en / de

В.О. Терентьев (Санкт-Петербург) Партизанские формирования 1941 года на юго-западе Ленинградской области: Стругокрасненский, Новосельский, Плюсский и Лядский районы


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2019 года

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2019
©ВИМАИВиВС, 2019
©Коллектив авторов, 2019

В ходе Великой Отечественной войны 1941– 1945 гг. важную роль для достижения Победы сыграли партизанские формирования. 1941 г. стал начальным этапом в партизанском движении, апробированием форм и методов партизанской войны довоенных взглядов1 . Партизанские отряды формировались на опыте Гражданской войны и результатах анализа кампаний 1930-х гг. Местные (районные) партизанские отряды создавались на базе истребительных батальонов с заблаговременной подготовкой баз. Партизанские батальоны и полки — крупные добровольческие формирования из нескольких ополченческих подразделений и отрядов организовывались в Ленинграде с целью рейда в тыл врага с последующим освобождением крупной территории и воссоздания на ней советских органов власти. Опыт лета–осени 1941 г. показал нежизнеспособность подобной концепции. Самым оптимальным и устойчивым формированием к концу года стала стационарная партизанская бригада, дислоцировавшаяся в труднодоступном районе и соединявшая под единым командованием несколько местных отрядов и групп2 . В системах РККА и НКВД создавались диверсионно-разведывательные группы и отряды. Для ведения пропагандистской и разведывательной работы предусматривались подпольные (патриотические) группы городского и сельского типов. Для обеспечения управления, связи, взаимодействия между партизанскими, подпольными формированиями и «Большой землей» создавались разные формы «центров». Изначально это были координаторы партизанского движения от обкома. Затем формировались подпольные райкомы, обкомы, затем межрайонные центры и т. д. Главное руководство партизанами и подпольщиками на оккупированных территориях реализовывалось штабами партизанского движения (ШПД)3 .

Первые партизанские отряды стали зарождаться на территории Ленинградской области после захвата немцами Пскова 9 июля 1941 г. В течение нескольких дней немецкие войска оккупировали значительную территорию — 12 районов на юго-западе Ленинградской области (в настоящее время все они вошли в состав Псковской области, созданной в 1944 г.). В этих районах организованно, по приказу Ставки и стихийно стало зарождаться партизанское движение. Новосельский, Стругокрасненский, Плюсский и Лядский районы представляли собой лесные массивы, пронизанные магистралью Псков–Ленинград. Именно по ней группа армий «Север» вела наступление на Ленинград. Поэтому эти районы оказались в оккупации одними из первых. Попытки советских войск задержать врага на Новосельской позиции, а затем в Лужском предполье не увенчались успехом, и к середине июля немцы вышли к Лужскому оборонительному рубежу4 . Здесь около месяца велись тяжелые бои5 . Это позволило советскому руководству начать организацию сопротивления в немецком тылу. Рассматриваемая группа районов интересна в плане смены форм партизанского движения в зависимости от удаленности фронта, их успешности, противодействия армейским и фронтовым карательным структурам противника.

К 1 января 1941 г. население районов было сельским и достаточно многочисленным6 . С началом войны, после мобилизации и эвакуации, количество жителей сократилось вдвое7 (см. табл. 1).

На основании постановлений СНК СССР от 24 июня 1941 г. в районах из непризывного контингента были созданы истребительные батальоны: 109-й Стругокрасненский, 143-й Лядский, 147-й Новосельский, 153-й Плюсский. Командирами Новосельского и Лядского были назначены начальники райотделов НКВД (милиции), соответственно: младший лейтенант Н.П. Дурыгин и лейтенант Кудрявцев. Командиром Стругокрасненского — капитан пограничных войск А.И. Терехов, а Плюсского — сержант НКГБ Н.И. Ефремов8 . 27 июня вышло Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР об эвакуации из прифронтовой полосы, по которому обязали все партийные и советские организации к созданию партизанских отрядов и разжиганию партизанс - кой войны. Ядром парти - занских формирований стали истребительные батальоны.

Лядский райком ВКП(б) развернул активную работу по выполнению постановлений партии и правительства. В районе заранее была создана сеть будущих подпольных организаций, развернуты продовольственные и боевые базы для будущих партизанских действий, подготовлены оружейные схроны 9 . Сразу же после оккупации райкомы партии и комсомола под руководством 1-го секретаря Г.Ф. Большова перешли на нелегальное положение10 . Однако не везде развертывание партизанской борьбы шло гладко. В Плюсском районе все три секретаря райкома ВКП(б) покинули райцентр в разгар боев под Псковом и прибыли в Лугу, где были мобилизованы в РККА11. Новосельский актив также не выполнил поставленной задачи. Председатель райисполкома, 1-й секретарь и секретарь райкома по кадрам 9 июля 1941 г.уехали из райцентра на велосипедах и в Луге были мобилизованы в РККА12

В Стругокрасненском районе было начато создание подпольной сети и попытка формирования базы для будущих партизан, но завершить начатые приготовления не удалось. Мероприятия по организации партизанского движения и попытка создания подпольной типографии были сорваны быстрым продвижением танков противника, поэтому подпольщики получили типографские листовки только один раз. Руководители района уехали из райцентра еще до объявления эвакуации и были мобилизованы в РККА13. 1-й секретарь райкома Г.В. Ежов возглавить работу райкома не смог в связи с вызовом в Ленинград. 

Основной причиной пассивности и неуверенности партийносоветского актива стали репрессии, проведенные в 1937 г. против бывших руководителей, занимавшихся в 1930-е гг. заблаговременной подготовкой партизанских кадров и баз в районах. Так, 5 и 7 августа 1937 г. были арестованы руководители Лядского и Плюсского районов, 9 сентября — Стругокрасненского, а 30 декабря — Новосельского и только что назначенного руководителя Стругокрасненского14. Среди прочего в ходе следствия прозвучали обвинения в подготовке террористической деятельности и организации антисоветских формирований. В результате, несмотря на постановления июня 1941 г., большинство партийных и советских руководителей поспешило на консультации в обком, что, однако, не может являться оправданием невыполнения распоряжений в условиях текущей войны. 

Ленинградский обком ВКП(б) при подготовке партизанского движения заранее условно разбил территорию области на секторы, и в прифронтовую полосу каждого из них послана оперативная группа во главе с уполномоченным для непосредственного руководства партизанским движением в городах и районах, занятых противником. В Лугу (центральный сектор) был направлен секретарь обкома по промышленности И.И. Баскаков. Среди прочих за ним закреплялись Стругокрасненский, Плюсский, Новосельский и Лядский районы. Координатором подпольного движения в Стругах Красных был назначен парторг Ленинградского обкома ВКП(б) А.М. Густяхин, направленный в тыл врага с первой группой районных руководителей15. Вместе с ним в составе первой группы был заброшен 1-й секретарь Стругокрасненского райкома Г.В. Ежов. Вслед за первой группой в полосе Северо-Западного фронта переправились в тыл врага секретари других райкомов, в том числе и Новосельского А.В. Ковру16. 23 июля в Стругокрасненский район была направлена первая группа связных обкома. 2 августа была создана тройка обкома ВКП(б) по руководству партизанским движением в Ленинградской области, 27 сентября преобразованная в штаб партизанского движения. Руководство тройкой возложили на секретаря обкома Г.Х. Бумагина. На момент создания тройка располагала сведениями от 16 из 22 оккупированных районов о действиях партизан и подпольщиков. За первой группой связных последовали другие. В августе обком имел радиосвязь с 30 отрядами, действовавшими в тылу вражеской группы армий «Север», в том числе с 12 отрядами рассматриваемого региона. К сентябрю были получены данные о боевых действиях 43 партизанских отрядов17

В переходный период от начала войны до оккупации районов важную роль в наполнении партизанского движения сыграли истребительные батальоны, формировавшиеся главным образом из советских, партийных и комсомольских активистов, добровольцев и милиционеров. Они предназначались для борьбы с парашютистами и охраны предприятий и учреждений, но зачастую вынуждены были выполнять несвойственные им задачи, оказываясь на передовой вместе с частями РККА. 147-й Новосельский истребительный батальон 10 июля оборонял станцию Новоселье от танков противника и был рассеян врагом в ходе боя. Остатки батальона послужили основой для создания Новосельского партизанского отряда18. Командир батальона Н. Дурыгин с горсткой бойцов вошел в состав Псковского партизанского отряда В.П. Шубникова. 

153-й Плюсский истребительный батальон 7–8 июля участвовал в уничтожении немецких парашютистов. Подразделения батальона при сельсоветах вели прямое и скрытое противоборство с наступающими немецкими войсками. В южном (шоссейном) секторе района заранее была подготовлена рота В.И. Дудина. С 10 июля 1941 г. батальон вел боевые действия вместе с частями РККА на Плюсском направлении. 19 июля рота Дудина вместе с частями 177-й стрелковой дивизии атаковала деревню Заплюсье. После отхода частей РККА истребительный батальон послужил основой для создания Плюсского партизанского отряда19. Рота под руководством В.И. Дудина 22 июля была переформирована в партизанский отряд и приступила к акциям в тылу противника. 

143-й Лядский истребительный батальон 10 июля поступил в оперативное подчинение РККА. 12–14 июля он в одиночку оборонял мост через Плюссу и поселок Ляды от передовых частей 6-й танковой дивизии противника. Позже истребительный батальон послужил основой для создания Лядского партизанского отряда20

109-й Стругокрасненский истребительный батальон 11 июля, с началом крупномасштабных боевых действий на территории района, был преобразован в два партизанских отряда: работника Госбанка Милова (комиссар Г.В. Ежов) и заведующего райзо, участника Финской войны А.А. Чайкина (комиссар И.М. Филиппов)21. Дополнительно был сформирован еще и третий отряд из работников милиции под руководством начальника райотдела НКВД Богданова22. 17 июля 109-й батальон с партизанскими отрядами под общим командованием А.И. Терехова прибыл на соединение с РККА в Лугу. 19 июля они были возвращены обратно для действий в тылу врага. Отряд Терехова в течение 10 дней вел диверсионно-разведывательную деятельность. 29 июля при неудачном нападении на аэродром отряд был рассеян, и связь с ним была утеряна23. Отряд А.А. Чайкина действовал в июле–августе 1941 г. между Стругами и Плюссой, имея базу в болоте Соколий Мох. 3 августа в ответ на действия отряда немцы сожгли д. Страшево24. Милицейский отряд Богданова действовал в северо-западной части района, а отряд Милова — в юго-восточной. Кроме того, на территории Стругокрасненского района осенью 1941 г. действовал партизанский отряд М. Светлова (комиссар С.Ф. Верязов), сформированный из псковских и дновских железнодорожников25. 11 августа в Ленинград из немецкого тыла вышел А. Густяхин с докладом о деятельности подполья. После постановки новых задач он возвратился назад с двумя радистами в начале сентября в составе опергруппы обкома и до своей гибели в январе 1942 г. продолжал руководить подпольной организацией Стругокрасненского района26. 1-й секретарь райкома Г. Ежов был болен, но также участвовал в организации подполья. В составе 5-го партизанского полка он был назначен командовать агитационным взводом. Благодаря личному участию Г. Ежова в поселке было подготовлено три подпольные ячейки, а в районе — шесть патриотических групп. Он организовал плотное взаимодействие подпольных организаций и партизанских формирований. С лесгафтовцами согласовать действия не удалось, за исключением одной группы27

Наиболее результативный Лядский райком ВКП(б) успешно руководил партизанскими отрядами, подпольщиками и разведгруппами, действующими на территории района. Было создано два партизанских отряда, обустроено несколько основных и запасных баз. Партизанами в качестве комиссара руководил 1-й секретарь райкома Г.Ф. Большов. Райком находился в отряде партийного и советского актива района, которым командовал председатель райисполкома А.Н. Забелин. Ядро второго отряда составили бойцы 143-го истребительного батальона. Оба отряда действовали сообща. Первоначально их численность составляла около 100 человек28. Постепенно она увеличилась за счет местных жителей и красноармейцев, попавших в окружение. Опорной базой партизанских отрядов первоначально стало урочище Янцево на севере Лядского района. Со второй половины июля лядские партизаны наладили взаимодействие с 3-м партизанским полком и первые провели на территории Ленинградской области массированные партизанские воздействия по вражеским штабам. 29 июля они совершили успешное нападение на штаб 41-го моторизованного корпуса в Лядах. Они сожгли помещения штаба, больницы, занятые гитлеровцами, атаковали зенитную батарею, прикрывавшую штаб, и уничтожили взвод мотоциклистов. Было взорвано несколько мостов в Лядском районе. Ударам партизан подверглись штабы других частей и соединений, а также ряд гарнизонов вокруг Ляд. После подобных акций немцы перевели гарнизоны на осадное положение, заминировали райцентр и ряд крупных сел. Передвижение вне военных колонн или без конвоев дальше трех километров от Ляд было запрещено. К партизанам Большова присоединилось несколько малых отрядов. Вместе со стругокрасненскими партизанами Чайкина отряды Большова освободили ряд деревень в бассейне реки Черная и восстановили здесь советскую власть, образовав Низкореченский край. Согласованно с лядскими партизанами на границе Лужского, Лядского и Плюсского районов активно действовал крупный Лужский партизанский отряд И.Д. Дмитриева29. Здесь был образован Лужский партизанский край, охвативший и Житковичский сектор Лядского района, установлена регулярная связь с Красной армией на реке Луга. После предательства местных жителей, донесших оккупантам о месте дислокации партизан, в отряде была установлена жесткая дисциплина, скрытность и секретность передвижения. Подпольное движение в Лядском районе было организовано комсомольским райкомом во главе с У. Семеновой. Успешно действовали 11 комсомольских групп30. Действенную помощь комсомольцам оказывали пионеры района. 

Для организации подпольного и партизанского движения в Новосельском районе в конце июля обкомом ВКП(б) был направлен 2-й секретарь райкома А.В. Ковру31. Здесь было сформировано два партизанских отряда. Командиром первого отряда советского и партийного актива района стал заведующий военным отделом райкома Голубев. Он был создан на базе 147-го истребительного батальона и действовал между железнодорожной магистралью и шоссе Псков — Ленинград32. Второй отряд под командованием заврайторготделом Таборского и секретаря райисполкома Косякова в составе 120 человек действовал в северной части района33. Вскоре он взял под свое руководство две группы лесгатофцев и вошел во взаимодействие с 5-м полком. В августе была налажена взаимосвязь Новосельского подпольного райкома и Псковского объединенного партийного комитета34

С конца июля в южном (шоссейном) секторе Плюсского района активно действовал отряд В. Дудина. К нему постепенно присоединились действующие здесь рейдовые ленинградские отряды и группы. С июля по сентябрь отряд произвел ряд нападений на немецкие гарнизоны, в результате которых врагу был нанесен значительный урон в живой силе и технике. 12 августа 1941 г. в тыл противника был заброшен Плюсский партизанский отряд в во главе с Н. Ефремовым, переформированный из истребительного батальона. Плюсские партизаны уничтожили 25 автомобилей, 17 мотоциклов, 3 самолета, около 200 солдат и офицеров противника. На участке Струги–Плюсса 28 июля и 1 августа выводился из строя военный ремонтно-восстановительный поезд. Были взорваны железнодорожный и три автомобильных моста, два железнодорожных перегона, склад с боеприпасами35. Тем не менее, из-за отсутствия заранее подготовленных баз и насыщенности прифронтовой зоны германскими войсками к сентябрю от отряда осталось всего 12 человек36

Кроме местных партизанских отрядов на рассматриваемой территории активно действовали специальные рейдовые формирования фронтового уровня. Эффективно работали группы диверсионного партизанского отряда № 1 Института физкультуры имени Лесгафта (ДПО № 1). Он был сформирован в Ленинграде и утром 30 июня прибыл на станцию Струги Красные, где разделился на 12 групп по 20–30 человек. 6 групп были обеспечены радиосвязью. В Новосельском районе оперировали 3-я и 7-я группы; в Стругокрасненском — 8-я, 9-я и 10-я; в Плюсском — 11-я и 12-я37. Группами были заблаговременно подготовлены опорные базы, и после прохождения германских войск они приступили к активной диверсионно-разведывательной работе. 15 июля 3-я и 7-я группы произвели совместный налет на подразделение вермахта в районе станции Новоселье38. На счету 8-й, 9-й, 10-й групп подрывы железнодорожного полотна, 32 мостов, 16 засад, уничтожение около 40 автомашин, свыше 100 солдат противника. 11-я и 12-я группы вошли в состав Плюсского партизанского отряда Дудина. С 20 июля по 26 сентября в Стругокрасненском районе вместо Псковского действовала и 5-я группа. Группой уничтожено 16 автомашин, 1 броневик, 6 мотоциклов, склад боеприпасов, 87 гитлеровцев, взорвано 17 мостов, из них 4 железнодорожных39. ДПО регулярно вел разведку по основным дорогам и магистралям. Отряд лесгафтовцев под командованием Ю.В. Васильева 31 июля уничтожил крупный мост у д. Цапелька. 23 и 26 августа он атаковал штаб германской части в д. Заборовье. 

В середине июля в юго-западные районы Ленинградской области были направлены еще несколько добровольческих отрядов, сформированных в Ленинграде. Их численность была трех типов: по 8, 25 и 100 человек. Так, малочисленные отряды № 16 и № 17 были направлены в Лядский и Плюсский районы для проведения разведки. 1 августа штабом Северного фронта был утвержден «План действий партизанских отрядов по срыву наступательной операции противника на Кингисеппском и Лужском направлениях». Отряды большей частью не выполнили задачи вследствие неспособности проникнуть за линию фронта, переброски на другие участки, несогласованности, слабой подготовки. Результатом операции было уничтожение нескольких баз горючего и подрыв нескольких мостов40

Используя отсутствие сплошной линии фронта, в тыл врага были внедрены крупные рейдовые формирования — партизанские полки специального назначения. Они были сформированы из ополченцев в Ленинграде 13 июля по указанию К.Е. Ворошилова41. В июле–августе 1941 г. на территории Новосельского и Стругокрасненского районов активно действовал 5-й партизанский полк. Перейдя 20 июля 1941 г. линию фронта у д. Большие Льзи, он разделился на две группы. Главная часть полка (около 430 человек) во главе с командиром капитаном К.Н. Воловичем вышла к западному берегу оз. Радиловского. Командование полка связалось с действовавшим в этом районе подпольем и приступило к акциям на железных дорогах Псков– Луга и Псков–Старая Русса. Отделившаяся группа уполномоченного особого отдела А.С. Ословского была рассеяна юго-восточнее Струг Красных. В конце июля полк Воловича уничтожил три вражеских гарнизона, за что немцы сожгли д. Гавриловку. Всего за период июль–сентябрь 1941 г. в результате деятельности 5-го полка и малых партизанских отрядов было уничтожено до 1000 гитлеровцев и около 50 автомашин, проведено свыше 30 подрывов железнодорожного полотна, разрушались мосты, устраивались минированные завалы. Интенсивные действия партизан привели к тому, что гитлеровцы вынуждены были отвести свои гарнизоны из сел на железнодорожные станции и в населенные пункты, расположенные вдоль основных шоссейных дорог. В лесах и болотах на стыке Стругокрасненского, Карамышевского, Новосельского и Порховского районов был образован Радиловский партизанский край. Здесь была возобновлена работа советских органов, колхозов, школ. Были созданы продовольственные базы42

С 17 июля в Плюсском и Лядском районах активно вел борьбу с противником 3-й партизанский полк под командованием А.Б. Петрова, а затем И. Маковкина. 17–21 июля полк сосредоточился в районе Ляды–Детково–Утичье43. Руководство полка организовало связь с отрядами Лядского, Лужского и Плюсского районов и приступило к проведению активной совместной боевой работы. 

6-е (разведывательно-диверсионное) отделение Особого отдела Ленинградского фронта также участвовало в диверсионной деятельности в тылу противника. В августе группа Н.Н. Магдика уничтожила мост у станции Плюсса. Группа В.С. Чечина и Е.Г. Синицына уничтожила мотодрезину с немецкими саперами, взорвала мост у Лышницы и атаковала автоколонну у Захонье. Группа А.В. Смирнова и К.А. Львова дважды совершала нападения на штабные машины у Захонья, захватывая важные оперативные документы немецкого командования44. Эти группы действовали при помощи Плюсского отряда Дудина. К зиме 1941/1942 г. на территорию Стругокрасненского района была заслана диверсионная группа старшего лейтенанта ГБ А.А. Михайлова. Ею в ноябре была проведена операция по разгрому немецкого штаба в д. Мараморочка Новосельского района45

Развертывание подпольного и партизанского движения на территории рассматриваемых районов было сопряжено с мощным противодействием германской армии. Здесь в июле–августе размещались штабы танковой группы, армии, корпуса, боевые и тыловые части танковых и пехотных дивизий, а позже, на постоянной основе, части 285-й охранной дивизии. В период с 18 июля по 21 августа основной частью, обеспечивающей безопасность немецких тылов, был 322-й пехотный полк с приданной артиллерией, саперами и моторизованной полицией. Его штаб дислоцировался в селе Ляды. В Комарино прибыл штаб 113-го территориального полка, возглавлявшего несколько охранных, территориальных и караульных батальонов, обеспечивающих защиту магистралей от нападений партизан и окруженцев. С 31 августа 1941 г. командование группы армий «Норд» определило линию Гдов–Новоселье–Порхов как разделитель армейской и тыловой сфер ответственности в оккупированном регионе. Новосельский район и Радиловский партизанский край вошли в зону ответственности командующего тыловым районом «Норд». Его основная задача заключалась в обеспечении безопасности линий обеспечения и связи, в охране важных военных объектов. 113-й территориальный полк перешел в Плюссу, а 322-й убыл с наступающими армейскими соединениями. С 20 сентября тыловая сфера ответственности была отодвинута до Луги. Плюсский, Лядский и Стругокрасненский районы оказались в зоне ответственности сектора «Краут» (командира 113-го полка подполковника Краута) 285-й охранной дивизии. Командование сектором и 569-я фельд-комендатура разместились в Луге, а их подразделения — по райцентрам. Так орт-комендатура № 319 отвечала за Ляды, № 331 — за Плюссу, № 309 — за Струги. В распоряжении карателей были 853-й, 941-й, 972-й ландшутцбатальоны. Новосельский (тыловой) район вошел в зону ответственности сектора «Коссмала» (командира 3-го охранного полка подполковника Коссмала) той же дивизии. Командование сектором, 611-я фельд-комендатура и 310-я орт-комендатура находились в Пскове. Однако расширение партизанского движения заставило немецкое командование с сентября разместить в Новоселье 361-ю орт-комендатуру. Действующие подразделения были представлены 619-м резервным полицейским, 620-м самокатным, 706-м караульным батальонами. Кроме того, в распоряжении немецкого командования было множество других вспомогательных подразделений46

Летние успехи советского сопротивления против фронтовых частей противника постепенно отходили в прошлое. Против партизан и подпольщиков вступили в действие специальные силы, имеющие опыт и профессиональную подготовку. Важную роль стала играть целевая антисоветская пропаганда, направленная на раскол советского общества. 14 августа 1941 г. гитлеровцами с помощью местных жителей была выявлена и уничтожена подпольная группа в Лудонях, предоставлявшая важную развединформацию о передвижениях по Киевскому шоссе. В начале сентября 1941 г. командование тылового района «Норд» провело широкомасштабную карательную операцию против Радиловского края, в ходе которой партизаны понесли серьезные потери. По Ленинградской железной дороге и Киевскому шоссе гитлеровцы разместили сильные воинские гарнизоны 285-й охранной дивизии при поддержке бронепоезда. Сначала для партизан все складывалось успешно. Наступление частей 281-й охранной дивизии с юга было задержано в Порховском районе. Но с севера начала наступление 285-я дивизия. 5-й партизанский полк был охвачен врагом сразу с нескольких направлений. Крупные моторизованные подразделения карателей занимали деревни, прочесывали леса, окружали и уничтожали партизанские группы, постепенно сужая партизанский край. 8 сентября отряд СС разгромил штаб полка. К.Н. Волович с несколькими офицерами около часа сдерживали противника, обеспечив отход штаба, радиовзвода и опергруппы полка. 18 сентября в Стругокрасненском районе погиб штаб 6-го батальона. Нападение фашистов на штабы и опорные пункты партизан стало возможным вследствие открытого предательства одного из командиров взводов, перешедшего на сторону противника. 20 сентября командир полка отдал приказ о выходе на «Большую землю». Большинство групп ДПО № 1 также вышли на «Большую землю». Стругокрасненский отряд Милова был рассеян противником, а его командир схвачен и казнен в Павах. Из-за резкого ухудшения здоровья у колхозника Плюсского района был оставлен Ежов. В начале октября 1941 г. он был схвачен фашистами и погиб в концлагере47. Территория Радиловского партизанского края была захвачена врагом. Местные отряды, хорошо знающие местность, хоть и потеряли часть своих бойцов, смогли просочиться в леса севернее магистрали. Здесь они продолжили свою борьбу. 

В октябре 1941 г. 285-я охранная дивизия более крупными силами, отозванными из-под Ленинграда, провела еще одну карательную операцию, на этот раз в Плюсском и Лядском районах, в ходе которой партизаны и подпольщики вновь понесли серьезные потери. Были разгромлены 3-й полк и местные отряды. Новосельский отряд Голубева вместе с подпольным райкомом был уничтожен карателями. Отряд Таборского был рассеян, осталось всего три человека. Отряд Чайкина был разбит, деревни Низкореченского партизанского края сожжены, местные советские работники расстреляны. Часть отряда ушла в Ленинград, а другая перешла к подпольной работе. В октябре был распущен зимовать по домам отряд Богданова. Его бойцы вскоре были выявлены и уничтожены. Одним из первых погиб командир. Небольшая группа партизан, возглавляемая заместителем начальника райотдела НКВД Д.А. Шахтинским, не пошла на легализацию и продолжила борьбу48. На время прекратили активность пострадавшие в боях с карателями Лядские и Плюсский отряды. В декабре у Мараморочки погиб отряд железнодорожников. 

После карательных экспедиций партизанское движение в значительно меньших размерах возродилось зимой 1942 г. за счет диверсионных групп РККА и НКВД. Однако полноценное партизанское движение в регионе достигло уровня 1941 г. только весной 1943 г.


1 Терентьев В.О. Организация отпора немецко-фашистским захватчикам в июне– августе 1941 года (на материалах районов Псковской области). Дисс. … канд. ист. наук / Северо-Западная академия государственной службы. СПб., 2010.

2 Терентьев В.О. Деятельность органов местного управления Порховского района Ленинградской области по организации отпора врагу летом 1941 г. // Власть и общество в России: историческая трансформация и технологии взаимодействия: сборник научных статей. Вып. 3. СПб.: Изд-во СПбГИЭУ, 2010. С. 69–75

3 Терентьев В.О. Типы партизанских формирований Ленинградской области в 1941 году на примере Струго-красненского района // Новая наука: Проблемы и перспективы. Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции (Пермь, 26 марта 2017 г.). № 3 (2). Стерлитамак: АМИ, 2017. С. 124–128.

4 Терентьев В.О. Боевые действия 41-го стрелкового корпуса РККА на Новосельской позиции в июле 1941 года // Научная дискуссия: вопросы социологии, политологии, философии, истории: сб. ст. по материалам LXI Международной научно-практической конференции «Научная дискуссия: вопросы социологии, политологии, философии, истории». № 4 (56). М., Изд. «Интернаука», 2017. С. 18–21.

5 Терентьев В.О. 3-й мотострелковый полк в боях между Псковом и Лугой в июле 1941 года // International Innovation Research: сборник статей VIII Международной научно-практической конференции (27 апреля 2017 г., г. Пенза). Пенза: МЦНС «Наука и Просвещение», 2017. С. 133–137.

6 СССР. Административно-территориальное деление союзных республик на 1 января 1941 года. М., 1941.

7 National Archives and Records Administration. (NARA). T. 315. R. 1883. Р. 496.

8 Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб). Ф. 8671. Оп. 1. Д. 6. Л. 7–11.

9 Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. 1941–1944. Л.: Лениздат, 1973. С. 46.

10 ЦГАИПД СПб. Ф. О-4788. Оп. 1. Д. 45. Прил. 2; Ф. О-116. Оп. 9. Д. 7. Л. 21.

11 Там же. Ф. О-116. Оп. 9. Д. 7. Л. 42.

12 Терентьев В.О. Организация отпора немецко-фашистским захватчикам…

13 ЦГАИПД СПб. Ф. О-116. Оп. 9. Д. 7. Л. 46.

14 Федоров А.И. Руководители Струго-Красненского района. 1927–2017. Биографические очерки. Струги Красные: Издательские решения, 2015.

15 ЦГАИПД СПб. Ф. О-116. Оп. 1. Д. 923. Л. 52; Оп. 9. Д. 7. Л. 42–46.

16 Там же. Ф. О-4788. Оп. 1. Д. 44. Л. 13.

17 Там же. Ф. О-116. Оп. 1. Д. 37. Л. 2.

18 Там же. Ф. 8671. Оп. 1. Д. 6. Л. 10.

19 Там же. Л. 11, 34; Непокоренная земля Псковская. Документы и материалы // Псковская правда. 1964. С. 32–33.

20 ЦГАИПД СПб. Ф. 8671. Оп. 1. Д. 6. Л. 10, 33.

21 Федоров А.И. Книга Памяти погибших на территории Плюсского и Струго-Красненского районов Псковской области. В 2-х т. Т. 1. Струги Красные, 2015. С. 49–50.

22 Петров Г.В. Струги-Красные. Л.: Лениздат, 1988. С. 61–64.

23 ЦГАИПД СПб. Ф. 8671. Оп. 1. Д. 6. Л. 7, 29.

24 Федоров А.И. Книга Памяти… С. 50.

25 ЦГАИПД СПб. Ф. 2408. Оп. 2. Д. 18. Л. 20; Иванова З.П. Псковские железнодорожники // Псков. 1995. № 2. С. 20–30.

26 ЦГАИПД СПб. Ф. О-116. Оп. 9. Д. 7. Л. 46; В тылу врага. Борьба партизан и подпольщиков на оккупированной территории Ленинградской области 1941 г. Л.: Лениздат, 1979. С. 127.

27 ЦГАИПД СПб. Ф. О-116. Оп. 1. Д. 923. Л. 52; Ф. О-4788. Оп. 1. Д. 45. Приложение 3; Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. С. 89.

28 Петров Г.В. Струги-Красные. С. 46.

29 Федоров А.И. Книга Памяти… С. 51–53.

30 ЦГАИПД СПб. Ф. О-116. Оп. 9. Д. 7. Л. 21; Ф. О-4788. Оп. 1. Д. 45. Приложение 2, 3; Псковский край в истории СССР. С. 333, 337.

31 Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. С. 26.

32 ЦГАИПД СПб. Ф. 8671. Оп. 1. Д. 6. Л. 10,33.

33 В тылу врага… С. 85.

34 Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. С. 38.

35 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. В 5 т. Т. 2, кн. 1 (22 июня — 31 августа 1941 г.). М.: Изд-во «Русь», 2000. С. 470– 471.

36 Федоров А.И. Книга Памяти… С. 52.

37 Спецназ России. Энциклопедия. М.: Эксмо, 2007. С. 237–240.

38 В тылу врага… С. 70–77

39 Федоров А.И. Книга Памяти… С. 54.

40 В тылу врага… С. 38.

41 ЦГАИПД СПб. Ф. 414. Оп. 1. Д. 1199; Ф. 2281. Оп. 1. Д. 9.

42 Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. С. 88–95.

43 Федоров А.И. Книга Памяти… С. 57–60.

44 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. В 5 т. Т. 2, кн. 2 (1 сентября — 31 декабря 1941 г.). М.: Изд-во «Русь», 2000. С. 272.

45 Федоров А.И. Книга Памяти… С. 60.

46 NARA. T. 315. R. 1883. Р. 460, 474, 484.

47 Федоров А.И. Книга Памяти… С. 61.; Петров Г.В. Струги-Красные. С. 66–68.

48 Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. С. 98; Петров Г.В. Струги-Красные. С. 65–68.

Возвожно, Вам будет интересно


Комментарии

Написать