en / de

Вклад в развитие отечественной артиллерии (К 180-летию со дня рождения генерал-фельдцейхмейстера Великого князя Михаила Николаевича Романова), Романовский А.Л. (Москва), Чернухин В.А. (Санкт-Петербург)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Третьей Международной научно-практической конференции 16–18 мая 2012 года 

Часть I 
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2012
© ВИМАИВиВС, 2012 
© Коллектив авторов, 2012 

В 2012 г. наряду с юбилеем российского генерал-фельдцейхмейстера Великого князя М.Н. Романова отмечаются другие  знаменательные даты: 630-летие отечественной артиллерии (1382–2012) и 435-летие Главного ракетно-артиллерийского управления (1577–2012). Эти три юбилея неразрывно связаны с родом войск, который имеет особые заслуги в защите нашего Отечества от многочисленных посягательств на его безопасность и процветание.

Генерал-фельдцейхмейстер М.Н. Романов был одной из значительнейших фигур в истории государства Российского второй половины XIX в. Сын Императора Николая I, младший брат Императора Александра II, он в течение почти 20 лет исполнял и должность Наместника Кавказа. Именно в период его наместничества закончилась кавказская война, был водворен мир и Кавказ окончательно вошел в состав России. 


Генерал-фельдцейхмейстер Великий князь М.Н. Романов

Михаил Николаевич стал инициатором основания и почетным ктитором Михайло-Афонского мужского монастыря на западном Кавказе.

В течение 24 лет он занимал один из высших постов Российской империи – председателя Государственного совета.

К сожалению, в XX-м столетии имя выдающегося государственного деятеля было забыто. И только в последние годы благодаря совместным усилиям Русской Православной Церкви и ряда учреждений культуры стали проводиться Михайловские чтения, на которых достаточно полно изучается и освещается роль Великого князя в истории России. На первых таких чтениях, проходивших в Санкт-Петербурге в 2009 г., была выдвинута интересная идея о создании памятника М.Н. Романову, которая удивительным образом, благодаря помощи благотворителей через год претворилась в жизнь. В октябре 2010 г. в Свято-Михайло-Афонском монастыре во время проведения очередных Михайловских чтений был открыт первый в России памятник Михаилу Николаевичу (автор – скульптор А. Апполонов). Во время проведения этих торжеств возник резонный вопрос: почему подобного памятника нет в Петербурге – городе, где родился, трудился и погребен этот замечательный представитель династии Романовых? 


Бюст М.Н. Романова в Свято-Михайло-Афонском монастыре. Скульптор А. Апполонов 

Инициативу в решении этой непростой проблемы проявил настоятель храма Святого Иоанна Богослова протоиерей Геннадий Беловолов, который, заручившись поддержкой председателя Законодательного Собрания Петербурга В.А. Тюльпанова, обратился к директору Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи В.М. Крылову с предложением об установке памятника на территории внешней экспозиции Кронверка, так как Михаил Николаевич, будучи генерал&фельдцейхмейстером, на протяжении всей своей служебной деятельности был тесно связан с Артиллерийским историческим музеем, являясь его покровителем и куратором.

В короткие сроки принципиальное согласие от директора музея было получено. Желание преподнести копию памятника в дар музею от своей обители выразил игумен Свято-Михайло-Афонского монастыря отец Герасим. На средства благотворителей бюст был отлит в Ростове-на-Дону, доставлен в Петербург и 26 октября 2011 г., в день рождения Михаила Николаевича, подарен музею.

В 2012 г. в честь 180-летнего юбилея генерал-фельдцейхмейстера, генерал-фельдмаршала Великого князя Михаила Николаевича этот бюст займет достойное место среди раритетов музея и станет органичной частью его внешней экспозиции.

Великий князь Михаил Николаевич родился 13 (25) октября 1832 г. в Петербурге и был четвертым сыном Императора Николая I (1796–1855) и Императрицы Александры Федоровны (1798–1860). С 1838 г. в качестве воспитателя, а с 1852 г. – попечителя при Великих князьях состоял генерал&майор А.И. Философов. К учебному процессу привлекались лучшие преподаватели петербургских учебных заведений: И.П. Шульгин, А.Ф. Гримм, А.Я. Кушакевич, П.П. Гельмерсен, И.А. Курнанд и др. Военные науки преподавали Ф.Ф. Ласковский, А.С. Платов, А.П. Карцов, Д.А. Милютин (впоследствии – военный министр) и др.

В 14 лет Михаил Николаевич был произведен в первый офицерский чин подпоручика (1846), а через два года поступил на действительную военную службу в 3-ю батарею лейб-гвардии 2-й Артиллерийской бригады. Ему последовательно присваивались чины поручика (1847), капитана (1849), полковника (1850). По мнению некоторых биографов семьи Романовых, «артиллерийское дело пришлось ему по душе...» Генерал-фельдцейхмейстер Михаил Павлович незадолго до своей кончины официально представил Михаила Николаевича своим преемником членам Императорского дома, высшим военным чинам.

В апреле 1850 г. Михаил Николаевич был пожалован во флигель-адъютанты к Императору, в ноябре 1852 г. он производится в Свиты Его Величества генерал-майоры. Одновременно он назначается командиром лейб-гвардии Конно-артиллерийской бригады и генерал-фельдцейхмейстером. Однако к исполнению обязанностей главы русской артиллерии он приступил только 25 января 1856 г., после окончания Крымской войны (1853–1856), и именно от этой даты он вел отсчет своего генерал-фельдцейхмейстерства. До 1856 г. все вопросы, связанные с родом войск, оставались в ведении ближайших и опытнейших его помощников – Инспекторов артиллерии Я.Я. Гилленшмидта и Н.И. Корфа.

В декабре 1852 г. последовало назначение Михаила Николаевича еще на один высокий пост – члена Государственного совета. 

Крымская война стала первым боевым испытанием для Михаила Николаевича. В боевой обстановке Великий князь не мог не видеть, что гладкоствольная артиллерия уже не удовлетворяет требованиям ведения войны, а залогом дальнейшего развития рода войск будет нарезная артиллерия, обладающая большей дальностью, точностью и эффективностью стрельбы.

С 30 января по 22 февраля 1855 г. Михаил Николаевич руководил боевыми действиями всей артиллерии, находившейся в укреплениях Северной стороны Севастополя по правому берегу р. Черной, показав умение управлять огнем и маневром вверенного ему рода войска.

С воцарением нового Императора Александра II наступает период реформ, охватывающих все стороны жизни русского общества, в т. ч. и в военной области. Михаил Николаевич назначается вице-председателем Комиссии, учрежденной для улучшений по военной части, ему поручается возглавить артиллерию Гвардейского корпуса, а в 1860 г. он становится начальником военно-учебных заведений Российской империи и производится в генералы от артиллерии. Имели место назначения и на ряд других важных государственных и военных постов, однако главным для себя Михаил Николаевич считал должность главы русской артиллерии. Эти годы выпали на период коренных преобразований в системе управления артиллерией, принятия на вооружение нарезных орудий, усовершенствования системы подготовки кадров, дальнейшего совершенствования боевой подготовки и т. д.

Именно с реорганизации системы управления артиллерийским ведомством начались преобразования в артиллерии. Путем объединения Штаба генерал&фельдцейхмейстера и Артиллерийского департамента Военного министерства создается единый орган, решавший все вопросы, касающиеся артиллерии. Созвучно с петровской Главной артиллерией он был назван Главным артиллерийским управлением (ГАУ). Приказ военного министра № 375 о создании ГАУ на правах центрального органа военного ведомства состоялся 28 декабря 1862 г., а Михаил Николаевич в свою очередь приказом по своему ведомству довел эти решения до исполнителей уже в январе следующего, 1863 г.

Во главе ГАУ был поставлен бывший начальник Штаба генерал-фельдцейхмейстера, генерал-адъютант граф Александр Алексеевич Баранцов (1810–1882), он же стал товарищем (заместителем) Михаила Николаевича, его ближайшим помощником во всех мероприятиях по реформированию артиллерии.

Вскоре после начала реформ по Высочайшему повелению Михаил Николаевич назначается Наместником на Кавказ и командующим (с 1864 г. – главнокомандующим) Кавказской армией, с 1865 г. – командующим войсками Кавказского военного округа. И по вполне понятным причинам он был не в состоянии уделять должное внимание артиллерии. Вся тяжесть задуманных в артиллерии преобразований фактически легла на плечи его заместителя. Но не преувеличивая можно отметить, что многие из этих преобразований были бы немыслимы без активной поддержки и личного участия в них ряда выдающихся ученых&артиллеристов с мировыми именами: В.Л. Чебышева, Н.В. Маиевского, А.В. Гадолина, К.И. Константинова и др. Со многими из них Михаил Николаевич и А.А. Баранцов были знакомы и поддерживали деловые отношения, что в немалой степени способствовало успеху проводимых преобразований.

Прежде всего, серьезное внимание было обращено генерал-фельдцейхмейстером на перевооружение артиллерии. После нескольких лет исследований и испытаний в 1867 г. на вооружение полевой артиллерии принимаются 4- и 9-фунт. бронзовые казнозарядные пушки на железных лафетах. Одновременно шло перевооружение крепостной и береговой артиллерии. С орудиями обр. 1867 г. русская артиллерия приняла участие в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг.

В 1870-е гг. также проводилась поистине титаническая работа по перевооружению артиллерии. И хотя львиная доля заслуг в решении этой проблемы по праву принадлежала А.А. Баранцову, не менее важным было и то, что Михаил Николаевич как глава русской артиллерии правильно понимал, что будущее важнейшего для обороноспособности государства рода войск, его перевооружение должно основываться на нарезных дальнобойных стальных орудиях. А.А. Баранцов же, являясь заместителем высокого должностного лица царской фамилии, имел возможность более плодотворно решать ряд проблем в интересах артиллерии.

Благодаря успешной деятельности русских ученых-артиллеристов, поддерживаемых генерал-фельдцейхмейстером и начальником ГАУ, были созданы образцы 4-фунт. (87-мм) легкой; 4-фунт. (87-мм) конной и 9-фунт. (107-мм) батарейной стальных пушек, принятых на вооружение в 1877 г.

Впервые в истории развития артиллерии этим орудиям было дано название по боевой характеристике – дальнобойные (табл. 1). 


Табл. 1. Некоторые тактико-технические характеристики орудий, принятых на вооружение русской артиллерии в 1877 г. 

В период фельдцейхмейстерства Михаила Николаевича шел процесс осознания необходимости внедрения в боевую учебу войск новых тактических положений, связанных с вооружением их нарезными системами, усложнением задач на поле боя. Совершенствовалась организационно-штатная структура артиллерии, подготовка военных кадров.

В 1863 г. была упразднена должность главного начальника военно-учебных заведений. Теперь они подчинялись Главному управлению военно-учебных заведений (ГУВУЗ). Но Михайловские академия и училище остались в системе ГАУ. Как прямой начальник артиллерийских военно-учебных заведений, генерал-фельдцейхмейстер контролировал организацию учебного процесса в Михайловской артиллерийской академии и Михайловском артиллерийском училище, которые стали своего рода центрами решения многих теоретических проблем в артиллерии, особенно в области баллистики, теории стрельбы, а также в подготовке артиллерийских кадров.

В 1870 г. генерал-фельдцейхмейстер «испросил Высочайшее соизволение» на празднование 50-летнего юбилея академии и училища. Торжества длились три дня – с 25 по 27 ноября 1870 г., но основные мероприятия были проведены 25 ноября. В этот день в церковь училища съехались бывшие воспитанники училища для слушания Божественной литургии, на которой присутствовал и глава российской артиллерии. Ровно в час дня в училище прибыл Государь Император Александр II. У входа в церковь он был встречен бывшим воспитанником училища архимандритом Ювеналием с крестом и святой водою. После окончания молебствия генерал-фельдцейхмейстер вручил Государю модели орудий, лафетов и ряда других образцов материальной части артиллерии, которые были спроектированы учеными – воспитанниками училища и артиллерийской академии, а также медаль, посвященную юбилею.

Важный этап в жизни Михаила Николаевича – его служба на Кавказе.

Во время Русско-турецкой войны (1877–1878) главнокомандующий Кавказской армией Михаил Николаевич должен был сковать на кавказском театре военных действий силы как можно большего количества турецких войск, овладеть крепостями Карс, Эрзерум, Батум и др. Следует отметить, что на первоначальном этапе военных действий силы русской Кавказской армии были в значительной степени распылены и рассчитывать на успех не приходилось. Только с созданием корпуса под командованием генерала М.Т. Лорис-Меликова, насчитывавшего 60 тыс. человек, обстановка постепенно стала меняться к лучшему. В мае 1877 г. был взят Ардаган. Эта крепость, расположенная на р. Куре, прикрывала собою кратчайшую дорогу на Эрзерум – главную цель русской армии. Одновременно Ардаган являлся важнейшим узлом коммуникаций, идущих в направлении Эрзерума, Карса, Батума и Ахалциха. Наступающая пехота видела результаты работы артиллеристов, и это укрепляло веру в неминуемую победу. В боях за Ардаган русская артиллерия начала свою боевую работу в 1877 г. на кавказском театре войны.  

После Ардагана следующим крупным боевым событием являлся разгром русскими войсками турецкой армии Мухтар-паши на Аладжанских высотах в октябре 1877 г. (Авлияр-Аладжанское сражение). К этому времени русские войска оставили захваченный Баязет, сняли осаду Карса и отошли на оборонительные позиции в районе Александрополя.

Главные силы турецкой армии под командованием Мухтар-паши укрепились на горе Аладжа и близлежащих высотах. В сентябре русское командование, возглавляемое Михаилом Николаевичем, предприняло новое наступление на Карс и Эрзерум с целью сковывания сил противника и недопущения их переброски на главный – балканский – театр военных действий. У русских под ружьем было 56 тыс. человек и 220 орудий, у турок – около 38 тыс. человек и 74 орудия. 20–22 сентября русские войска безуспешно атаковали турецкие позиции на Аладжанских высотах, потеряв ок. 3700 человек. Потери противника составили ок. 4700 человек.

С целью разгрома армии Мухтар-паши и лишения ее возможности отойти к Карсу, русское командование решило нанести удар по турецким войскам одновременно с фронта и тыла. По плану, разработанному под руководством нового начальника штаба Кавказской армии генерала Н.Н. Обручева, русские войска (45 800 штыков, 4900 сабель и 223 орудия) должны были нанести главный удар по центру турецких позиций у горы Авлияр. Отряду под командованием генерала И.Д. Лазарева было приказано обойти правый фланг турок и ударить с тыла.

В соответствии с замыслом сражения колонна русских войск (2500 человек) прошла в обход позиций противника у Базарджика и оказалась в тылу турецких войск. 3 октября поддержанная массированным огнем артиллерии, она атаковала Авлияр с тыла, одновременно по противнику был нанесен фронтальный удар. Согласованные действия русских войск, поддержанных мощным огневым ударом артиллерии, завершились взятием Авлияра. Этот день, когда русская артиллерия продемонстрировала огромную эффективность массированного огня в интересах действий пехоты, беспредельную храбрость артиллеристов всех рангов, стал одной из знаменательных дат ее истории.

С падением Авлияра вся мощь артиллерийского огня была направлена на Аладжанские высоты, где в течение трех дней главные силы турецкой армии были окружены и разгромлены. Турки потеряли убитыми и ранеными до 15 тыс. человек, пленными – 7 пашей, 250 офицеров и до 7 тыс. нижних чинов. 3–4 тыс. человек разбежались. Было захвачено 35 орудий. Потери русских войск составили 202 человека убитыми и 1240 ранеными. По замыслу, мастерству проведения, умелому использованию видов оружия и своим результатам Авлияр-Аладжанское сражение явилось существенным вкладом в искусство окружения противника, занимающего полевые укрепленные позиции.

Известие о поражении турок на Аладжанских высотах произвело в Турции ошеломляющее впечатление. Турецкое правительство предало военному суду всех основных виновников поражения турецких войск и добилось строгого их наказания.

Главнокомандующий Кавказской армией Великий князь Михаил Николаевич был удостоен высокой награды – ордена Святого Георгия I степени. За всю историю существования ордена он был 24-м из 25 военачальников, имевших I степень ордена.

Несколько позже русские войска под командованием Михаила Николаевича овладели Карсом и Эрзерумом. Но боевые действия на Кавказе носили отвлекающий характер и не могли привести к окончанию войны. Главные силы турецкой армии находились на Балканах. Развязка войны наступила в январе 1878 г., когда русские войска перешли Балканы и, подступив к Адрианополю, создали угрозу для Константинополя. В такой обстановке турецкому правительству ничего другого не оставалось, как просить о заключении мира.

По окончании войны, 16 апреля 1878 г., Михаил Николаевич был произведен в генерал&фельдмаршалы. Возглавляемая им русская артиллерия приступила к мирной учебе, которая продолжалась в основном до начала Русско&японской войны (1904–1905), хотя артиллеристам и пришлось принять участие в отдельных боевых эпизодах, связанных с покорением ряда среднеазиатских племен.

Мартовские события 1881 г. в Петербурге, убийство брата – Императора Александра II – потрясли Михаила Николаевича, нарушили его душевный покой. 14 июля 1881 г. он навсегда покидает Кавказ. По прибытии в Петербург назначается председателем Государственного совета (1881–1905), являясь при этом членом Комитета министров и занимаясь делами вверенного рода войск.

Как опытный государственный и военный деятель, Михаил Николаевич понимал, что в военном деле, а особенно в таком роде войск, как артиллерия, нельзя останавливаться на достигнутом. Объективно этому способствовало то, что экономика пореформенной России второй половины XIX – начала ХХ вв. была на подъеме. Русская армия была преобразована в массовую армию, оснащенную новой техникой. В области артиллерии это время характеризуется коренными преобразованиями во всех аспектах. Научно-техническая мысль и уровень производства подошли к широкому внедрению бездымного пороха. Появились новые прицелы и дальномеры, бинокли и технические средства связи – телеграф и телефон. Дальность стрельбы артиллерийских орудий увеличилась в 2–3 раза, а скорострельность – в 4–5 раз по сравнению с гладкоствольными орудиями. Все это было подкреплено крупными успехами артиллерийской науки, особенно в области баллистики; созданы единые правила стрельбы для всей артиллерии, большое развитие получила «закрытая стрельба» по невидимой с огневой позиции цели. Хотя, вопреки вышесказанному, в советской историографии сложилось в свое время однобокое мнение о том, что накануне очередных ратных испытаний – Русско-японской войны (1904–1905), да и в ходе нее, у нас все было из рук вон плохо, а у японцев, наоборот, все хорошо. На наш взгляд, это мнение чрезвычайно необъективное, глубоко ошибочное, даже, более того, фальсифицированное.

Мощным научно-практическим центром разработки теории и практики артиллерийской стрельбы стала Офицерская артиллерийская школа (ОАШ), созданная по инициативе генерал-фельдцейхмейстера. Еще в 1872 г. он посетил Германию, где ознакомился с системой совершенствования профессиональной подготовки офицеров в процессе прохождения службы в войсках, для чего существовали офицерские школы по родам оружия. Согласно соответствующему положению, за время службы каждый офицер обязан был пройти в них переподготовку не менее двух раз. С тех пор Михаил Николаевич вынашивал идею создания подобного рода школ и в русской армии, в том числе в артиллерии. По ряду причин в 70-е гг. осуществить ее не удалось, надвигалась Русско-турецкая война (1877–1878). Однако уже после ее окончания, 14 марта 1882 г., Император Александр III повелел упразднить существующие учебные части и на их базе создать офицерские школы на качественно новом уровне. Офицерская артиллерийская школа создавалась на базе Пешей и Конной учебных батарей, дислоцировавшихся в Царском Селе. Ее торжественное открытие в присутствии Михаила Николаевича состоялось 1 февраля 1883 г. В скором времени русские артиллеристы любовно прозвали ее «полевой академией», а Михайловская артиллерийская академия не без оснований нарекла ее своей «младшей сестрой».

По инициативе Михаила Николаевича для преподавания в ОАШ приглашались лучшие профессора лучших учебных заведений, генералы и офицеры Генерального штаба. Такое созвездие умов в сочетании с накапливавшимся громадным опытом практических стрельб (ежегодно расходовались десятки тысяч артиллерийских выстрелов) способствовало непрерывному динамичному развитию искусства стрельбы и способов боевого применения артиллерии, а постоянный приток слушателей – офицеров из войск – оперативному освоению опыта войсковой практики и боевых действий в современных войнах.

Привозимые офицерами, прибывавшими для обучения в Школе, золотые крупицы войскового и боевого опыта русской и зарубежной артиллерии переплавлялись здесь в золотые слитки и возвращались в войска в виде новых способов стрельбы, пособий, методик обучения и т. п. Если полистать страницы «Артиллерийского журнала» и других военных изданий конца XIX – начала ХХ вв., то можно обнаружить, что практически в каждом номере появлялись статьи офицеров и генералов ОАШ, которые затем или сразу рекомендовались как пособия для артиллеристов, или ложились в основу проектов новых правил и пособий. Именно Офицерская артиллерийская школа была «законодательницей мод» в вопросах стрельбы и управления огнем артиллерии. Стрельба с закрытых огневых позиций все шире практикуется не только в боевой подготовке батарей Школы и Михайловской артиллерийской академии, но и в войсках.

Особое место в жизни и деятельности Михаила Николаевича, как генерал&фельдцейхмейстера, занимал 1889 г., когда в январе было принято решение о праздновании 500-летия русской артиллерии1 в Артиллерийском историческом музее. В ходе подготовки к юбилею, а она началась с января 1889 г., был составлен план его проведения, изготовлены юбилейная медаль и жетон, составлена Историческая записка о 500-летнем пути русской артиллерии, издан фотоальбом и т. д. В военной печати было опубликовано немало статей, посвященных героическому прошлому рода войск. Издавались истории прославленных артиллерийских частей, пополнялось собрание Артиллерийского музея. Всем этим мероприятиям уделялось самое серьезное внимание со стороны генерал-фельдцейхмейстера. В канун юбилея последовал Высочайший приказ: Гвардейской артиллерии отдавать генерал-фельдцейхмейстеру те же почести, которые согласно уставу положено отдавать самому Государю Императору.

1 Русские ученые тех лет считали именно 1389 г. датой рождения артиллерии, которая была приведена в свое время известным историком Н.М. Карамзиным на основании данных так называемой Голицынской летописи. Однако позже уточнили: это 23–26 августа 1382 г. В эти дни русские воины, защищая Москву от татаро-монгольских полчищ хана Тохтамыша, вели огонь из огнестрельных орудий. 

Празднование юбилея было начато 8 (20) ноября 1889 г. во дворе кронверка Петропавловской крепости. Эта дата была приурочена к тезоименитству генерал-фельдцейхмейстера. Ко дню торжества были приглашены министры, главнокомандующие, начальники главного управления Военного министерства, начальники военных академий, артиллерийские генералы и т. д. Были вызваны представители от многих артиллерийских частей и учреждений всех военных округов европейской России и Кавказа. В торжествах приняли участие части гвардейской артиллерии, юнкера Михайловского артиллерийского училища, слушатели и профессора Михайловской артиллерийской академии.

В 11 часов 8 ноября генерал-фельдцейхмейстер обратился к присутствующим с приветствием: «Поздравляю вас, господа артиллеристы, с нашим славным праздником!» В ответ прозвучало громкое «Ура!». Затем прибывшим военным министром генерал-майором П.С. Ванновским перед собравшимися была торжественно зачитана грамота царя Александра III. 


Обложка Исторической записки о 500-летии русской артиллерии 

Вскоре на торжество прибыл сам Император, одетый в мундир 1-й гвардейской артиллерийской бригады. Вместе с ним была его супруга и другие лица царской семьи. Торжественно был отслужен молебен, закончившийся концертным исполнением певчими Сергиевского собора «Тебе Бога хвалим». После провозглашения многолетия Государю Императору и всему царствующему дому со стен Петропавловской крепости был дан артиллерийский салют (101 залп).

После окончания молебствия началось исполнение певчими и музыкантами кантаты, сочиненной штабс-капитаном артиллерии Вейцманом, во время чего Александру III преподнесли юбилейные медаль, жетон, фотоальбом и Историческую записку о юбилее артиллерии.

На торжественной части празднования с яркой речью, посвященной основным этапам развития русской артиллерии и героизму русских артиллеристов, выступил заведующий Артиллерийским историческим музеем генерал-майор Н.Е. Бранденбург. Свою речь он закончил следующими словами: «…Без сомнения, даже не в дальнем будущем нашу артиллерию ждут новые капитальные усовершенствования, без сомнения, настанет когда-нибудь и то время, когда наше нынешнее вооружение в глазах грядущих поколений будет казаться столь же несовершенным, каковым нам ныне представляются стародавние пищали наших предков. Поэтому мы должны с любовью и уважением взирать на артиллерийские памятники нашей седой старины, ибо из них звено за звеном сковывалась длинная цепь истекшего 500-летия Русской артиллерии.

Пройдут еще века, и снова настанет время, когда наши будущие артиллеристы опять соберутся на празднование своей, тогда уже тысячелетней годовщины, в воспоминаниях своих они также коснутся прошлых дней своего оружия, будут с любопытством взирать на далеко устаревшие для них памятники нашего нынешнего вооружения, но нет сомнения и в том, что, развернув боевые летописи русских войск за грядущие столетия, будущие наши артиллеристы встретят такие же славные страницы, какие начертали и нам наши предки; они найдут, что века изменили все, изменили оружие и артиллерию, приемы и способы ведения войны, но что осталась все та же лишь незыблемая доблесть русского солдата и его беззаветная готовность сложить в борьбе с врагом свою голову за веру, Престол и дорогое наше Отечество…»  

Празднование юбилея продолжалось в течение трех дней. За это время со всех концов России и из&за границы в адрес генерал-фельдцейхмейстера приходили многочисленные приветствия и поздравления. Особенно обстоятельное и лестное для русской артиллерии приветствие было получено от военного министра генерал-адъютанта П.С. Ванновского и начальника Главного штаба генерал-адъютанта Н.Н. Обручева. В этом приветствии отмечалось: «… Прочно организованная, следующая заповеди: “жертвовать собою и не сниматься с позиции, пока неприятель не сядет верхом на пушки” и питаемая доблестями народного духа, наша артиллерия внесла в свои летописи славные имена: Полтавы, Кунерсдорфа, Прейсиш-Эйлау, Бородина, Лейпцига, Парижа, Остроленки, Варшавы, Севастополя, Карса, Авлияра, Шипки, Телиша, Геок-Тепе.

Лавры, добытые нашею артиллерией в этих славных боях, вплетены в венец, украшающий нашу могучую армию.

Да процветает навсегда Русская Артиллерия в ее исторической славе и будущем развитии…»

Не менее интересными и содержательными были приветствия от Императорской Академии наук, Московского университета, Санкт-Петербургского университета, Санкт-Петербургского технологического института, от Императорского Русского исторического общества и многих других учебных заведений и всевозможных обществ. На имя генерал-фельдцейхмейстера было получено более сотни поздравительных телеграмм, в том числе от французских артиллеристов, от артиллеристов военных округов, гарнизонов, артиллерийских частей и соединений. Все они были пронизаны одной мыслью – 500 лет русская артиллерия честно и мужественно служила своему народу, укрепляла его национальную независимость и приумножала боевую славу своей Родины.

Празднование 500-летия привлекло внимание к этому важнейшему роду оружия не только широких военных кругов, но всей страны, и способствовало его дальнейшему росту и процветанию. При этом нельзя не отметить того факта, что благодаря открытиям, изобретениям и теоретическим работам передовых русских ученых, несмотря на некоторое отставание России в экономическом отношении от передовых стран, были достигнуты определенные результаты в усовершенствовании военной техники, в том числе и артиллерии. И при этом надо помнить о заслугах генерал-фельдцейхмейстера. Михаил Николаевич горячо поддерживал все передовое, прогрессивное, что в те годы внедрялось в артиллерии.

Русско-японская война 1904–1905 гг. явилась очередной боевой проверкой всесторонних возможностей русской артиллерии и ее личного состава, особенно офицерского. Однако в эти годы Михаил Николаевич был серьезно болен и дела по руководству артиллерией передал своему сыну – Инспектору артиллерии Великому князю Сергею Михайловичу, хотя по закону оставался главой русской артиллерии до своей кончины.

С августа 1905 г., после реорганизации Государственного совета, Михаил Николаевич состоял его почетным председателем. Он также являлся почетным вице-президентом Михайловской артиллерийской академии, почетным членом Николаевской академии Генерального штаба, Николаевской инженерной и военно-медицинской академий, Императорского Русского географического общества, шефом ряда воинских частей.

В 1878 г. Михаил Николаевич принял активнейшее участие в основании на горном плато у г. Физиабго Свято-Михайло-Афонского монастыря, почетным ктитором которого стал. Память об августейшем основателе обители в монастыре бережно хранят по сей день.

Последний генерал-фельдцейхмейстер российской армии ушел из жизни 5 (18) декабря 1909 г. в г. Канны (Франция). Похоронили его в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. В качестве почетной регалии на похороны было вынесено Знамя всей артиллерии, которое нес помощник начальника ГАУ генерал-майор Лехович, а ассистентами состояли постоянный член Артиллерийского комитета полковник Беляев и заведующий Артиллерийским историческим музеем полковник Струков.

Имя Великого князя было присвоено Тифлисскому военному училищу и Тифлисскому кадетскому корпусу, крепости в Батуме, ряду воинских частей. 


Архив ВИМАИВиВС. Ф. 4. Оп. 39/1. Д. 492.
Барсуков Е.А. Артиллерия русской армии. Т. I: 1900–1917. М., 1948.
Военная энциклопедия. Т. XVI. СПб., 1914.
Кавалеры ордена Святого Георгия Победоносца. СПб., 1994.
Корнеев М.С. К вопросу о стрельбе русской артиллерии с закрытых огневых позиций // Сборник исследований и материалов Артиллерийского Исторического Музея. Вып. IV. Л., 1959.
Материалы для описания русско-турецкой войны 1877–1878 гг. на Кавказско-малоазиатском театре. СПб., 1904. Т. I–II. Николаев Ю.И. Свято-Михайловский монастырь. СПб., 2009.
Очерк преобразований в современной артиллерии. Т. II: Период 1877–1889 гг. СПб.: Изд. ГАУ, 1889.
Русский биографический словарь. Т. IX: Кнаппе – Кюхельбекер. СПб., 1869.
Струков Д.П. Августейший генерал-фельдцейхмейстер Великий Князь Михаил Николаевич. СПб., 1906.  


Комментарии

Написать