en / de

Пороховое производство в России 1850–1870-х годах XIX века, Оводков Н.А. (Санкт-Петербург)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научно-практической конференции 14–16 мая 2014 года 

Часть III
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2014
© ВИМАИВиВС, 2014 
© Коллектив авторов, 2014

В МОЕЙ ПРЕДЫДУЩЕЙ СТАТЬЕ1 проводилось исследование сталелитейного и сталествольного производства, главный толчок в развитии которого произошел в начале 1860-х гг., когда были построены такие мощные производственные единицы, как Обуховский и Пермский заводы. Разумеется, опыты над новой ружейной сталью производились и в 1850-х гг., но сталествольное производство стало необходимым после принятия на вооружение 4,2 лин. винтовки Бердана обр. 1868 года. Калибр ствола был уменьшен, соответственно, толщина ствола была также уменьшена. Стволы из железа не проходили испытаний погибом. Пуля была более мелкого калибра, поэтому для большей метательной способности, начальной скорости необходимо было подвергнуть изменению пороховую составляющую патрона. Отсюда следуют и цели настоящей статьи, заключающиеся в исследовании принципа действия пороховых отечественных заводов (испытания, нововведения) в период между Крымской войной 1853–1856 гг. и Русско-турецкой войной 1877–1878 гг. Также необходимо будет выяснить принцип управления заводами, систему их подчинения Военному министерству до и после 1862 г. Данная проблематика актуальна вкупе с изучением отечественного сталествольного, патронного и капсюльного производств. Что-то уже было изучено, что-то лишь предстоит изучить. В сумме должно получиться четкое и глубокое представление о производстве всех важных составляющих ручного огнестрельного оружия в России в 1850–1870 гг.

Начиная говорить о системе подчинения пороховых заводов, необходимо обратиться к самому раннему периоду, а точнее к 1802 г., когда произошла реформа по учреждению в Российской империи системы министерств. Тогда же было образовано Министерство военно-сухопутных сил, в 1812 г. преобразованное в Военное министерство. На протяжении нескольких десятков лет оно претерпевало изменения. 29 марта 1836 г. оно было снова преобразовано и четко структурировано. В его системе мы должны выделить систему департаментов, среди которых был Артиллерийский. Как известно, департаменты делились на отделения. Артиллерийский был, в свою очередь, разделен на 5 отделений. III-е отделение занималось устройством пороховых заводов, заготовлением запасов и веществ к выделке пороха, изготовлением пороха и снабжением войск боевыми патронами, зарядами и учебными припасами, устройством всех парков и лабораторий. До 1862 г. существовал также еще один орган – Военно-Ученый комитет, который был учрежден при Военном министерстве в 1812 г. и занимался рассмотрением сведений по военно-ученой части, проектов и новых изобретений по всем отраслям военных знаний. Комитет находился в ведении Военного министра и разделялся на 3 отделения по роду занятий, среди которых III-е, артиллерийское.

Кроме того, следует помнить еще о главном начальнике всей артиллерии, генерал-фельдцейхмейстере. Этот титул был введен еще Петром Великим в 1699 г. Он, совместно с Военным министерством, управлял артиллерией и всеми предметами, относящимися к снабжению войск и крепостей оружием, артиллерией и огнестрельными припасами. Генерал-фельдцейхмейстер выступал как генеральный инспектор, надзирая за всеми отраслями артиллерийского ведомства, заведуя личным составом артиллерийских чинов.

До 1862 г. количество пороха, которое необходимо было приготовить, определял Военный Совет. Смету из Военного Совета отправляли в Артиллерийский департамент. III-е отделение Артиллерийского департамента распределяло назначенное количество пороха посредством годовых нарядов между тремя пороховыми заводами: Охтинским, Шосткинским и Казанским. Заводы эти управлялись особыми командирами, которые избирались по Высочайше Утвержденному Положению от 26 апреля 1838 г. генерал-фельдцейхмейстером. При командире завода находились 1–2 помощника.

Теперь немного о самих заводах, о датах основания и местоположении. Обращаясь к статье «Пороховые заводы»2, узнаем всю необходимую нам информацию. До Петра Великого весь порох приготовлялся на частных заводах. Пушкарский приказ нанимал особых подрядчиков, которых называли «пороховыми уговорщиками», чтобы они доставляли необходимое количество пороха. Петр, видя это неудобство, основал три казенных завода: Охтинский в 1715 г. (в Санкт-Петербурге, на реке Охте при впадении в нее реки Лубьи), Шосткинский в 1632 г. (в Глуховском уезде Черниговской губернии), Казанский в 1771 г. (в городе Казани). Эти заводы и были основой отечественной пороховой промышленности на протяжении всей истории. Были и другие предприятия, более мелкие, которые либо закрылись еще до того периода, что мы изучаем, либо слились с тремя вышеуказанными. Что касается частных пороховых заводов, то их в Российской империи в 1850–1870-е гг. не было. Последний частный завод Губиных около Москвы был закрыт в 1827 г. Вероятнее всего, это объясняется тем, что работа на частных предприятиях рассчитана на получение прибыли частным лицом, там мало заботятся о пробе пороха и редко занимаются улучшением его производства. Так обстоят дела в России, Франции, Германии. «В Англии все по-другому – там лишь частные заводы, где порох приготовляется, а затем сравнивается с порохом образцового казенного завода Вальсамского (Walfham Abbey)»3. В Российской империи частные пороховые заводы появятся позже, после Русско-турецкой войны 1877–1878 гг.: Шлиссельбургский (Русского
общества для выделки и продажи пороха), завод Винера в Санкт-Петербургской губернии около станции Саблино Николаевской ж.д., завод Турпа в Финляндии.

Об изучаемом нами периоде в истории отечественного производства пороха известно мало, что вызывает удивление: ведь сначала произошла смена с 7 лин. калибра на 6 лин., затем с 6 лин. – на 4,2 лин. Однако, в основном, интерес к пороходелию обозначен в отношении более позднего периода, связанного с 1886 г., когда во Франции появился новый бездымный порох. Именно тогда во Франции было принято на вооружение 8 мм (3,1 лин.) ружье Лебеля с магазином в 8 патронов. Нам известно, что обязательное условие при уменьшении калибра – более мощный заряд, ведь вес пули, в конкретном случае, упал с 25 до 14 г. Это означало, что начальная скорость должна была подняться и поднялась с 430 до 610 м/с. Нечаев писал в своем докладе «О старом и новом порохе»: «Как известно, живая сила снаряда пропорциональна массе его и квадрату скорости; уменьшая массу, естественно было озаботиться увеличением начальной скорости, а для этого достигнуть увеличения метательной силы пороха. Черный порох не мог дать желаемого увеличения скорости; предстояло применить к военному оружию те взрывчатые вещества, которые были уже известны технике вообще. Пироксилин и нитроглицерин и др. Вскоре представилась и вторая задача, решение которой оказалось крайней необходимостью: по мере возрастания скорости при употреблении магазинных ружей становилось желательным получение пороха, не дающего дыма»4.

В составе пороха присутствует три основных компонента: «…селитра, сера и уголь. Из этих материалов селитра покупается по распоряжению Артиллерийского Департамента от частных заводов, в Малороссии находящихся, которые поставляют ее в Шостенский пороховой завод, а оттуда развозится она в прочие заводы; сера приобретается от частных лиц подрядами с торгов, из привозимой из-за границы для заводов Охтинского и Казанского в С.-Петербурге, для Шостенского же в Одессе и иногда в Санкт-Петербурге; уголь заготовляют пороховые заводы собственными средствами»5. Уже в первой половине XIX в. можно наблюдать вполне нормальное положение отечественной промышленности в отношении пороховых компонентов – они добываются на нашей территории, лишь иногда что-то привозится из-за границы.

Необходимо отметить, что уголь, разумеется, добывают также на своей территории. Он пережигался из ольхи. Что касается Охтинского и Шосткинского заводов, то они имели свои собственные леса, где ольха произрастала. Добытое дерево пережигали в специальных печах. Казанский завод получал материалы из лесов, которые находились в ведомстве Министерства государственных имуществ.

Что касается серы, то ее закупали в неочищенном виде. Для ее переработки Охтинский и Казанский заводы имели специальные заведения. На Казанский завод уже очищенная сера доставлялась с Охтинского завода.

Если рассмотреть важные процессы в истории производства пороха, то надо обратить внимание на способы его выделки. На момент 1 мая 1837 г. порох выделывался двумя способами: «…первый способ – сера и уголь растираются под медными бегунами (большими цилиндрами) на лежнях из того же металла, каждый материал особо, до того пока они не обратятся в мельчайший порошок, потом их просеивают и, прибавя определенное количество селитры, весь состав смачивают и стирают опять под бегунами, до совершенного соединения… Второй способ приготовления заключается в том, что сера вместе с углем смешивается и смельчивается в бочках, приводимых в круговращательное движение, в Охтинском и Шостенском заводах вододействующими машинами, а в Казанском силою лошадей; после сего к смешанным углю и сере прибавляется селитра и весь состав смешивается руками, смачивается и растирается под бегунами»6. Первый способ, как отмечено в СВП на 1837 г., должен быть отменен. По второму способу, после того, как порох разотрут на бегунной фабрике, он сдавливается в лепешки ручным прессом и продавливается сквозь сито. После этого
порох предстает в виде зерен.

Пороховые работы, как в первой, так и во второй половине XIX в., начинались в апреле и заканчивались в октябре–ноябре. Что касается временных ограничений, то они также действовали в отношении заготовления ольхи. Ольха вырубалась в одно только время года, не ранее 1 мая и не позже 15 июля, когда дерево находилось в соку.

Что касается каких-либо мер по улучшению пороха, то они, разумеется, были не столь капитальны, как в случае с введением сталествольного производства, однако таковые имелись. Например, в 1857 г. к рассмотрению вопроса «О мерах к улучшению пороха» приступили в Артиллерийском отделении Военно-Ученого комитета.

Известный ученый П.М. Лукьянов в своем труде «История химических промыслов и химической промышленности России» упомянул о серии испытаний отечественного пороха в конце 1850-х гг.: «…решено было подвергнуть сравнению русский порох с английским, швейцарским, прусским, баварским и виттенбергским. В этих целях было предписано доставить из каждой страны по 10 кг винтовочного пороха. Удалось получить порох английский, швейцарский, виттенбергский и баварский. Данные о результатах этих испытаний мы, к сожалению, не обнаружили»7. Подобные сравнительные испытания были проведены и в конце 1870-х гг. Что касается места испытаний, то они всегда проводились пробной мортиркой на самих заводах, за исключением периода с 11 июня 1868 по 4 января 1872 г., когда порох для испытания отправляли в Санкт-Петербург: «Имея в виду, что подобная перевозка, для сравнительного испытания, пороха из Шостенского и Казанского пороховых заводов в таковой же Охтенский сопряжена с большими неудобствами, признано ныне возможным заменить означенное сравнительное испытание поверочным испытанием пороха, приготовляемого на всех наших пороховых заводах, производя это испытание на самих заводах, во время инспекторского осмотра оных инспектором пороховых заводов»8. В 1850–1870-х гг. не только в России происходили различные испытания пороха, но и за границей. Например, в 1862 г. в Берлине, а в 1863 г. во Франции, а затем и в США испытывался новый порох прусского артиллерийского капитана Шульце; при этом выявлено некое преимущество над старым порохом, особенно в применении в нарезном оружии: «…при сгорании пороха не остается никаких остатков… количество газов, образующихся при сгорании нового химического пороха, несравненно меньше, чем при сгорании старого»9. К этому можно добавить и опыты над новым «нитроглицериновым порохом» инженера Нобеля из Стокгольма. Причем этот порох получил признание во многих странах. Также необходимо упомянуть об опытах генерал-лейтенанта Константинова, который старался добавить в порох некий процент стеариновой кислоты и рафинированного сахара, чтобы снизить процент остатка пороха, который оседал на стволах, а также чтобы снизить опасность самого пороха в использовании. В 1865 г. он провел испытания на Охтинском пороховом заводе, которые показали, что движется он в правильном направлении.

Что касается военных периодов в истории пороховых заводов, то здесь сразу необходимо говорить о повышенных расходах и увеличенных нарядах: «На 1849 год Казанскому заводу был оставлен еще нормальный наряд в размере 20 000 пудов, с следующего же затем года наряды начали увеличиваться»10.1850 г. – наряд в 22 000 пудов, 1853 г. – наряд в 25 000 пудов. Для увеличения количества работ завод был модернизирован, что-то достроено, что-то перестроено. И в 1854 г. инспектор пороховых заводов предписал работать безостановочно в воскресенье, праздничные и табельные дни, и работы закончились лишь при наступлении сильных морозов. Итогом оказалось прекращение работы в конце ноября, и завод предоставил 42 758 пудов пороха. В 1855 г. вновь после модернизации завода дан был наряд в 82 000 пудов пороха; он был почти выполнен (81 079 пудов). Наряд в 1858 г. был дан в размере 85 000 пудов пороха, но война закончилась, и в половине наряда необходимость отпала. При увеличении нарядов в период войны возросли и вклады государства в завод: «…в 1851 г. – 50 422 р., … 1855 г. – 99 727 р.»11. Нам уже известно, что по окончании Крымской войны был проведен широкий комплекс преобразований по военной части. Уже в 1857–1859 гг. было дано указание по введению полировки пороха и постройки для этого специальных полировательных фабрик. Ближе к лету 1857 г. генерал-фельдцейхмейстер Михаил Николаевич предложил Артиллерийскому отделению Военно-Ученого комитета рассмотреть вопрос «о мерах к улучшению достоинства нашего военного пороха». Артиллерийское отделение изложило свой ответ в особом журнале от 9 июля 1857 г. за № 158. Постановлено было следующее: не изменять способ фабрикации, подвергать ежегодно испытаниям, устранять как можно больше ручную работу. Эти меры также включали в себя закупку необходимой техники: ружейного маятника, ствола 6-лин. винтовки с прибором Родмана (для определения давления пороховых газов на стены ружья).

В 1862 г. на замену Артиллерийскому департаменту и Штабу генерал-фельдцейхмейстера было образовано Главное артиллерийское управление (ГАУ), которое входило в состав Военного министерства. Должность генерал-фельдцейхмейстера была сохранена, он руководил ГАУ, заведовал российской артиллерией. Если должность генерал-фельдцейхмейстера занимал член императорской фамилии, то к нему назначался товарищ, который также заменял его в случае болезни либо отсутствия. В свою очередь, в помощь товарищу назначались два генерала в должности «помощники начальника ГАУ». Военно-Ученый комитет был упразднен. В систему ГАУ входили также 8 отделений: инспекторское, военно-судное, искусственное, арсенальное, пороховое и парковое, оружейное, крепостное, счетное. Отделения управлялись вице-директорами. 2-й вице-директор управлял искусственным, арсенальным, пороховым, парковым, оружейным отделениями. Пороховое отделение занималось устройством и содержанием пороховых заводов, приготовлением пороха, заготовлением и составлением запасов материалов для выделки пороха, устройством лабораторий, ракетного и капсюльного заведений, заготовлением и содержанием запасов пороха и свинца, снабжением войск, боевыми патронами, продажей пороха, ракет, капсюлей.

19 февраля 1861 г. было утверждено новое положение о потребностях на выделку пороха, по примеру иностранных государств были введены два вида военного пороха: артиллерийский и мушкетный. Стоит уточнить, что введены они были вместо четырех существовавших сортов: «…пушечного, крупного мушкетного, мелкого мушкетного и винтовочного… пушечный порох назначался для пушек, крупный мушкетный порох – для каморных орудий, мелкий мушкетный – для гладкоствольных ружей, винтовочный – для винтовок»12. От 15 января 1862 г. в Своде военных постановлений указано, что в России приготовляются два сорта военного пороха. Из остающегося после зернения пороха – еще два сорта охотничьего пороха для продажи. Чуть позже, от 29 января, указано, что в числе годового наряда пороха изготовляется особый образцовый порох (для испытаний и проб). Он имеет нормальную плотность и является удовлетворительным по баллистическим и другим пробам. Количество выделки этого пороха определяется по соображению ГАУ. По Высочайше утвержденному положению Военного Совета от 29 января 1862 г. проба обыкновенного пороха должна производиться из пробной мортирки. Сначала – три выстрела образцовым порохом, одного сорта с пробуемым, потом девять выстрелов обыкновенным порохом. Кроме упомянутых видов пороха, на заводах приготовлялся еще один сорт – призматический, о котором упомянуто в Уведомлении от ГАУ инспектору пороховых заводов от 26 мая 1861 г., о том, сколько пороха и какого сорта необходимо предоставить13.

Также отдельной историей является система отправки наряда заводам. Этому предшествовало исчисление всех необходимых потребностей заводу. Эти потребности и их оплату брало на себя ГАУ. Как пример, можно привести «Просьбу инспектору пороховых заводов» от 1866 г.14, в которой четко было указано, что заводы должны предоставить список всего необходимого для выполнения наряда в будущем 1867 г. К этому необходимо было предоставить информацию о всех остальных необходимых суммах на исправление, ремонт и строительство. В этом же деле (Архив ВИМАИВиВС. Ф. 6. Оп. 24/1. Д. 659) присутствует огромный список всего, что требовалось от заводов, и суммы, которые необходимо было потратить на это: от устройства коннодействующих фабрик для раздробления серы и угля до деревянной посуды и кожаных фартуков.

Подведя итоги этому небольшому исследованию деятельности пороховых заводов в 1850–1870 гг., можно сказать, что написанное выше является лишь частью всего того, что еще предстоит изучить по данной теме. Нами были установлены такие важные вещи, как система подчинения пороховых заводов военному ведомству до и после 1862 г., порядок получения нарядов заводами от государства. Нами были изучены некоторые этапы модернизации отечественного пороходелия и связь пороховых заводов с периодами военных действий в истории государства. Однако многое еще предстоит изучить.  


1 Оводков Н.А. Новые требования к производству ручного огнестрельного оружия в 50–70-е годы XIX века в России. Сталествольное производство //Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Четвертой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2013 года. Часть III. СПб.: ВИМАИВиВС, 2013.

2 Пороховые заводы // Военно-энциклопедический лексикон, издаваемый обществом военных и литераторов и посвященный е. и. в. Александру Николаевичу. 2-е изд. СПб., 1856. Т. 10. С. 499–519.

3 Там же.

4 О старом и новом порохе: доклад, прочитанный в Московском Отделении Императорского Русского Технического Общества Нечаевым, 1892. С. 7.

5 Свод Военных Постановлений: Образование военных учреждений. Ч. 1. Кн. 4. Гл. 2, СПб., 1838. С. 97.

6 Там же. С. 98.

7 Лукьянов П.М. История химических промыслов и химической промышленности России до конца XIX века. М.: изд-во Академии Наук СССР, 1961. Т. 5. С. 620.

8 Приказ по артиллерии от 4 января 1872 года № 2 // Оружейный сборник, № 2. СПб., 1872. С. 21.

9 Квист А. Новый порох капитана Шульце // Инженерный журнал, № 5. СПб., 1864. С. 131–132.

10 Глинский. 100 лет Казанского порохового завода: Историческая записка. СПб., 1888. С. 54.

11 Там же. С. 60.

12 Там же. С. 68.

13 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 6. Оп. 24/1. Д. 659. Л. 5.

14 Там же.    

Возможно, Вам будет интересно


Комментарии

Написать