en / de

В.Л. Бельтюков, С.Ю. Окунев, П.В. Чернов (Санкт-Петербург) Из истории ракетных войск стратегического назначения


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2019 года

Часть I
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2019
©ВИМАИВиВС, 2019
©Коллектив авторов, 2019

Осуществив в августе 1945 г. атомную бомбардировку японских городов Хиросима и Нагасаки, США показали миру, что не остановятся перед применением ядерного оружия для достижения своих внешнеполитических целей. По сути дела это был первый шаг к «холодной войне». Став за годы Второй мировой войны экономическим и политическим центром западного мира, США воспринимали Советский Союз как главную угрозу «существования западной демократии». В декабре 1945 г. президент США Гарри Трумэн публично заявил: «Русские скоро будут поставлены на свое место, и тогда Соединенные Штаты возьмут на себя руководство движением мира по тому пути, по которому его надо вести». А годом позже на митинге в американском городе Фултоне прозвучала печально известная речь бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля с призывом готовиться к третьей мировой войне — войне против СССР. Эти выступления обнажили суть политики США и Великобритании, породившей агрессивные военные доктрины «массированного возмездия», «гибкого реагирования», «реалистического устрашения». Основная ставка в этих доктринах делалась на нанесение ядерного удара по странам социалистического блока и, в первую очередь, по Советскому Союзу.

В такой военно-политической обстановке Советский Союз был вынужден вести разработки собственного ядерного оружия. В труднейших условиях ликвидации последствий войны с фашизмом и восстановления обескровленного народного хозяйства руководство страны приняло важнейшие постановления об интенсивном развитии отечественного атомного производства и ракетостроения.

В декабре 1946 г. в нашей стране был запущен первый атомный реактор. Меньше чем через год после этого события советское правительство в специальном сообщении объявило, что для нашей страны секрета атомной бомбы не существует. В августе 1949 г. СССР осуществил атомный взрыв. Это означало ликвидацию опасной для мира монополии США в области ядерного оружия. В 1953 г. в Советском Союзе был произведен взрыв одного из видов водородной бомбы. Вооруженные силы СССР получили новый тип оружия, которое еще больше укрепило обороноспособность страны1 .

Одновременно с разработкой ядерного оружия шел процесс создания средств его доставки. В их создании к объектам на территории противника ракетостроение нашей страны шло собственным путем, хотя для изучения опыта немецкого ракетостроения еще в июле 1945 года в Германию была командирована группа ведущих специалистов по ракетам, двигателям, наземному оборудованию, электронике. В составе группы были видные ученые, занимавшиеся проблемами ракетостроения еще до войны: С.П. Королев, В.П. Глушко, В.П. Бармин, А.М. Исаев, Н.А. Пилюгин, М.К. Тихонравов, также в составе группы были известные военные специалисты-ракетчики: А.И. Соколов, В.И. Вознюк, Н.Н. Кузнецов, А.Г. Мрыкин. Коллектив провел большую работу по восстановлению технической документации немецкой ракеты А-4, а также лабораторные и стендовые испытания ее узлов. Для отработки технологии сборки в 1947 году на заводах нашей промышленности была собрана небольшая опытная партия ракет и комплект наземного оборудования2 .

13 мая 1946 г. для осуществления непосредственной подготовки и пусков ракет было начато формирование Государственного центрального полигона Министерства Вооруженных сил СССР (4 ГЦП МО СССР). Местом его дислокации был определен район села Капустин Яр Астраханской области. Начальником полигона был назначен генерал-лейтенант В.И. Вознюк. В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 13 мая 1946 г., которым определились мероприятия по развитию ракетного оружия, было сформировано первое ракетное соединение в составе ВС СССР — бригада особого назначения Резерва Верховного Главнокомандования. Формирование бригады проводилось на базе 92-го гвардейского минометного Гомельского ордена Ленина, Краснознаменного, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого полка, входившего в состав группы Советских войск в Германии. Первым командиром бригады был гвардии генерал-майор артиллерии А.Д. Тверецкий3.

Принципиально новое средство доставки боеприпасов, обладающее неограниченной дальностью, большой скоростью полета и неуязвимостью для средств ПВО — баллистические ракеты, — становилось особенно эффективным лишь при наличии ядерных зарядов, пригодных по своим габаритам и весу для размещения в головных частях. Успешное решение отечественными конструкторами этой задачи способствовало быстрому развитию ракетно-ядерного оружия.

В 1952–1956 гг. был разработан и испытан ракетный комплекс P-5М с проектной дальностью стрельбы 1200 км. Первый пуск ракеты с головной частью, снаряженной ядерным зарядом, был произведен в феврале1956 г., а 21 июня 1956 г. комплекс был принят на вооружение4 . Успешные испытания ракетного комплекса Р-5М с ядерным боевым зарядом и принятие его на вооружение явилось основой дальнейшего развития первых ракетных бригад.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20 мая 1954 г. конструкторским и научно-исследовательским организациям была поставлена задача разработать баллистическую ракету с межконтинентальной дальностью полета, которая могла бы обеспечить поражение стратегических целей в любых условиях обстановки на любых театрах военных действий. Необходимо отметить, что уже в начале 50-х гг. в связи с наметившимся распространением ядерного оружия происходили существенные изменения и в военном искусстве. В частности, проявилась тенденция к возрастанию размаха военных операций, а также к изменению задач, решаемых в них. Все это предъявляло свои требования и к ракетному вооружению. Потребовались ракеты, способные доставлять ядерные заряды на значительно возросшую дальность.

Работая над созданием мощного и надежного отечественного ракетно-ядерного оружия, его создатели внимательно следили за развитием стратегических средств нападения у вероятного противника. В первые послевоенные годы это развитие шло преимущественно по пути использования авиации в качестве средств доставки ядерных зарядов. Тактико-технические характеристики авиационных средств противника позволяли рассчитывать на эффективное противодействие им со стороны противовоздушной обороны нашей страны, вследствие чего имелась возможность при создании первых ракетных комплексов стратегического назначения не исходить из требований военного искусства, а сосредоточиться над «внутренними проблемами» ракетостроения, решение которых вело к совершенствованию создаваемых систем. Все это сказалось на тактико-технических характеристиках комплексов межконтинентальных ракет (МКР) P-7 и Р-7А.

После завершения испытаний первого комплекса с ракетой Р-7 встал вопрос об организации воинских частей, вооруженных этим мощным оружием, способным поражать противника практически в любой точке земного шара. Первым соединением, вооруженным межконтинентальным ракетным комплексом Р-7, была войсковая часть, носившая условное наименование объект «Ангара» (во исполнение Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 11 января 1957 г.). Командиром соединения был назначен полковник М.Г. Григорьев.

Первый пуск МКР Р-7 серийного производства был осуществлен 30 июля 1959 г. А 13 декабря 1959 г. государственная комиссия подписала акт о приемке в эксплуатацию первого в Советском Союзе боевого комплекса МКР, приступившего к несению боевого дежурства по охране и обороне нашей Родины.

Опыт формирования и строительства первого в стране объекта, предназначенного для межконтинентального ракетного комплекса Р-7, был использован при формировании ракетных частей и соединений, вооруженных ракетными комплексами Р-16 и Р-9А.

Одновременно с формированием частей и соединений МКР, которым занимался Штаб реактивных частей, в течение 1956– 1959 гг. в составе ВВС было сформировано более десяти ракетных полков, вооруженных ракетными комплексами средней дальности. Эти части были подчинены заместителю командующего дальней авиацией.

Таким образом, к началу 60-х гг. в составе ВС СССР было соединение (объект «Ангара»), вооруженное межконтинентальными ракетными комплексами, формировались еще несколько соединений МКР и более двух десятков ракетных полков, вооруженных ракетными комплексами средней дальности.

Ракетные соединения и части были подчинены разному командованию, что затрудняло их эффективное использование для решения стоящих задач. Поэтому возникла необходимость в централизованном управлении, едином планировании боевого применения соединений и частей, организации боевой и технической подготовки, а также материально-техническом обеспечении. 17 декабря 1959 г. ЦК КПСС и советское правительство приняли решение о создании нового вида вооруженных сил — Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Главнокомандующим РВСН — заместителем министра обороны СССР был назначен Главный маршал артиллерии М.И. Неделин5 , первым заместителем главнокомандующего — генерал-лейтенант танковых войск В.Ф. Толубко.


В состав РВСН включались инженерные полки и бригады РВГК, подчиненные заместителю министра обороны по специальному вооружению и реактивной технике, ракетные полки и три управления авиационных дивизий из ВВС, а также военно-учебные заведения, научно-исследовательские и испытательные учреждения по ракетной технике, арсеналы ракетного оружия, базы и склады специального вооружения.

В целях обеспечения управления соединениями и частями, вооруженными ракетными комплексами средней дальности, в 1960 г. на базе воздушных армий дальней авиации формируются ракетные армии. Командующими ракетными армиями были назначены генерал-полковник авиации Г.Н. Тупиков и генерал-лейтенант авиации Ф.И. Добыш.

В 1960–1961 гг. все ранее созданные инженерные полки РВГК реорганизуются в ракетные полки, а инженерные бригады — в ракетные дивизии. В 1961 г. стали создаваться отдельные ракетные корпуса и ракетные дивизии МКР. Командирами корпусов были назначены гвардии генерал-майор Д.А. Медведев, генерал-майор авиации Г.П. Карих, генерал-майор артиллерии И.Т. Шмелев и генерал-майор артиллерии П.Т. Губарев6 .

В числе задач первостепенной важности в начале 60-х гг. выдвигалось существенное повышение защищенности боевых ракетных комплексов (БРК). Впервые такая задача была сформулирована в Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании ракетных комплексов подземного базирования для ракет Р-12 («Двина») и Р-14 («Чусовая»)

Ракеты Р-12 и Р-14, доработанные для пусков из шахт, получили шифры Р-12У и Р-14У. Стартовая позиция для ракет Р-12У имела четыре подземные пусковые установки, расположенные по углам прямоугольника размером 80 на 70 м, а для Р-14У — три, расположенные по углам прямоугольного треугольника с катетами 80 и 70 м. 9 января 1964 г. БРК с шахтными пусковыми установками (ОС) были приняты на вооружение7 .

Автоматизация работ при подготовке ракет к пускам, совершенствование тактико-технических характеристик БРК способствовали значительному сокращению численности личного состава полков ОС. Так, например, если на первых БРК Р-7А в расчете на одну пусковую установку приходилось более полутора тысяч человек, то на одну шахтную пусковую установку — не более 30 человек.

К 1970 г. основу боевой мощи РВСН стали составлять соединения ОС, которые входили в состав отдельных ракетных корпусов МКР.

Приказом министра обороны СССР от 19 марта 1970 г. отдельные ракетные корпуса МКР были реорганизованы в ракетные армии. Командующими новыми ракетными армиями были назначены генерал-лейтенанты В.М. Вишенков, И.А. Шевцов, А.И. Холопов, генерал-майор Ю.П. Забегайлов8 .

В последующем вместо первоначально предусмотренных наземных и шахтных пусковых установок с групповым расположением стали разрабатываться рассредоточено располагавшиеся автоматизированные безлюдные шахтные пусковые установки в составе БРК с командным пунктом и системой дистанционного управления и контроля. При создании этих комплексов особое внимание было обращено: на максимальное упрощение стартовых позиций при повышении их боеготовности и надежности, исключение из пускового цикла заправки ракет (ампулизация и длительное хранение заправленных ракет), дистанционный контроль всех основных параметров ракеты и систем в процессе дежурства и подготовки к пуску, обеспечение дистанционного пуска ракет.

В 1975 г. на вооружение РВСН стали поступать ракетные комплексы, вооруженные самоходными пусковыми установками (ПУ). Высокая боеготовность, особенности боевого применения, организации боевого дежурства и эксплуатации новых комплексов потребовали создания принципиально новой организационно-штатной структуры ракетных полков и других частей и подразделений дивизий. Развертывание новых подвижных комплексов осуществлялось на базе снятых с боевого дежурства и  переформированных ракетных полков и дивизий, вооруженных ракетными комплексами Р-12, Р-14 и Р-16У.

Развитие подвижных грунтовых комплексов осуществлялось путем создания и совершенствования комплекса РСД-10 «Пионер» с ракетой средней дальности. К третьему поколению БРК относятся также первые комплексы с подвижными ПУ и твердотопливными МКР «Темп-2С»9 .

В ходе модернизации комплекса РСД-10 повысилась точность попадания и возросла площадь разведения боевых блоков, обеспечивалась возможность рассредоточения подразделений от пусковой установки и проведение пуска ракет с любой точки маршрута боевого патрулирования. Проводились также мероприятия по повышению боеготовности комплекса и увеличению неуязвимости ракет от систем противоракетной обороны. Однако в связи с заключением договора о ликвидации ракет средней дальности в 1988 г. все работы с комплексом «Пионер» были прекращены.

Развитие подвижных грунтовых ракетных комплексов стало осуществляться только применительно к межконтинентальным ракетам.

В декабре 1988 г. на вооружение был принят комплекс РТ-2ПМ «Тополь». Он не имел аналогов в мировом ракетостроении. Автономная пусковая установка комплекса могла обеспечить пуск как по запланированным, так и по внезапно назначенным целям с любой точки маршрута боевого патрулирования. При этом средства установки позволяли по исходным данным самостоятельно рассчитать полетное задание.

Также большое внимание уделялось разработке боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК). Их создание считалось одним из важных направлений повышения живучести стратегических ракетных систем за счет организации боевого дежурства в позиционных районах с развитой железнодорожной сетью методом патрулирования с периодической сменой мест стоянки.

Первая попытка создать такой комплекс с ракетой РТ-23 не увенчалась успехом. При экспериментальной отработке предложенной конструкции были выявлены существенные недостатки, исключавшие возможность принятия комплекса на вооружение. Вместе с тем работа над первым вариантом БЖРК позволила его создателям приобрести опыт, необходимый для успешного решения поставленной задачи.

9 августа 1983 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании теми же коллективами нового БЖРК с ракетой РТ-23 УТТХ «Молодец». Этот комплекс под индексом 15П961 с октября 1987 г. начал ставиться на боевое дежурство10.

В целом во второй половине 80-х гг. у нас в стране было создано несколько различных ракетных комплексов, по основным тактико-техническим характеристикам превосходившим стратегическую ракетную систему США «Минитмен-3М». Однако некоторые из них в этом отношении все еще уступали перспективному американскому комплексу MX.

Достигнутый баланс ядерных сил, технологический и научный паритет в ракетостроении, изменения военно-политической обстановки в конце 80-х гг. позволили по-новому осмыслить и оценить бесперспективность гонки вооружений, пойти на обоюдные сокращения ядерных вооружений. Это был исторический рубеж общественного развития XX в., и роль РВСН в его достижении первостепенная.

Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 1992 г., № 466, были образованы Вооруженные силы Российской Федерации и в их составе Ракетные войска стратегического назначения, первым главнокомандующим которых был назначен генерал-полковник И.Д. Сергеев11.

На пути своего становления российским Ракетным войскам стратегического назначения пришлось пережить сложный этап раздела единых стратегических сил бывшего СССР. В результате его распада группировка РВСН оказалась на территории четырех суверенных государств: России, Белоруссии, Казахстана и Украины. В 1992 г. в Лиссабоне руководителями этих государств и США был подписан протокол к Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). В соответствии с протоколом Белоруссия, Украина и Казахстан стали участниками Договора и одновременно взяли на себя обязательство присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июня 1968 г. как безъядерные державы. Также участники подтвердили право России на единое централизованное управление и контроль за ядерным оружием бывшего СССР12. Таким образом, единственным государством, унаследовавшим ядерный статус от Советского Союза и сохранившим его в соответствии с международными договорами и соглашениями, стала Россия.

1 Ракетным войскам стратегического назначения 40 лет: военно-исторический очерк. СПб.: ВКА им. А.Ф. Можайского, 1999. С. 12.
2 Ивкин В.И. Ракетное наследство фашистской Германии // Военно-исторический журнал. 1997. № 3. С. 31.
3 Свирин С.А., Симановский Р.В., Ушаков В.В. История создания и развития Военно-космических сил Российской Федерации: учебное пособие. СПб.: ВИКА им. А.Ф. Можайского, 1998. С. 7.
4 Ракетным войскам стратегического назначения… С. 15.
5 Военный энциклопедический словарь / Председатель Главной редакционной комиссии Н.В. Огарков. М.: Воениздат, 1983. С. 622.
6 Ракетным войскам стратегического назначения… С. 17.
7 Там же. С. 18.
8 Там же. С. 19.
9 Карпенко А.В. Российское ракетное оружие 1943–1993 гг. Справочник. СПб.: Пика, 1993. С. 8.
10 Ракетным войскам стратегического назначения… С. 21–22.
11 Свирин С.А., Симановский Р.В., Ушаков В.В. Указ. соч. С. 24.
12 Ракетным войскам стратегического назначения… С. 8.


Комментарии

Написать