3. Вместе с тем к Первой антифранцузской коалиции4 она все же присоединилась, но в широкомасштабные боевые действия не ввязывалась и решение вопроса со снаряжением экспедиционной армии откладывала5.

Боевые действия Первой коалиции шли с переменным успехом, но поражение австрийских войск в Италии и смерть (осенью 1796 г.) Екатерины II (повлекшая за собой временную смену внешнеполитического курса России) практически подкосили коалицию. В 1797 г. этот союз распался. Однако заключенный между противоборствующими сторонами Кампоформийский мир не мог быть прочным, т. к. он стал результатом торжества одной стороны (Франции) и изнеможения другой (т. е. коалиционных сил)6.

В сложившейся (после развала Первой антифранцузской коалиции) военно-политической ситуации Павел I имел вполне обоснованные опасения (судя по секретным статьям Кампоформийского договора 1797 г.), что расширение пределов Франции и приближение ее на Адриатическом побережье к Турции будет способствовать созданию в этом регионе нестабильной ситуации. К тому же присутствие здесь Франции могло «…связать Россию в этой части Европы по рукам и лишить возможности принимать соответствующее своему значению участие в ее делах»7. Кроме того, назревал конфликт и по польскому вопросу, «…где происки Наполеона могли создать для России неблагоприятную обстановку8. По сути, никого из союзников по Первой коалиции Кампоформийский мир не устраивал.

Поэтому уже в начале 1798 г. начала формироваться новая (вторая по счету) антифранцузская коалиция. В ее состав вначале вошли: Англия, Австрия, Турция и Неаполитанское королевство, а позднее (в декабре 1798), после некоторых колебаний, решение об участии в европейской войне (т. е. о присоединении к новой коалиции) принял и Павел I9.

Основная цель вступления России во Вторую коалицию была сформулирована в союзном договоре с Англией, а именно: «наиболее действительным образом содействовать к остановке дальнейших успехов французскаго оружия, распространения правил безначалия и к заключению прочнаго мира, равно и восстановлению европейскаго равновесия»10.

Война должна была вестись на трех театрах военных действий (ТВД): в Италии – русские войска под началом фельдмаршала А.В. Суворова, совместно с австрийскими войсками; в Голландии – Русский экспедиционный корпус генерала Германа – с английскими войсками и на Средиземном море – флот адмирала Ушакова совместно с Англией и Турцией11.

Итальянский и Швейцарский походы А.В. Суворова

Главным содержанием Второй коалиционной войны стали совместные действия русских и австрийских войск под командованием фельдмаршала А.В. Суворова в Италии и Швейцарии (Итальянский и Швейцарский походы Суворова в апреле – декабре 1799 г.) Русские войска вводились в Италию и действовали в соответствии с Трактатом оборонительного союза, заключенного между Россией и Австрией 3(14) июля 1792 г. (на 8 лет)12 и Декларацией о тройном союзе между Россией, Англией и Австрией от 17 сентября 1795 г.13

Договорные условия при этом были следующими: «Сии войска должны снабдены быть полевою артиллериею, аммунициею и всем для них нужны – просимой стороной, кроме того просимый Двор имеет производить им жалованье и ежегодно дополнять их рекрутами. Что же касается до рационов и порционов, производимых провиантом и фуражем, равно как и до квартир, оныя даваемы им будут от просящаго Двора немедленно по выходе их из своего Государства, и точно по тому положению, как оне содержат или содержать будут собственныя свои войска в походе и на квартирах»14.

Прежде чем перейти к рассмотрению совместных боевых действий коалиционных сил на итальянском ТВД, остановимся на таком немаловажном факторе, как соотношение сил противоборствующих сторон, а также организация и состояние их армий.

Так, данные по численности войск Австрии и Франции по разным источникам15 отличаются, в этой связи мы сочли возможным за основу принять сведения, опубликованные в фундаментальном труде Д.А. Милютина16. Вместе с тем некоторые цифры по тексту являются результатом расчетов и выкладок авторов.

К началу военных действий против Франции Австрия имела под ружьем около 255 000 чел., а под седлом примерно 50 000 лошадей17. После проведенной в начале 1799 г. реорганизации, австрийская армия состояла из 60 линейных и 17 пограничных пехотных полков, 15 батальонов легкой пехоты и 42 кавалерийских полков18. Пехотные полки состояли из трех батальонов (по 6 рот в каждом) и двух гренадерских рот (которые должны были, с началом боевых действий, передаваться в сводные гренадерские батальоны). В состав кавалерии входили – 12 кирасирских и 15 драгунских полков (по 6 эскадронов в каждом), а также 12 гусарских, 2 уланских и 1 конно-егерский полк (по 18 рот в каждом).

При этом для военных действий против Франции могло быть выделено 214 000 чел., в т. ч.19 армия эрцгерцога Карла в составе 54 батальонов и 138 эскадронов, в нее входили войска в Богемии, под командованием генерала Старая (до 15 000 чел.); корпус фельдмаршал-лейтенанта Готце (численностью до 26 000 чел.); армия фельдмаршал-лейтенанта графа Бельгарда численностью 48 000 чел. (50 батальонов и 14 эскадронов) и итальянская армия под командованием фельдмаршала Меласа, насчитывавшая 75 000 пехоты и 11 000 кавалерии (81 батальон и 76 эскадронов), которая и предназначалась для действий в составе союзных сил под командованием Суворова.

Австрийские войска были полностью укомплектованы и состояли большей частью из старослужащих и опытных солдат, хорошо вооруженных и обмундированных; в войсках поддерживалась строгая дисциплина20.

К началу войны численность русских войск в Италии и Швейцарии, по данным источника21, составляла 65 000 чел. В т. ч. корпуса Розенберга – 20 000; Германа (впоследствии Ребиндера) – 11 000; Нумсена (впоследствии Римского-Корсакова) – 27 000 и принца Конде – 7000 чел.

Кроме того, вдоль западных границ России в полной готовности были сосредоточены армии Ласси, Гудовича и корпус Шюца, общей численностью до 88 500 чел. Таким образом, численность всех русских войск, которые могли принять участие в коалиционной войне, доходила до 153 500 чел.22

Русские войска состояли из гвардейских и армейских полков. Численность гвардии на этот период составляла примерно 14 000 чел. (трех пехотных полков – Преображенского, Семеновского, Измайловского – и лейб-егерского батальона; трех кавалерийских полков – конно-гвардейского, лейб-гусарского и лейб-казачьего; а также одного артиллерийского батальона)23.

Армейская пехота состояла из 13 гренадерских, 68 мушкетерских и 20 егерских полков (каждый полк включал в себя по два батальона пятиротного состава). Кроме того, в гренадерском и мушкетерском полках было по две гренадерские роты, которые в бою должны были передаваться в особые сводные гренадерские батальоны. Армейская кавалерия состояла из 19 кирасирских, 18 драгунских, 9 гусарских, 2 легко-конных и 2 регулярных казачьих полков (кирасирские и драгунские полки имели по 5 эскадронов, а остальные по 10).

Артиллерия включала в себя: 3 осадных, 10 полевых пеших и один конный батальон (в каждом батальоне по 5 рот, а в артиллерийской роте по 12 орудий). Кроме того, в каждом пехотном полку было по два орудия малого калибра24.

Все пехотные и кавалерийские полки, кроме гвардейских, назывались по именам своих шефов. Кроме гвардии все прочие полки были распределены по квартирным округам, которые назывались инспекциями, во главе которых стояли два инспектора – пехоты и кавалерии. С началом войны в состав действующих армий назначались войска по особому Высочайшему повелению и главнокомандующим давался соответствующий «ордер-де-баталь»25.

Французская армия уступала коалиционным силам. Численность французских войск составляла 195 000 чел. Распределение войск было следующим: в Римской и Партенопейской республиках под началом генерала Шампионнэ (позднее его сменил генерал Макдональд) находилось 30 000 чел.; в Средней Италии, под командованием Шерера, были сосредоточены войска в количестве 25 000 чел.; в Швейцарии стоял корпус генерала Массены численностью 30 000 чел.; дунайская армия под началом генерала Журдана дислоцировалась в районе Страсбурга (она насчитывала 37 000 чел.); северней стояла дивизия Бернадотта численностью 8000 чел.; и, наконец, в Голландии располагался 15-тыс. корпус генерала Брюна. Кроме того, во Франции под ружьем находилось 50 000 чел. Французы также могли рассчитывать на союзников голландцев и пьемонтцев, цезальпийцев и поляков. Всего вместе с сателлитами Франция могла выставить против войск Второй коалиции около 235 000 чел.26

Организация вооруженных сил Франции после революции претерпела ряд изменений, и к 1799 г. войска республики состояли из пехоты в составе 110 линейных и 30 легких полубригад (в полубригаде насчитывалось около 3180 чел.; при этом она включала в себя 3 батальона, по 9 рот в каждом); кавалерии в составе 26 линейных, 20 драгунских, 25 конно-егерских и 12 гусарских полков (линейный полк состоял из 3 эскадронов, а остальные – из 4; в эскадрон входило по 2 роты, из которых одна – численностью 86, а другая – 112 чел.); артиллерия состояла из 8 полков пешей и 8 полков конной артиллерии (при этом полк пешей артиллерии включал в себя 20 рот, а конной – по 6; пешая рота насчитывала 93 чел. и имела на вооружении 6 орудий, конная насчитывала 80 чел.) и инженерных войск в составе 5 саперных батальонов (по 8 рот), 6 минерных рот и двух рот аэростатистов (воздухоплавателей). Вооружение пехоты было однообразным – ружье со штыком27.

Высшим тактическим соединением французской армии как в мирное, так и военное время, являлась дивизия. Состав соединений был непостоянен. Дивизия включала в себя части всех родов войск и могла состоять из 3 или 4 полубригад пехоты, 2 полков кавалерии, 1 пешей и 1 конной артиллерийских батарей, а также нескольких инженерных частей28.

Боевые порядки французских войск состояли из застрельщиков и «боевых колонн» атаки29. Таким образом, французские войска начали применять новый вид боевого построения войск30, т. е. традиционным линейным боевым порядкам впервые были противопоставлены элементы «глубоких боевых порядков»31.

Характеризуя организацию и тактику боевого применения французских войск, нельзя не отметить еще одну, на наш взгляд, немаловажную деталь – это организация тыла. Дело в том, что республиканское правительство приняло все меры к уменьшению обозов (кроме того, французы отказались от палаточного лагеря и начали располагаться биваками или по квартирам); магазины также не разворачивались (фуражом и продовольствием армия обеспечивалась «местными средствами края»)32.

В соответствии с планом французского командования, войска, выдвигавшиеся из Центральной и Южной Италии, должны были соединиться с войсками, находившимися в Северной Италии, и объединенными силами в генеральном сражении разбить русско-австрийские войска33.

В начале 1799 г. французы перешли в решительное наступление и нанесли поражение австрийской армии фельдмаршала Меласа. В результате к весне 1799 г. почти вся Северная Италия и Швейцария оказались заняты французскими войсками. 

А.В. Суворов, прибыв 4 апреля 1799 г. в Валеджио («главную квартиру австрийских войск»)34 и вступив в командование союзными войсками в Северной Италии, решил сосредоточить силы на избранных направлениях и решительными наступательными действиями разгромить силы противника по частям, а затем перенести военные действия на территорию Франции35.

Для повышения мобильности войск он сократил обозы и создал подвижные магазины с продовольствием и боеприпасами. В армии был сформирован главный артиллерийский резерв36. Ускоренная подготовка союзников к наступлению (в течение 10 дней) позволила упредить противника и вырвать у него стратегическую инициативу. Выделив часть сил для блокирования крепостей Пескьера и Мантуя, Суворов (8 апреля) с главными силами выступил против армии Шерера и 14 апреля вышел к р. Адда37.


Рис. 1. Итальянский поход А.В. Суворова

К этому времени командование французской армией, расположенной на ее западном берегу, принял генерал Моро. Решив нанести главный удар на Милан, Суворов предпринял демонстративные действия на других направлениях. В трехдневном сражении (15–17 апреля) на р. Адда союзные войска нанесли армии Моро поражение и, развивая успех, в течение 6 недель заняли почти всю Северную Италию38.

Французское командование, подтянув силы, намеревалось двумя охватывающими ударами разгромить союзные войска. Главный удар должна была нанести армия Макдональда (36 тыс. чел.) из Тосканы в направлении на Модену, Парму, Пьяченцу; вспомогательный – армия Моро (14 тыс. чел.) из района Генуи на Тортону39.

Перейдя в наступление, Макдональд 1 июня нанес поражение австрийцам у Модены и двинулся на Парму. Суворов разгадал замысел французов. Оставив у Алессандрии заслон против Моро, он с остальными войсками (около 22 тыс. чел.) двинулся навстречу армии Макдональда. За 48 часов войска Суворова прошли 85 км и 6 июня неожиданно для противника вышли к р. Треббия. При полуторном превосходстве французов в силах, во встречном сражении при р. Треббия (6–8 июня) Суворов добился успеха40.

Армия Макдональда в беспорядке отступила. Для ее преследования Суворов выделил австрийские войска, а главные силы (12 июня) повернул против Моро. Узнав о приближении войск Суворова к Алессандрии, Моро поспешно отступил к Генуе для соединения с остатками армии Макдональда41.

В конце июля объединенная французская армия (35 тыс. чел.) под командованием генерала Жубера перешла в наступление из района Генуи на Алессандрию против главных сил союзников (численностью до 50 тыс. чел.).

4 августа в сражении при Нови Суворов разбил армию Жубера, нанеся ей сокрушительные удары во фланг и тыл42. Сражение при Нови с обеих сторон велось с огромным ожесточением. В час дня, вследствие невыносимой жары, противники были вынуждены приостановить битву. Во время паузы к союзникам подошли отряды Розенберга. Возобновившееся в четыре часа дня сражение проходило для обеих армий исключительно кроваво. Сразу же после возобновления боевых действий был смертельно ранен командующий французскими войсками генерал Жубер43. Французы потеряли 6500 чел. убитыми и ранеными, 4500 попали в плен. Союзные войска тоже дорого заплатили за победу. Их потери составили без малого 8100 чел.44

Это сражение явилось классическим образцом умелого использования Суворовым вспомогательных ударов для обеспечения разгрома противника на главном направлении.

К концу лета 1799 г. в результате успешных действий коалиционных сил под командованием Суворова французское господство в Италии было ликвидировано. Союзники, добившись с помощью русских войск захвата Северной Италии и опасаясь в дальнейшем усиления русского влияния в Средиземном море, выдвинули новый план боевых действий. Согласно этому плану – вместо австрийских войск в Швейцарии должны были действовать русские войска под командованием Суворова. Павел I с этим предложением согласился, при условии, что до ухода австрийских главных сил Швейцария будет ими очищена от французских войск. Однако австрийское командование пошло лишь на то, чтобы задержать незначительную часть австрийских войск в Швейцарии. Командующий австрийской армией эрцгерцог Карл оставил Швейцарию и выступил на Средний Рейн, не ожидая прибытия русских войск. Возражения и протесты Суворова союзные дворы во внимание не принимали45.

В середине августа 1799 г. Суворов получил из Вены предписание австрийского императора, санкционированное Павлом I, об отводе союзных войск через Альпы в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова, чтобы оттуда развернуть наступление на Францию.

Результаты Итальянского похода Суворова стали крупным и, пожалуй, единственным военно&политическим достижением Второй антифранцузской коалиции. Союзные войска, при решающей роли русской армии, нанесли французам ряд крупных поражений. Вместе с тем назревающие политические противоречия внутри коалиции, различие в стратегических концепциях союзных армий, а также стремление австрийского правительства переложить основную тяжесть вооруженной борьбы с общим противником на русскую армию – все это не способствовало успешному решению союзными войсками стоящих перед коалицией задач.


Рис. 2. Швейцарский поход Суворова

К началу похода Суворова в Швейцарию там действовала французская армия генерала Массены (84 000 чел.), главные силы которой были сосредоточены в Муотенской долине. Против них вели боевые действия русский корпус генерала А.М. Римского-Корсакова (24 000 чел.), австрийский отряд генерала Готце (10 500 чел.), а также 5 других небольших австрийских отрядов общей численностью около 23 000 чел.46 Опасаясь, что французы могут разбить русско-австрийские войска по частям, Суворов решил кратчайшим путем прорваться через Альпы, оттянуть на себя главные силы армии Массены, а затем совместными усилиями всех союзных отрядов, ударом по сходящимся направлениям на Люцерн, Цуг, Эйнзидельн, окружить их и разгромить47. Австрийское командование должно было подготовить в Таверно для войск Суворова 1430 мулов, боеприпасы и 4-дневный запас продовольствия48.

31 августа (11 сентября) войска Суворова (21 500 чел., в т. ч. 4500 чел. австрийцев) выступили в поход и, пройдя за 5 дней 150 км, 4 (15) сентября сосредоточились в Таверно49. Ввиду того что австрийцы не выполнили своевременно своих обязательств по обеспечению похода (по подготовке вьючных животных, боеприпасов и продовольствия), войска Суворова вынуждены были здесь задержаться на 5 дней. Только 10 (21) сентября русские войска двумя колоннами двинулись на соединение с корпусом Римского-Корсакова по кратчайшему, хотя и более трудному пути – через перевал Сен-Готард50.

Наступление на Сен-Готард осуществили путем обхода позиций противника. 13 сентября его главные силы атаковали перевал. На следующий день был взят Чертов мост. Французы поспешно отступили. Преследуя их, войска Суворова вышли к Альтдорфу у Люцернского озера и 15-го выбили оттуда неприятеля51. За три дня боев они преодолели в горных условиях более 60 км. Суворов стремился к Цюриху на соединение с Римским-Корсаковым. До его корпуса оставалось около 50 км. Однако на север Швейцарии прямого пути не было. Австрийцы дали Суворову явно неверные карты. Оставалась только дорога через Росштокский хребет.

Вместе с тем, как только командующему французскими войсками генералу Массене стало известно, что основная часть австрийских войск во главе с эрцгерцогом Карлом покинула пределы Швейцарии, он начал готовиться к наступлению. Массена внимательно следил за продвижением Суворова и выбрал момент нападения таким образом, чтобы успеть нанести поражение по отдельности корпусу Римского-Корсакова, войскам Готце и в то же время чтобы армия Суворова не успела прийти на помощь австрийцам и русским, находясь в пределах досягаемости его войск. После разгрома Корсакова и Готце, главные силы своей армии Массена планировал повернуть против Суворова.

14 (25) сентября, когда передовые части Суворова находились на подступах к Альтдорфу, войска французской дунайской армии начали боевые действия. Левое крыло французской армии под началом генерала Сульта атаковало расположенные в бассейне верхнего Рейна войска Готце. Одновременно войсками центра и правого фланга Массена силами 35 000 чел. (т. е. значительно превосходящими русские) нанес удар по корпусу Римского-Корсакова (20 000 чел.). 14 (25) и 15 (26) сентября прошли в ожесточенных боях, в результате которых французы одержали победу52. За два дня союзники потеряли убитыми и пленными более четверти своего состава. В сражении погиб Готце, один из лучших австрийских генералов.

16 сентября Суворов узнал о поражении войск Римского-Корсакова и Готце и об уходе австрийских отрядов Елачича и Линкена.

В складывающейся обстановке Суворов увидел надвигающуюся серьезную опасность для армии. Был созван военный совет, на котором мнение русских генералов было едино – причиной столь основательного поражения союзников является уход Карла из-под Цюриха. Также единогласно этот уход был расценен как очередное предательство австрийской стороны. О дальнейшем марше на Цюрих более не могло быть и речи. Стало ясно, что после выхода из дела русского и австрийского корпусов (по крайней мере, временного, пока разрозненные, преследуемые противником отступающие части не проведут реорганизацию и не обретут способность к дальнейшему сопротивлению) русские численностью чуть более 20 000 чел. не в состоянии на равных сражаться с имеющим двойное превосходство противником.

На этом совете генералы открыто поставили вопрос – «Что мы здесь делаем? Ведь ежели волею нашего императора мы здесь, ежели русские солдаты здесь воюют и погибают ради того, чтобы Австрия получила назад свои земли, а Англия решила свои проблемы, то по крайней мере мы имеем право рассчитывать на уважительное отношение к себе, к русской армии и к ее победам. Но ежели мы терпим от союзников не только свинское отношение, не только мелочные унижения и обиды, но и открытое предательство, то не разумнее ли почитать за лучшее прекратить участие в кампании, более не сражаться с ненадежными союзниками за чуждые России интересы?»53 На совете решили отступать на северо&восток, по направлению к России. Ближайшая цель – Гларус, лежащий от лагеря примерно в 30 км по прямой.

19 (30) сентября авангард П.И. Багратиона вышел к местечку Гларус, где в течение двух дней вел ожесточенный бой с войсками генерала Молитора, спешившими на соединение с Массена. Багратион разбил Молитора и освободил путь главным силам. Тем временем в Муттенской долине авангард А.Г. Розенберга сдерживал натиск войск генерала Мортье, высадившихся на восточном берегу Люцернского озера. Французы атаковали русских с ходу, но те «ударили на неприятеля выстрелами и штыками, испровергли его замыслы прогнали верст за шесть от Муттена по дороге к Швицу». На поле боя прибыл Массена с 15 тыс. войск. Однако французы снова потерпели поражение, Массена с частью своих войск отступил.

В последний день сентября, после сбора в муттенском лагере всех частей, началось отступление. В авангарде выступили части генералов Багратиона и Павало-Швейковского. Авангард смял заслоны противника и продвигался, ведя непрекращающиеся бои с небольшими неприятельскими отрядами, пытающимися преградить отход русской армии и задержать ее до подхода главных французских сил. Возглавляемый Багратионом авангард преодолел расположенный на высоте 1550 м Прагельский перевал и дошел до Кенталерского озера. Здесь отряды авангарда и вскоре подошедшие главные силы сделали привал на ночь.

Утром 20 сентября (1 октября) авангард, а за ним вся армия (через 10 км марша), повернув почти строго на запад, достигли городка под названием Линталь. Сделав очень короткий привал, чтобы пополнить запасы пороха и пуль, авангард продолжил движение. Сопротивление французов уже после Кенталера значительно ослабело, а на последнем 10-км переходе Линталь – Гларус французы тревожили авангард лишь редкими перестрелками и наскоками небольших кавалерийских отрядов. 21 и 22 сентября (2 и 3 октября) 1799 г. Гларус постепенно подтянулись основные силы с артиллерией и обозом (часть артиллерии, предварительно выведя ее из строя, и часть обоза пришлось оставить в лагере под Мутеном). Лишь 23 сентября (4 октября) 1799 г. подошел арьергард, которым командовал генерал Розенберг54. Четыре дня части Розенберга прикрывали отступление армии. Также как и авангард, дивизия Розенберга вела непрерывные бои с наседающими французами.

Четвертого октября в лагере русской армии состоялся еще один военный совет. На котором было принято решение дальше двигаться на Кур, расположенный примерно в 25 км по прямой на юго-восток от Гларуса. «Из&за значительного удаления от своих баз французы вряд ли осмелятся идти дальше Кура. Ежели осмелятся, то они могут превратиться из охотников в дичь». При этом маршрут следования Суворов выбрал таким образом, чтобы на узкой дороге относительно небольшими силами арьергарда можно было сдерживать превосходящие силы неприятеля.

Вечером четвертого полностью измотанные войска прикрытия вошли в Гларус. На последнем переходе арьергард смог несколько оторваться от преследователей. Утром пятого октября русская армия снова на марше. На этот раз Суворов поставил в арьергард отдохнувшую дивизию Багратиона. Массена, поняв, что русские уходят от преследования, непрерывно атаковал. Однако Багратион сдерживал непрекращающиеся атаки сразу двух дивизий генералов Молитора и Луасона. Пройдя перевал и достигнув города Иланца, армия сделала там однодневный привал. Затем войска уже по относительно равнинной местности продолжили движение. 10 октября армия вошла в Кур. Из вышедших 30 сентября из мутенского лагеря 21 000 чел. в Кур пришло не более 15 000 чел. За неделю непрерывных боев русская армия потеряла более 6000 чел.55 В Куре закончился Швейцарский поход русской армии, а с ним и участие России в войне Второй коалиции.

Суворов, дав отдохнуть войскам в Куре сутки, двинулся дальше на север. Через несколько дней марша армия пришла в город Фельдкирх. Пробыв несколько дней в Фельдкирхе, армия продолжила движение на север и 19 октября вышла к Линдау, расположенному на северном берегу Баденского озера, армия Суворова соединилась с частями корпуса Корсакова. 6 ноября объединенная армия пришла в район Аугсбурга. Русская армия встала на зимние квартиры между реками Лех и Иллер. По прибытию в Аугсбург фельдмаршал получил известие о том, что русский император отказался от дальнейшего участия России в военных действиях Второй коалиции, и 28 ноября первые части армии начали марш на родину. В конце марта – начале апреля 1800 г. армия достигла границ Российской империи.


Комментарии

Написать