en / de

«… если бы все русские, действовавшие в Италии, Швейцарии и Голландии, были соединены …» (Почему, несмотря на ряд блистательных побед Суворова в Италии, союзники эту войну проиграли), Коршунов Э.Л., Жарский А.П. (Санкт-Петербург), часть 2


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Четвертой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2013 года 

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2013
© ВИМАИВиВС, 2013 
© Коллектив авторов, 2013

Голландская экспедиция

Описывая боевые действия сухопутных войск коалиции, историки обычно упускают события, связанные с участием русских войск в бесславной кампании союзных войск в Голландии56, и больше обращают внимание на Итальянский и Швейцарский походы Суворова. Вместе с тем, в военных планах союзников Голландской экспедиции отводилось заметное место. 

Англо-русский корпус в Голландии должен был выполнять роль своего рода вспомогательной и отвлекающей силы и тем способствовать успешному нанесению русско&австрийскими войсками главного удара (через Франш-Конте) на Париж. Кроме того, по мнению союзников, успех в Голландской экспедиции должен был способствовать вовлечению в войну против Франции «несговорчивой» Пруссии. Предполагаемое сотрудничество коалиционных сил с недовольными французским господством голландцами считалось одной из главных гарантий успеха в предстоящей операции.

11 июня 1799 г. между Англией и Россией была подписана дополнительная союзническая конвенция, которая целиком касалась совместной экспедиции в Голландию. Она определяла силы русской части экспедиционного корпуса в 17 593 человека, английской – в 13 или 8 тыс.57 Разница в количестве войск должна была (английской стороной) компенсироваться деньгами. Финансовые вопросы непосредственно между сторонами были оговорены в подписанном 18 декабря 1798 г. англо-русском союзном трактате. Согласно этому договору Англия обязывалась выплачивать в русскую казну ежемесячно, на период ведения военных действий, по 44 000 фунтов стерлингов58

При этом следует заметить, что эти средства в полной мере не могли компенсировать затраты на содержание русских экспедиционных войск. По этому поводу Павел I впоследствии напишет, что «суммы, Англией нам за войско переводимые, отнюдь недостаточны суть; руководствуемся мы только усердием нашим...»59.

Сроки сбора и отправки русского корпуса из Ревеля тщательно скрывались. О них даже не знали лица, отвечавшие за материальное обеспечение экспедиции (ни государственный казначей барон А.И. Васильев, ни вице&президент Военной коллегии И.Б. Ламб). За время подготовки экспедиционного корпуса трижды менялось и место его дислокации. По мнению очевидцев60, при подготовке экспедиции «во всем царила чрезвычайная неразбериха».

Русский корпус комплектовался случайным образом, состоя в большей своей части из батальонов, выделяемых от разных полков. Командующий русским экспедиционным корпусом генерал-лейтенант И.И. Герман, по свидетельству современников, талантами не блистал, хотя участвовал во многих походах и был известен как строитель Херсона и генерал&квартирмейстер русской армии в Литве61. Многие вопросы по снаряжению и боевой подготовке войск решены не были.

В этой связи, 28 июля, генерал Герман писал Ламбу: «По сие время изготовленной трехмесячной провизии для корпусу моего начальства я не получил ничего и не знаю где она находится; дивизия генерал-майора Эссена отправилась в море более уже недели, взяв с собой провизии не более как на полтора месяца и то заимствуюсь у адмиральства Ревельского... Первого или второго при благополучном ветре думаю выйти в море, не имея провизии своей вовсе и даже при Ревеле довольствуются войски аглинскою...»62 В письме от 3 августа Герман также сообщает о том, что во многих полках солдатские мундиры до того обносились и обветшали, что в таком виде «едва пристойно показаться чужим народам...»63.

Снабжение конским составом, в соответствии с договорными обязательствами, брали на себя англичане. Однако, забегая вперед, следует заметить, что обещания своего не выполнили. Вследствие чего, по прибытии в Англию, русская артиллерия (60 орудий) получила лишь по 2 коня на упряжку, верховых же лошадей не было поставлено вовсе64.

Касаясь подготовки к Голландской экспедиции англичан, следует отметить, что свободных регулярных войск в Англии в это время не было, и поэтому в экспедиционные части набирали необученных новобранцев из состава милиции графств. Выбор командного состава британских войск, отправляемых в Голландию, также оставлял желать лучшего.

В частности, крупной ошибкой было назначение главнокомандующим (в соответствии с дополнительной декларацией от 11 июня 1799 г., над всеми союзными экспедиционными силами) герцога Йоркского. Военные способности герцога метко охарактеризовал английский посол в Берлине граф Джеймс Малмсбери: «Его представления о военном деле – это представления армейского поручика»65. Командуя английским корпусом во Фландрии и Брабанте во время Первой коалиционной войны (1793–1794), Йорк был наголову разбит французами. Павел I был также недоволен выбором такого главнокомандующего и еще 10 июня в письме к графу С.Р. Воронцову требовал найти на этот пост «кого-либо другого». При Йорке был создан совет из высших офицеров, однако, к сожалению (по отзывам очевидцев), в него не попал ни один действительно толковый военный специалист66.

В конце июля 1799 г. в Ревель прибыла английская эскадра коммадора Ферриса (в составе девяти линейных кораблей, двух фрегатов и семи транспортных судов), предназначенная для доставки русского экспедиционного корпуса к голландским берегам. «Августа 6-го, – повествует “Журнал экспедиции Голландской” Ивана Федорова, – снялась с якоря Аглинская эскадра с российскими войсками...»67

Первоначально операция представлялась союзникам легкой прогулкой. Оптимистично был настроен и Суворов: «Операция в Голландии... преуготовит нам розы и лилеи, как Франция изнуряется. Да и провидение нам благопоспешно должно быть. Тамо меньше препон»68. Англичане сами, еще до прибытия русских войск, овладели Гельдером (30 августа 1799 г.).

Обманчиво легкое начало экспедиции дезориентировало англичан. В Лондоне даже задержали открытие парламентской сессии в предвкушении новых побед экспедиционного корпуса. Полагали, что известие о них сможет украсить королевскую речь перед членами палаты общин. При этом, говоря о победных реляциях в Лондон командовавшего высадкой генерал-лейтенанта Р. Аберкромби, нельзя здесь же не заметить, что русские войска в них не упоминались ни словом (хотя в составе десанта на судах эскадры вице-адмирала Митчелла находилось 850 русских солдат и матросов и в ее составе были два русских корабля: «Ретвизан» и «Мстислав»)69. Факт этот сам по себе достаточно красноречив. Ибо он показывает, каково изначально было отношение английского командования к русским союзникам.

Уже на начальном этапе экспедиции английским командованием была допущена существенная ошибка. Аберкромби, захватив Гельдер и о. Тексель, занял выжидательные позиции, своим бездействием дав возможность французскому командующему, генералу Брюну перебросить войска на север Голландии и взять инициативу в свои руки. Уже 30 августа Брюн атаковал Аберкромби. Эта атака была отбита, но показала всю неосновательность надежд на поддержку экспедиционного корпуса со стороны голландцев. «Мы обнаружили едва ли одного друга в [этой] стране, – вспоминал впоследствии адъютант герцога Йоркского, – очень мало голландских джентльменов прибыло в нашу армию...»70

1 сентября в Гельдер прибыли последние английские части и главнокомандующий герцог Йоркский, 2 сентября на Текселе высадились русские войска, прибывшие с эскадрой Ферриса, а 7 сентября у берегов Голландии отшвартовалась и эскадра контр-адмирала П.В. Чичагова71. Таким образом, все союзное войско, состоявшее из 32 000 чел. было в сборе.

С первых же дней пребывания в Северной Голландии русские войска столкнулись с нехваткой продовольствия и лошадей. Дождливая, сырая погода оказывала на солдат, не имевших никаких укрытий, гнетущее действие. 7 сентября русскому корпусу «при вечернем приказе отдано было повеление оставить намокнувшие плащи на батареях и раздать по манеркам, каждому рядовому по две порции рому, с строгим подтверждением, чтобы каждый выпил не более одной порции, оставляя другую на случай счастливой победы»72.

8 сентября 1799 г. в 4 часа утра союзники атаковали французов и потерпели неудачу при Бергене. Русские войска лишились двенадцати орудий и двух знамен; из общих людских потерь союзников в 4 тысячи человек на долю русских приходилось 3068 (1792 убитыми и 1276 ранеными). В плен к французам (наткнувшись на французский пикет) попал и генерал&лейтенант Герман. Очевидец событий пишет: «Печальная весть, дошедшая в главную квартиру о потере Начальника (генерала Германа), поразила всех как громовым ударом... Уныние отнимало силу, и никто не знал, за что приняться»73. В какой-то момент даже разнесся слух о полном разгроме русской части корпуса. В приказе по русскому корпусу от 13 сентября генерал-лейтенант Н.И. Эссен (сменивший плененного Германа) прямо говорит о случаях дезертирства солдат в ходе сражения. «Но как скоро, – признает Эссен, – некоторые из них удалились от трусости или будучи увлечены подлым желанием грабежа, то успехи, мужественно начатые, были остановлены... Я думаю, – продолжает он, – что не малая часть наших были перебиты в беспорядке недостойными своими товарищами; и столь велик был сей беспорядок, что все мною употребленные старания и других храбрых офицеров для собрания войск, все наши усилия были бесполезны»74.

Второе сражение, и снова при Бергене, произошло 21 сентября 1799 г. На этот раз союзники одержали победу. Однако перелома в ходе военных действий не наступило. Третье (и последнее) сражение с французами состоялось через четыре дня (25.9.1799) у Бакума.

Здесь почти в точности повторилось первое сражение под Бергеном. Русские войска успешно атаковали противника, «но аглинская колонна, назначенная для прикрытия правого нашего фланга, – рапортовал Эссен Павлу I, – не двинулась... в половине второго часа (сражение к тому моменту продолжалось пять с половиной часов) превосходный числом неприятель, чувствуя важность занятых нами возвышенностей, устремил на них все свои силы и, видя наш правый фланг без защиты, окружил его». Русские потери на этот раз превысили тысячу человек (381 убитыми и 735 ранеными).

Войска же выглядели отнюдь не блестяще. «С прискорбием должен я донести Вашему Императорскому Величеству, – писал Эссен в рапорте царю от 26 сентября, – что некоторые офицеры укрываются от сражения – именно, по рапортам полковых и батальонных начальников, бежали с сражения Гренадерского Жеребцова полку адъютант порутчик Хартлинг и сего ж полку сводно-гренадерского Митюшина подпорутчик Ластушкин 1-ой, которые до высочайшего В.В. повеления содержатся в Гельдере под арестом»75. Резолюция Павла не заставила себя ждать: «Выключить из службы с лишением чинов, дворянства и преломить шпаги над головами76». Но ни суровые наказания, ни призывы к мужеству и порядку уже ничего не могли изменить.

Надо сказать, что в Петербурге были осведомлены о плачевном положении дел в русском экспедиционном корпусе. Граф Ф.В. Ростопчин (занимавший в то время пост главы Коллегии иностранных дел) писал Суворову 29 сентября 1799 года: «Какое постыдное поведение войск наших в Голландии; в первом деле бросились грабить. Оставили генералов и оттого разбиты; в другом не хотели идти, полк лег на землю. О, проклятые! Генерал&майор Арбенев, штаб-офицер и еще три офицера бежали, и только море их одно могло остановить. За 40 верст. Арбенев исключен, а те ошельмованы77».

За шесть недель Голландской кампании союзники понесли значительные потери. Русские потери составили более 30 % от списочного состава (из убывших из Ревеля 17 000 погибло 6400 чел.)78. Новые пополнения не прибывали, и без того неудовлетворительное снабжение войск продовольствием еще более ухудшилось. Почти ежедневно в полковые списки русских частей вносились приказы о выключении из этих списков русских солдат, умерших в военном госпитале в Гельдере и других местах. Путь на юг Голландии был наглухо заперт войсками Брюна. По приказу герцога Йоркского русские войска в ночь на 27 сентября отступили и заняли свои прежние позиции.

Отношения между союзниками приобрели крайне натянутый характер. Они взаимно обвиняли друг друга в неудаче похода. Масла в огонь подлил и сам главнокомандующий, герцог Йоркский, он обозлил русских офицеров, находившихся под его началом, выказывая им свою нелюбовь и крайнее презрение и открыто насмехаясь над ними за столом22. В довершение всех несчастий окончательно испортилась погода. Экспедиция потерпела полный провал.

7 октября 1799 г. в Алькмааре герцог Йоркский капитулировал, подписав конвенцию с генералом Брюном. Было заключено перемирие до 19 ноября; к этой дате союзники обязались очистить пределы Голландии и без всяких условий освободить 8 тыс. пленных французов и батавцев79.

Переговоры и заключение конвенции велись герцогом скрытно от русских. Остатки экспедиционного корпуса, в соответствии со ст. VII дополнительной декларации от 11.06.1799 г., были отправлены в Англию80.

Неудача экспедиции в Голландию тяжело отразилась на союзе между Лондоном и Санкт&Петербургом, положив начало кризису в англо-русских отношениях. 

Средиземноморский поход Ушакова (1798–1799)

В соответствии с союзническими обязательствами с Англией император Павел I направил в Средиземное море для действий против французов черноморскую эскадру адмирала Ф. Ушакова (6 линейных кораблей, 7 фрегатов, на которых находилось свыше 9000 чел., в т. ч. 1700 десантников). В Дарданеллах к эскадре Ф. Ушакова присоединились и турецкие корабли, которые вошли к нему в подчинение. Главной целью действий эскадры Ф. Ушакова был захват Ионических островов – ключевой позиции французов в Ионическом и Адриатическом морях. Эти острова могли стать плацдармом для возможного вторжения французских войск на Балканы.

С 28 сентября по 1 ноября 1798 г. Ф. Ушаков овладел четырьмя островами Ионического архипелага81. Оставался последний крупный хорошо укрепленный остров Корфу. Его оборонял гарнизон под командованием генерала Шабо численностью 3700 чел. На острове находились две мощных крепости (старая венецианская и новая, переоборудованная французами). С моря город Корфу прикрывал небольшой гористый остров Видо, на котором находилось пять береговых батарей и гарнизон в 800 чел. Взять этот хорошо укрепленный комплекс было очень сложно. Поэтому Ф. Ушаков решил до подхода подкреплений осуществлять блокаду Корфу. С 24 октября 1799 г. потянулись трудные месяцы холодного и дождливого зимнего стояния, которые принесли русским больше потерь, чем во время боевых действий.

После подхода дополнительных сил (в декабре 1798 – январе 1799) Ушаков решил штурмовать острова. Первый удар 18 февраля 1799 г. был нанесен по острову Видо. Вначале в бой вступила корабельная артиллерия. Против каждой из французских батарей действовала определенная группа кораблей. Благодаря слаженным действиям эскадры, мощи и точности артиллерийского огня все батареи на Видо к 11 часам утра были разрушены. После этого на остров высадился 2-тыс. десант союзников, который после упорного трехчасового боя выбил французов из всех укреплений. Из 800 чел., оборонявших остров, в плен попало 442 человека. Потери союзников составили свыше 300 чел. (125 – русских и 180 – турок).

Овладев Видо, Ушаков сосредоточил весь огонь по Корфу. Одновременно высадившиеся там десанты пошли на штурм крепостных бастионов. После яростного боя передовые укрепления Новой крепости пали. 19 февраля комендант Шабо, видя бессмысленность дальнейшего сопротивления, согласился сдаться82. Ионические острова перешли под российское покровительство. Тем самым Россия подорвала господство Франции в восточном Средиземноморье и приобрела там важную военно-морскую базу.

Весной – осенью 1799 г. эскадра Ушакова действовала близ побережья Италии, в т. ч. во взаимодействии с английским флотом адмирала Нельсона. Русские высаживали десанты, которые очищали от французов итальянское побережье. Так, десантный отряд капитана Белли 3 июня штурмом взял Неаполь, а 16 сентября тысяча русских десантников под командованием капитана Балабина вступили в Рим83. Кроме того, Ушаков, по просьбе фельдмаршала Суворова, воюющего в Северной Италии, направил отряд кораблей под командованием контр&адмирала Пустошкина сначала для блокады Анконы, а затем и порта Генуи84. Корабли Ушакова блокировали Геную, пресекая подвоз морем к французской армии продовольствия и боеприпасов. 31 декабря 1799 г. Ушаков получил приказ императора Павла I возвращаться домой, и в начале 1800 г. эскадра вернулась в Севастополь.

Таким образом, подводя краткий итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что главная задача коалиционных сил «…принудить Францию войти в прежние границы и тем восстановить в Европе прочный мир и политическое равновесие», решена не была.

Основными причинами неудач коалиционных сил можно считать:

  • распыление сил союзников на ТВД и несогласованность их действий (т. е. отсутствие в коалиционной стратегии «...неразрывной связи, между операциями в Италии, Швейцарии и на Рейне»);
  • недолжное выполнение австрийской и английской сторонами своих союзнических обязательств по снабжению русской армии лошадьми, гужевыми вспомогательными средствами (муллами), продовольствием и фуражом (Голландская экспедиция и Швейцарский поход Суворова);
  • плохая подготовка голландских экспедиционных сил (как с английской, так и с русской стороны);
  • неудачный подбор английской стороной высшего командного состава голландского экспедиционного корпуса.

1 Наполеон I по поводу поражения Второй антифранцузской коалиции заметил: «…если бы все русские, действовавшие в Италии, Швейцарии и Голландии, были соединены и употреблены отдельно под началом Суворова, то он при полной свободе действий дал бы скорый и решительный оборот в пользу коалиции». См.: Военная энциклопедия. СПб.: Т&во И.Д. Сытина, 1913. Т. XII. С. 627.

2 Там же. С. 612.

3 Брикнер А.Г. История Екатерины II. СПб., 1885. С. 529.

4 Антифранцузские коалиции – военно&политические союзы европейских государств, стремившихся к восстановлению во Франции монархической династии Бурбонов, павшей в период Французской революции 1789–1790 гг. Всего было создано 7 коалиций. В научной литературе первые две коалиции именуют «антиреволюционными», начиная с третьей – «антинаполеоновскими».

5 Военная энциклопедия. Т. XII. С. 521–528.

6 Милютин Д.А. История войны 1799 года между Россией и Францией в царствование императора Павла I. СПб., 1852. Т. 1. С. 46.

7 Байов А. Курс истории русского военного искусства (эпоха Императора Павла I). СПб.: Типогр. гр. Скачкова, 1910. Т. VI. С. 56–57.

8 Там же.

9 Керсновский А.А. История Русской армии. М.: Голос, 1992. Т. 1. С. 183.

10 Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций заключенных Россиею с иностранными державами (Пo поручению министерства иностранных дел). СПб.: Типогр. Министерства путей сообщения, 1892. Т. IX. С. 418.

11 Керсновский А.А. Указ. соч. С. 184.

12 Мартенс Ф. Указ. соч. Т. II. С. 192–214.

13 Там же. С. 248–260.

14 Мартенс Ф. Указ. соч. Т. II. С. 208.

15 См. например: Байов А. Указ. соч. С. 59–61; Керсновский А.А. Указ. соч. С. 183–190; Богданович М.И. Походы Суворова в Италии и Швейцарии. СПб., 1846. С. 37–38; Обзор войн России от Петра Великого до наших дней (под общей ред. генерал-лейтенанта Леера). СПб.: Изд&во Березовского, 1893. Ч. 1. С. 101; Милютин Д.А. История войны 1799 года между Россией и Францией в царствование императора Павла I. СПб., 1852. Т. 1. С. 145–181; Т. 2. С. 7–12, приложение 6 (С. 412–416); Т. 3. С. 7 и др.

16 Милютин Д.А. Указ. соч. Т. 2. С. 7; Приложение 6 (С. 412–416).

17 Однако, по данным некоторых источников, для отчетов (от которых зависел размер финансовой помощи со стороны Англии) австрийской стороной численность войск завышалась до 438 000 чел. и 102 000 лошадей.

18 Милютин Д.А. Указ. соч. Т. 1. С. 147.

19 Там же. С. 147–148.

20 Обзор войн России от Петра Великого до наших дней. Ч. 1. С. 103.

21 Там же.

22 Следует также отметить, что если, при расчетах с Англией у Австрии в численности армии был резко выражен отрицательный баланс, то есть разница между численностью армии по документам, оплаченным по ведомостям Англией, и реальной численностью составила 183 000 чел., то русская армия, напротив, имела отчетливый положительный баланс. Разница между оплаченными солдатами и солдатами, должными принять участие в войне, составила примерно 22 000 чел.

23 Обзор войн России от Петра Великого до наших дней. Ч. 1. С. 105.

24 Там же. С. 105–106.

25 Т. е. указания по боевому расписанию войск. Подробнее см.: Военная энциклопедия. Т. IV. С. 589.

26 Милютин Д.А. Указ. соч. Т. 1. С. 167.

27 Обзор войн России от Петра Великого до наших дней. Ч. 1. С. 101–103.

28 Там же.

29 Там же. С. 102–103.

30 Следует заметить, что эти новые тактические приемы предварительно были испытаны во время американской войны за независимость, в которой активное участие принимали добровольцы из французских офицеров. Впоследствии они стали широко внедрять этот опыт у себя на родине.

31 Военная энциклопедия. Т. IV. С. 594.

32 Обзор войн России от Петра Великого до наших дней. С. 104.

33 Строков А.А. История военного искусства. М.: Воениздат, 1963. С. 172.

34 Голицын Н.С., князь, член военно-ученого комитета Главного штаба. См.: Всеобщая военная история новейших времен (Ч. 2: 1792–1801.). СПб.: Изд-во «Общественная польза», 1875. С. 233.

35 Строков А.А. Указ. соч. С. 173.

36 Советская военная энциклопедия. М.: Воениздат, 1978. Т. 3. С. 658.

37 Русская военная сила (История развития военного дела с начала Руси до нашего времени) / под ред. члена Военно-ученого комитета Главного штаба Генерального штаба генерал-майора А.Н. Петрова. М.: Изд-во тов-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1897. С. 442.

38 Там же.

39 Голицын Н.С. Указ. соч. С. 264.

40 Там же. С. 277.

41 Там же. С. 278.

42 Там же. С. 296–303.

43 Военная энциклопедия. Т. XVII. С. 23.

44 Там же. С. 24.

45 Бескровный Л.Г. Итальянский и швейцарский походы А.В. Суворова // Военно-исторический журнал. 1974. № 8. С. 98–103.

46 Обзор войн России от Петра Великого до наших дней. Ч. 1. С. 150.

47 Советская военная энциклопедия. М.: Воениздат, 1980. Т. 8. С. 499.

48 Байов А. Указ. соч. С. 140.

49 Там же. С. 141.

50 Милютин Д.А. Указ. соч. Т. 4. С. 167.

51 Там же. С. 59.

52 См.: Цюрихское сражение 1799 г. в Советской военной энциклопедии. М.: Воениздат, 1980. Т. 8. С. 439.

53 Байов А. Указ. соч. С. 155–156.

54 Там же. С. 163.

55 Милютин Д.А. Указ. соч. Т. 5. Ч. VI. С. 162.

56 Единственным исследователем, частично осветившим материалы по подготовке и проведению экспедиции, был генерал-фельдмаршал Д.А. Милютин (Милютин Д.А. Указ. соч. Т. 5. СПб., 1853).

57 Дополнительная союзническая конвенция, подписанная между Англией и Россией 11 июня 1799 г. См.: Мартенс Ф. Указ. соч. Т. IX. С. 431.

58 Там же. С. 421–424.

59 Архив внешней политики Российской империи. Историко-документальный департамент МИД РФ (далее АВПРИ). Ф. Отношения России с Англией. Oп. 35/6. Д. 507. Л. 55.

60 Дубянский А.Я. Записки военнопленного российского штаб&офицера во время Голландской экспедиции 1799 года // Сын Отечества. Ч. 2. № IX. СПб., 1824. С. 49–63; там же. № X. C. 97–114; № XI. C. 149–166; № XII. C. 197–216; № XIII. C. 245–262; № VIX. C. 293–305.

61 Вейдемейер А. Двор и замечательные люди России во второй половине XVIII столетия. Ч. 2. СПб., 1846. С. 208.

62 Архив СПб. Института истории РАН (ИИ РАН). Ф. 36 (Воронцовы). Oп. 1. Д. 213. Л. 6–7.

63 Там же.

64 Керсновский А.А. Указ. соч. С. 183.

65 Архив СПб. Института истории РАН (ИИ РАН). Ф. 36 (Воронцовы). Oп. 1.Д. 213. Л. 6.

66 Там же.

67 Там же. Л. 8.

68 Там же. Л. 5.

69 АВПРИ. Ф. Отношения России с Англией. Oп. 35/6. Д. 507. Л. 71.

70 Архив СПб. Института истории РАН (ИИ РАН). Ф. 36 (Воронцовы). Oп. 1. Д. 213. Л. 11.

71 В соответствии с «отдельной статьей» дополнительной декларации от 11 июня 1799 г. (подписанной в С-Петербурге Россией и Англией), российская сторона в целях ускорения переброски войск обязывалась предоставить и часть своих судов под командованием адмирала Чичагова (не оговоренных в трактате), а именно: 6 кораблей, 5 фрегатов и 2 транспортных судна.

72 Дубянский А.Я. Указ. соч. С. 53.

73 Там же. С. 57.

74 Там же.

75 Архив СПб. Института истории РАН (ИИ РАН). Ф. 36 (Воронцовы). Oп. 1. Д. 213. Л. 17.

76 Там же.

77 Там же.

78 Голицын Н.С. Указ. соч. С. 407.

79 Шлоссер Ф. Всемирная история. СПб.&М.: Изд&во М.Ф. Вольфа, 1872. Т. VI. С. 449.

80 См.: Дополнительная союзническая конвенция, подписанная между Англией и Россией 11 июня 1799 г. – Мартенс Ф. Указ. соч. Т. IX. С. 431–432.

81 История Русской армии и Флота. М.: Мосиздат «Образование», 1913. Т. 9. С. 43–50.

82 Военная энциклопедия. Т. XIII. С. 209.

83 Там же.

84 История Русской армии и Флота. Т. 9. С. 43–50.


Комментарии

Написать