en / de

Выстояли, сохранили, победили! Легенды и вымыслы о битве за Ленинград (1941–1944 годы), Чернухин В.А., Афонин Е.В. (Санкт-Петербург)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научно-практической конференции 14–16 мая 2014 года 

Часть IV
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2014
© ВИМАИВиВС, 2014 
© Коллектив авторов, 2014

В ПРЕДДВЕРИИ 70-й годовщины Победы СССР над гитлеровской Германией обостряется восприятие ряда проблем истории Второй мировой войны и особенно ее главной составляющей – Великой Отечественной войны советского народа (1941–1945). Даже беглый анализ публикаций в дальнем и ближнем зарубежье, да и в самой Российской Федерации свидетельствует о некоторых негативных процессах в ее освещении.

Существо проблемы заключается в том, что чем дальше в историю уходит 9 мая 1945 г., тем настойчивее становятся попытки ряда авторов в своих публикациях умалить вклад СССР в Победу над германским фашизмом и японским милитаризмом. Неискушенному читателю преподносятся всевозможные факты и домыслы о роли и значении важнейших битв и сражений, которые были доминирующими событиями на пути к полному разгрому агрессора.

Изучение некоторых источников и военно-исторической литературы свидетельствует о том, что подобная акция отечественных и зарубежных «правдолюбов» преследует определенные цели, важнейшими из которых являются:

  • принижение исторической и геополитической роли России как гаранта стабильности в Евразии и ограничение ее влияния на мировые процессы;
  • разрушение общего стремления государств бывшего Союза к единению, проведению скоординированной внутренней и внешней политики;
  • подрыв чувства собственного достоинства россиян и лишение их гордости за былое величие и военное могущество российской державы, и т. д.  
В развитие этих целей и задач фальсификаторы военной истории не обходят молчанием и величайшие битвы и сражения, в том числе Битву за Ленинград, которая являлась одним из самых кровопролитных и трагических событий Великой Отечественной войны. Она длилась немного меньше (1125 дней и ночей), чем сама война (1418 дней и ночей).

Город на Неве в планах гитлеровского командования рассматривался как один из первоочередных объектов, которыми соединения группы армий «Север» должны были овладеть во что бы то ни стало. В его захвате Гитлер и его генералы видели ключ ко всей русской кампании. И никто из политического и военного руководства Германии не сомневался в том, что наступление на Ленинград будет проведено без каких-либо существенных осложнений1. Ведь группа армий «Север» превосходила войска, оборонявшие город, по пехоте в 2,4 раза, по орудиям в 4 раза, по минометам почти в 6 раз, по самолетам почти в 10 раз. И тем не менее две вооруженные до зубов армии, 16-я и 18-я (всего около 30 дивизий вермахта), поддерживаемые мощным объединением бронетанковых войск – 4-й танковой группой, 1-м воздушным флотом люфтваффе и финской армией, – не сумели с ходу овладеть Ленинградом. Легкой прогулки вермахта, подобной той, что имела место по городам и весям европейских государств в 1939–1940 гг., на Северо-Западе СССР не получилось.

И правда истории заключается в том, что защитники Ленинграда остановили победный марш самой лучшей на то время и высоко подготовленной в профессиональном отношении армии фашистской Германии. Они стойко защищали свой город, погибали от голода, обстрелов дальнобойной артиллерии, бомбовых ударов авиации, но не сдали его врагу. Человечество не знает другого такого примера, когда бы многомиллионный город в течение почти 900 дней находился в безжалостном кольце вражеской блокады и не только жил, но и бескомпромиссно боролся с врагом.

Подвиг Ленинграда – первое в годы Второй мировой войны поражение гитлеровцев. Им впервые не дали войти в город, который они уже считали своим. По существу, Ленинград стал своего рода символом этой войны. И понимая, что подвиг защитников невской твердыни оставил глубочайший след в мировой истории, что зачеркнуть его нельзя, фальсификаторы идут по пути искажения отдельных фактов и событий, связанных с блокадой и боевыми действиями. Подобные обстоятельства наносят серьезный ущерб имиджу России на международной   арене, особенно когда и в дальнем, и в ближнем зарубежье сегодня активно идет процесс возвышения роли и значения других государств в мировой истории при недооценке главной роли советского народа, его Вооруженных Сил в разгроме Германии и Японии в годы Второй мировой войны.

При этом нельзя не отметить, что и в самой Российской Федерации далеко не всегда проявляется настойчивость в защите исторической правды от лживых домыслов. Уже в наше время в СМИ имели место высказывания о том, что якобы более целесообразным решением с подходом германских войск к Ленинграду с юга, а финской армии с севера было бы объявление его «открытым городом», чтобы не допустить жертв, что было бы гуманнее сдать его нацистам без боя. Подобные суждения высказывались и раньше, и, как это ни печально, весьма авторитетными людьми: писателем В.П. Астафьевым, академиком Д. Лихачевым и др. В частности, первый из них выразился в том плане, что «Ленинград – это «коробка» и «камень», которые можно было бы восстановить до последнего гвоздя…»2.

В связи с этим вице-президент Академии военно-исторических наук Михаил Иванович Фролов ответил: «По меньшей мере странно и безнравственно звучит утверждение В.П. Астафьева. Разве не является великим счастьем для русской и мировой культуры, что сохранились, а не погибли от тотального уничтожения и разграбления Эрмитаж и Русский музей, Зимний дворец, Адмиралтейство, Исаковский и Казанский соборы, архивы и богатейшие библиотеки Ленинграда, что их не постигла судьба его прекрасных пригородов: Пушкина, Павловска, Петергофа – с их памятниками культуры и произведениями искусства, разрушенными и расхищенными гитлеровцами?..»3.

И в российской историографии аргументировано доказана жизненная необходимость стойкой обороны Ленинграда в военно-стратегическом плане, так как его падение имело бы катастрофические последствия для судьбы не только советской столицы Москвы, но и всей страны. Не скрываются в ней и имевшие место негативные стороны, серьезные просчеты в организации и ведении боевых действий, в подготовке города и военно-морской базы к осаде и т. д. И не нужно быть крупным стратегом, чтобы, взглянув на карту северозапада страны, увидеть, что в случае падения Ленинграда положение Кронштадта – последней базы нашего военно-морского флота на Балтике – становилось совершенно безвыходным.   Верховное Главнокомандование Вооруженных Сил Советского Союза было крайне заинтересовано в том, чтобы сохранить наш флот и его техническую базу – промышленность Ленинграда. Именно корабли Краснознаменного Балтийского флота и особенно подводные лодки препятствовали перевозкам стратегического сырья из скандинавских стран в Германию.

Не менее важным являлось и то, что положение и судьба блокированного Ленинграда были теснейшим образом связаны с общей ситуацией на всем театре Великой Отечественной войны. В случае сдачи Ленинграда создавались условия для объединения германских и финских войск. Объединенная мощная группировка сил противника получила бы возможность прорваться на оперативный простор восточнее Ладоги. Двигаясь в направлении Вологды и далее, она должна была пересечь железную дорогу, ведущую на Архангельск и Мурманск, что привело бы к прекращению военных поставок союзников по ленд-лизу. В период перебазирования оборонных предприятий на восток страны эта помощь имела определенное значение. Именно поэтому в своих посланиях к У. Черчиллю И.В. Сталин чаще всего касался двух важнейших проблем – открытия второго фронта и поставок по ленд-лизу4.

Роль и значение северной коммуникации очень хорошо понимали и в лагере противника. Не случайно в июле 1942 г. в директиве № 44 Гитлер требовал «отрезать северную линию снабжения, соединяющую Советский Союз с англосаксонскими державами». Но Ленинградский фронт не давал германским войскам выполнить боевую задачу по отсечению северных морских портов от железнодорожных коммуникаций страны, а также открыть прямую дорогу на Москву. Небезынтересно привести здесь высказывание видного военачальника США Дуайта Эйзенхауэра, который обратил внимание на то, что вряд ли, оказавшись в подобном положении, мог бы выстоять какойлибо город Соединенных Штатов Америки5


Рис. 1. С передовой – в цех, на ремонт. Из цеха – на передовую  

Итоги Битвы за Ленинград, подвиг его защитников по достоинству оценивали в военные годы все честные люди планеты Земля. Так, в одной из статей в английской газете «Стар» обращалось внимание читателей на то, что «Все свободные и все порабощенные гитлеровцами народы, понимая, какую роль сыграл разгром немецких войск под Ленинградом для ослабления нацистской мощи. Ленинград уже давно завоевал себе место среди городов-героев нынешней войны. Битва за Ленинград посеяла тревогу среди немцев. Она дала им почувствовать, что они лишь временные хозяева Парижа, Брюсселя, Амстердама, Варшавы и Осло»6. Подобные признания имеются и в послевоенной западной историографии. Высокие оценки обороны Ленинграда содержатся в трудах французских историков А. Константини и А. Мишеля. Есть и другие зарубежные авторы, которые в своих работах позитивно отзывались о подвиге защитников города на Неве.

Вместе с тем за рубежом в послевоенные годы появилась и продолжает появляться литература, в которой искажаются события, связанные с жизнью блокадного города, его защитниками, организацией и проведением боевых операций, действиями советских и германских военачальников. При этом затрагиваются самые различные стороны Битвы за Ленинград. Если для германской историографии характерны разработка, главным образом, военного аспекта этой проблемы, попытки объяснить неудачи вермахта ошибками Гитлера, то англо-американские историки проявляют интерес к вопросам внутреннего положения Ленинграда в период его блокады, к поведению населения в условиях невиданных лишений и трудностей, к деятельности партийных и советских органов и т. д. Эти направления фальсификации для наглядности целесообразно представить в виде таблицы.  

Таблица 1. Некоторые направления фальсификации Битвы за Ленинград 


Именно фактами, связанными с соответствующими направлениями фальсификации, представленными в данной таблице «грешат» немало зарубежных изданий, в том числе таких авторов, как Л. Гуре «Осада Ленинграда», Г. Солсбери «900 дней осады Ленинграда», английского историка А. Уэйкса «Осада Ленинграда» и др. Эти солидные издания отличаются друг от друга по манере изложения материала, по степени документальности. Но их объединяет стремление любыми путями умалить великий подвиг защитников города, очернить руководителей обороны, показать их якобы весьма невысокие моральные качества.

В частности, в них утверждается, что в первые недели войны среди жителей Ленинграда и оборонявших его войск «царила паника   и неразбериха» и что только некоторые просчеты гитлеровского командования не позволили Группе армий «Север» овладеть в те дни городом. Так, американский журнал «Ньюсуик» пишет, что «немецкие армии могли легко взять Ленинград летом 1941 г., но в результате нерасчетливых действий командующего группой армий «Север» генерал-фельдмаршала фон Лееба им пришлось остановиться и готовиться к зимней осаде». Леон Гуре пытается в своей книге создать у читателей мнение, будто осенью 1941 г. в рядах Красной армии «моральное состояние было крайне низким»8.

Однако анализ хода боевых действий, решений командующих и штабов показывает, что так называемые «нерасчетливые действия» немецко-фашистского командования хотя и имели место, но не играли решающей роли. Они свидетельствуют о беспримерной стойкости советских воинов, проявленной в боях за Ленинград. Об этом достаточно объктивно говорится во многих отечественных трудах, в том числе в коллективных работах членов Ассоциации историков блокады и Битвы за Ленинград, таких как: «Ленинград в борьбе месяц за месяцем. 1941–1944», «Ленинград в осаде. О героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны 1941–1944» и др.

Уже на второй день войны, 23 июня 1941 г., на дальних подступах к городу, совершили таран летчики М.П. Жуков, С.И. Здоровцев и Л.Т. Харитонов, за что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1941 г. они были удостоены звания Героя Советского Союза, первыми в Великой Отечественной войне. Летчики Краснознаменного Балтийского флота, защищавшие Ленинград, также первыми в этой войне бомбили Берлин! Исключительно стойко дрались артиллеристы дивизиона под командованием капитана Синявского в районе Пскова, уничтожившие 37 вражеских танков. В районе ст. Дно в схватку с врагом смело вступили 20 воинов-связистов во главе с заместителем политрука радиороты А.К. Мери. В течение нескольких часов они отражали яростные атаки противника и не дали ему захватить штаб стрелкового соединения9.

В районе деревни Войсковицы под Гатчиной в августе 1941 г. командир роты тяжелых танков КВ старший лейтенант Зиновий Колобанов, прикрывая отход главных сил своей части, вступил в бой с танками противника. На его командирский танк двигалась колонна из 22 танков Т-III, Т- IV. С удачно выбранной позиции все они были уничтожены. И дело не в своеобразном рекорде – за час с небольшим 22 сгоревших танка врага (такого случая или подобного ему  не упоминается в военно-исторической литературе). Дело в другом. Ведь это случилось в августе 1941 г. и свидетельствовало о том, что может совершить даже в тяжелейших условиях танковый экипаж,имеющий не только высокую профессиональную подготовку, но и обладающий соответствующими морально-психологическими качествами. Его подвиг вселял в защитников города уверенность во временных успехах врага.

О высоком моральном духе советских войск, силе их сопротивления врагу частично можно судить по снижению темпов немецкого наступления. Если до 10 июля 1941 г. он составлял 26 километров в сутки, то во второй и третьей декадах июля он упал до 5 километров, в августе – до 2,2 километров, а в сентябре – до нескольких сотен метров в сутки10. Эти и другие сведения подтверждают, что стойкость, массовый героизм и мужество характеризовали наших солдат и офицеров на всех этапах битвы за Ленинград. Не случайно 350 тысяч воинов Ленинградского фронта были награждены орденами и медалями, 226 человек удостоились высокого звания Героя Советского Союза.

Однако авторы, встав на путь искажения исторической правды, клевещут не только на рядовых защитников Ленинграда, но и всячески стремятся в негативном свете представить наших государственных и военных руководителей. Так, английский историк А. Уэйкс утверждает, например, что командование Ленинградского военного округа не имело разработанного плана мобилизации, что «первые пять дней Попов (командующий войсками округа генераллейтенант М.М. Попов. – В.Ч.), казалось, был в полной растерянности и не знал, как ввести в действие военное положение»11. Однако общеизвестно, что ночью 22 июня на основе телеграммы Наркомата обороны СССР и начальника Генерального штаба о возможном нападении немецко-фашистской армии на нашу страну войска округа были подняты по тревоге. В этот же день в Ленинграде было введено военное положение со всеми вытекающими отсюда последствиями:войска округа стали переходить на штаты военного времени, приступив к доукомплектованию частей личным составом, транспортом и имуществом за счет призываемых военнообязанных и средств, поступавших из народного хозяйства. Одновременно соединения округа, согласно планам стали выдвигаться на рубежи обороны; в городе развернулась планомерная мобилизация в Красную армию. Не преувеличивая, можно констатировать, что в это время  решения и действия командования Ленинградского военного округа соответствовали складывающейся обстановке на фронте. И свидетельств этому немало, в том числе:

  • создание Лужского оборонительного рубежа, где было надолго задержано продвижение 41-го моторизованного корпуса противника;
  • контрудар 34-й армии Северо-Западного фронта с целью окружения и уничтожения гитлеровских войск в районе Шимска, Сольнцы, Старой Руссы;
  • совершенствование управления войсками и связанное с этим разделение Северного фронта на два – Ленинградский и Карельский;
  • прибытие в Ленинград специальной комиссии ЦК партии для организации практической помощи защитникам города в решении неотложных военных и хозяйственных задач и т.д.

В тот период были решены и многие другие важные вопросы, способствовавшие укреплению обороны Ленинграда. Такие последовательные меры, в которых не было и грани растерянности, позволяли остановить продвижение немецко-фашистских войск и заставить их перейти к обороне. Тем не менее некоторые зарубежные авторы пытаются представить действия защитников города «как своеобразный вид местного патриотизма», который де не нравился Центру, и поэтому, мол, Москва «по существу ничего не предпринимала, чтобы помочь ленинградцам в период блокады». Однако факты свидетельствуют о другом. Уже 30 августа 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление «О транспортировке грузов для Ленинграда». В нем были намечены конкретные меры по организации водных перевозок через Ладожское озеро.

Зимой 1943 г. по указанию ГКО и Ставки ВГК защитникам Невской твердыни по только что проложенной железной дороге вдоль южного берега Ладожского озера за год было доставлено 4,4 млн тонн различных грузов. Учитывая недостаток бомбардировщиков в воздушных армиях, Ставка выделила для Ленинградского и Волховского фронтов к началу 1944 г. крупные силы авиации дальнего действия. Успешно были решены вопросы взаимодействия ленинградских партизан с наступающими войсками и ряд других.

В тяжелое время 1941–1942 гг. была организована всенародная помощь блокированному Ленинграду. С Урала в город поступал металл, шахтеры Воркуты поставляли уголь, работники Северной железной дороги доставляли дрова, из Сибири шли  эшелоны с продовольствием, Урал посылал оружие и боевую технику. Таким образом, оборона Ленинграда стала делом всей Советской страны.

Что касается помощи союзников, то ленинградцы не ощущали ее даже в наиболее тяжелую для них пору. Так, план поставок в СССР по лендлизу в тяжелейшее для страны время, в 1942 г., был выполнен только на 55 %. Чтобы объективно оценить ленд-лизовские поставки в Ленинград, да и СССР в целом, важное значение имели не только количественные показатели, но и такие критерии, как качество материалов и оборудования, своевременность их доставки на фронт, и т.п. Тем более недопустимо измерять по одной и той же шкале ценностей поставки военных материалов (как бы СССР в них не нуждался) и жертвы советского народа, в том числе и жертвы блокадного Ленинграда, которые прокладывали путь к Победе над общим врагом. В годы войны и после нее эту мысль не раз подчеркивали крупные государственные деятели США. «Мы никогда не считали, что наша помощь по лендлизу является главным фактором в советской победе над Гитлером на Восточном фронте, – отмечал Г. Гопкинс, ближайший советник президента Рузвельта. – Она была достигнута героизмом и кровью русской армии…»12


Рис. 2. На Дороге жизни 

Одним из направлений фальсификации является стремление принизить советское военное искусство и в более выгодном свете   представить военное искусство военачальников фашистской Германии. Так, бывшие гитлеровские генералы, в частности начальник штаба 4-й танковой группы генерал Вальтер Шаль де Болье, пытаясь оправдать поражения вермахта, ссылается на пресловутые «роковые решения Гитлера». В книге этого автора «Наступление 4-й танковой группы на Ленинград», в свое время изданной в ФРГ, провал плана по захвату города ранней осенью 1941 г. объясняет якобы «неясностью стратегических целей в начале войны», имевшимися у фюрера «колебаниями между Ленинградом и Москвой». По мнению ряда зарубежных авторов, это Гитлер своим неумелым, дилетантским руководством лишил «военных гениев» германского генерального штаба, а вместе с ними и германскую армию всех плодов столь многообещающих поначалу побед»13. Тот же Вальтер Шарль де Болье утверждает, что после овладения городом Остров не сопротивление советских войск, а характер местности сдерживал продвижение немецкой армии14.  


Рис. 3. Они хотели увидеть Ленинград. Они увидели его. Пленных фашистов ведут по Невскому проспекту 

Ряд зарубежных авторов прорыв блокады, а затем в целом и окончательный разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом, преподносит как результат действий случайных факторов, как «несбалансированный итог» ошибок гитлеровского командования. Однако нельзя не видеть, что эта операция характеризовалась искусным   нанесением главных ударов, которым противник не мог противостоять. Войска Ленинградского фронта нанесли удары с приморского плацдарма и непосредственно из района города. Это позволило им кратчайшим путем выйти на фланги и в тыл петергофско-стрельненской группировке противника и разгромить ее. Мощная, глубоко эшелонированная оборона противника, так называемый «Северный вал», которую он создавал более двух лет, рухнула менее чем за две недели в результате ударов войск Ленинградского и Волховского фронтов. Противник был отброшен на 250–280 километров от города, были освобождены почти вся Ленинградская и часть Калининской области. Красная армия вступила в пределы Советской Эстонии. Создались благоприятные условия для проведения последующих операций в Карелии, на Карельском перешейке и в Прибалтике.

Имели ли место недостатки в ведении боевых действий со стороны советского командования? Да, имели: замысел Ставки ВГК был намного шире, чем то, чего удалось достигнуть. И тем не менее, опыт Битвы за Ленинград дал немало поучительного как в организации и ведении обороны в оперативно-стратегическом масштабе, так и в тактическом звене.

Как яркие страницы воинского мастерства и полководческого искусства советских военачальников вошли в историю не только Битвы за Ленинград, но и в историю Великой Отечественной войны в целом контрудары советских войск под Сольцами, в районах Старой Руссы, Красного Села и Мги, контрнаступление под Тихвином. Оборона советских войск под Ленинградом дала первый опыт применения системы сплошных траншей, что в сочетании с другими оборонительными сооружениями и многочисленными заграждениями сделало ее противоартиллерийской, противотанковой и противосамолетной. Здесь впервые в ходе войны немецкие войска были вынуждены перейти от стратегического наступления к длительной позиционной осаде.

Таким образом, анализ зарубежных источников и некоторых публикаций в странах СНГ показывает, что ряд авторов в негативном свете стремится представить Великую Победу СССР в Великой Отечественной войне, в фальсифицированном виде показать ее важнейшие битвы и сражения, в том числе Битву за Ленинград. Сегодня все более очевидным становится стремление принизить роль СССР в разгроме нацизма и возвысить достаточно скромный вклад союзников до решающего фактора одержанной Победы, что можно сделать   только путем фальсификации. Это и наблюдается не только в зарубежной, но в ряде случаев и в отечественной историографии.

Появившиеся после развала СССР возможности преодоления в России политического и идеологического давления на историческую науку открыли российским историкам большое число некогда закрытых архивов. Это создало российской историографии благоприятные возможности для более объективного изучения Битвы за Ленинград. Сегодня мы имеем больше возможностей для развенчивания всевозможных фактов и домыслов, связанных с ленинградской Победой, ее ролью и значением в общем вкладе нашего народа в разгром фашистской Германии и милитаристской Японии.  


Рис. 4. Президент России Владимир Путин лично почтил память павших в годы блокады 


1 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 300435 «С». Д. 32. Л. 2.

2 Фролов М.И. Ленинград сравнять с землей // Ленинградская эпопея – феномен мировой истории. СПб., 1998. С.4.

3 Там же. С. 4–5.

4 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 365. Л. 24.

5 Ю.В. Басистов. Значение битвы за Ленинград в достижении победы // Выступление на международной конференции Ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград. СПб., 1995.  

6 Ленинградские «Окна ТАСС» 1941–1945 гг. Собрание РНБ. СПб., 1995. С. 18–19.

7 Таблица 1 составлена автором по данным, приведенным в: «Ленинград в осаде. Сборник документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны (1941–1944)». СПб., 1995.

8 Ленинградская правда. 5.04.1957. С. 2.

9 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 635. Л. 27.

10 Там же. Оп. 1227. Д. 29. Л. 14.

11 Невское время. 23.02.1995. С. 3.

12 Вторая Мировая война. Кн. 2. М., 1966. С. 349.

13 Там же. С. 350.

14 Там же. С. 351.  


Комментарии

Написать
Дарья
Очень интересная статья!
Ответить
Написать