en / de

Николя-Ноэль Бутэ – оружейник императора, Палтусова И.Н. (Москва)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Третьей Международной научно-практической конференции 16–18 мая 2012 года 

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2012
© ВИМАИВиВС, 2012 
© Коллектив авторов, 2012

КОНЕЦ XVIII в. во Франции ознаменовался глубокими социальными переменами. Летом 1789 г. во Франции разразилась революция. 21 сентября 1792 г. Национальный Учредительный Конвент упразднил монархию, а на следующий день провозгласил Францию республикой. Кардинальная трансформация политической и социальной системы Франции серьезно сказалась на состоянии и уровне жизни всей страны. Кризис не обошел стороной и Версаль, который с первых дней своего основания был тесно связан с королевским двором и в значительной степени находился в экономической зависимости от него. Большинство жителей города работали на королевский двор и обслуживали его, выполняя разнообразные и многочисленные заказы, связанные с его бытом и жизнедеятельностью. Революционные события 1792 г. резко изменили условия существования версальцев, лишили их традиционных средств жизни. Выход из сложившейся ситуации власти города видели в создании новых источников экономического развития. Учитывая, что экономическая жизнь страны активно перестраивалась на военные нужды, мэр Версаля Жан-Жак Юве и члены Генерального Совета Коммуны решили создать в городе новую оружейную мастерскую. В своих действиях они руководствовались Vи VI статьями закона от 23 августа 1793 г., которые предоставляли населению страны право открывать оружейные мастерские. В соответствии с действующим регламентом в Версаль были командированы из столицы два депутата Конвента Шарль Делакруа и Жозеф Мюссе для выбора помещения для оружейной мастерской. Выбор пал на комплекс зданий Гран Коммен, располагавшийся в южном крыле Версальского дворца. По мнению Делакруа и Мюссе, «здания Гран Коммен содержат все, что только может быть нужно для оружейной мастерской и ее устройство не потребует разорительных трат»1. На пост инспектора по надзору за работой мастерской Делакруа и Мюссе предложили кандидатуру Николя-Ноэля Бутэ, который имел репутацию талантливого оружейника и пользовался авторитетом среди специалистов оружейного дела (рис. 1). 


Рис. 1. Николя-Ноэль Бутэ (1761–1833). Иллюстрация из увража Bottet M. La Manufacture de armes de Versailles. Paris. 1903

Николя Бутэ родился 31 августа 1761 г. в Версале в семье Ноэля Бутэ и Анжелики-Франсуаз Леруа. Он был первенцем в многодетной семье Бутэ. Крестили Николя в церкви Cв. Луи. Отец Николя, как и его дед Дени Бутэ, был оружейным мастером. Из сохранившихся документов известно, что Ноэль Бутэ изготавливал оружие для королевской легкой кавалерии. По традиции Николя Бутэ унаследовал профессию отца. 13 октября 1789 г. Николя Бутэ обвенчался с Мари&Луиз&Эмили Десэнт, уроженкой Версаля. Ее отец – Пьер Десэнт был королевским оружейником. Он по достоинству оценил талант и мастерство своего зятя, завещав ему, согласно условиям брачного контракта, должность королевского оружейника2.

Несмотря на рекомендации депутатов Конвента, кандидатура Бутэ на пост инспектора Версальской оружейной мастерской вызвала споры в Генеральном Совете местной Коммуны. Прокурор-синдик Генерального Совета заявил, что «гражданин Бутэ вызывает у городского управления слишком мало доверия»3. Дело в том, что Бутэ в это время занимался ремонтом и реставрацией оружия, реквизированного новыми властями в ходе обысков у городских домовладельцев. И не исключено, что по инициативе «доброжелателей» из числа пострадавших в результате реквизиции или, может быть, конкурентов Бутэ попал в список неблагонадежных лиц, «подлежащих разоружению». После долгих переговоров и под давлением Делакруа и Мюссе Дирекция департамента Сена-и-Уаза 30 сентября 1793 г. утвердила кандидатуру Бутэ на должность инспектора по надзору за работами в мастерской. И тем не менее, незадолго до открытия мастерской Бутэ арестовали и депортировали в Париж. Подробности его ареста не известны. Возможно, его «благонадежность» все еще вызывала сомнения в определенных кругах. Открытие Версальской оружейной мастерской, состоявшееся 7 октября 1793 г., проходило без участия Бутэ. Торжественная церемония открытия полностью отвечала духу революционного времени. Все участники церемонии были в знаменитых фригийских колпаках, ставших символом революции и свободы.

Пока опальный оружейник находился под арестом, депутаты Делакруа и Мюссе и общество «Друзья Свободы и Равенства» вели активную борьбу за его освобождение. Их усилия оказались не напрасными. 26 ноября 1793 г. суд вынес оправдательный приговор Бутэ, а Городская ассамблея постановила выдать ему «сертификат о патриотизме».

13 плювиоза II года Республики (1 февраля 1794 г.) Комитет общественного спасения принял постановление об объединении оружейных мастерских Парижа и Версаля и подчинении их единому управлению. Объединенная мастерская получила название «Национальная оружейная мануфактура Версаля». Первые месяцы после открытия Мануфактура занималась ремонтом конфискованного оружия. Но уже 1 вандемьера III года Республики (22 сентября 1794 г.) предприятие приступило к выпуску нового вида огнестрельного оружия – карабинов. Это произошло после того, как Комитет общественного спасения пришел к заключению, что карабины, находящиеся на вооружении сторонников старого режима, – это оружие, дающее преимущество врагам Республики, и распорядился снабдить ими защитников Отечества. Производство карабинов поручили Версальской мануфактуре. В связи с возложенной на нее ответственной миссией ей дали даже новое название «Версальская мануфактура карабинов». Соответственно на ее документах и официальных бумагах появился новый герб: два скрещенных карабина и пика, увенчанные фригийским колпаком4.

Наряду с производством строевого оружия Бутэ создал при Мануфактуре специальное «Отделение художественного оружия»,  предназначенное для изготовления парадного и подарочного оружия для государственных деятелей, военачальников, почетных гостей и дипломатов. Создание художественного оружия требовало притока новых творческих сил и прежде всего мастеров, которые могли воплощать новые идеи и замыслы. Благодаря авторитету и организаторским способностям Бутэ сумел привлечь к работе на Мануфактуре лучших оружейников, художников, граверов, ювелиров.

Для реализации возложенной на Мануфактуру задачи Комитет общественного спасения опубликовал в 1794 г. обращение, в котором «оружейные мастера, механики, часовщики, ножовщики, по шесть человек от каждого департамента, призывались на работу в оружейную мануфактуру Версаля»5. На призыв Комитета откликнулись сотни специалистов из Версаля, Парижа, Мобежа и других городов Франции, а также из Льежа. В считанные дни они собрались в Гран Коммен и приступили к работе. Среди них оказались не только представители перечисленных в обращении профессий, но также кузнецы, литейщики, граверы и ювелиры.

14 фрюктидора VIII года (1 сентября 1800 г.) Бутэ получил концессию на владение Мануфактурой сроком на 18 лет. Согласно условиям контракта, подписанного Первым консулом Франции Наполеоном Бонапартом, Бутэ брал на себя финансовую ответственность за предприятие и отказывался от получения в будущем правительственных кредитов. Кроме того, Бутэ был обязан также информировать Министерство иностранных дел о количестве произведенного люксового оружия и по первому требованию предоставлять его в распоряжение министерства.

Чтобы привлечь к работе на Версальской мануфактуре высококлассных специалистов и стимулировать их работу, Бутэ ввел для них более высокую оплату труда, чем она была у их парижских коллег. В 1801 г. Бутэ добился для работников Версальской мануфактуры освобождения от службы в Национальной гвардии. Выгодные условия труда способствовали притоку к работе на Мануфактуре квалифицированных кадров. Думая о перспективах развития оружейного дела, администрация Мануфактуры приняла на стажировку 30 учеников, которые должны были продолжать традиции лучших мастеров французской оружейной школы. Бутэ установил тесные производственные контакты с Льежской оружейной мануфактурой, где работали одни из лучших в Европе оружейники. С 17 ноября 1803 г. Льежская мануфактура начала производить огнестрельное оружие по заказу Бутэ.

18 мая 1804 г. французский Сенат провозгласил Наполеона императором, и в день его коронации 2 декабря 1804 г. Версальская мануфактура получила новое название «Императорская оружейная мануфактура»6.

Период 1799–1814 гг. оказался для Бутэ исключительно плодотворным в творческом отношении. Именно в это время полностью раскрылся его художественный талант и были созданы лучшие его работы. Вместе с тем Бутэ умело сочетал дар художника с активной деятельностью в качестве главы Мануфактуры, за что получил необычное для оружейника звание «Бутэ, директор-художник мануфактуры в Версале». Это уникальный случай за всю историю оружейного производства.

После вступления союзнических войск в Париж в 1814 г. Версальская мануфактура была разграблена и разорена прусскими войсками. Второй раз мануфактура оказалась в руках мародеров в июле 1815 г.

2 июля 1815 г. Наполеон навсегда покинул столицу Франции. Судьба Бутэ, сделавшего карьеру при императоре, резко изменилась. Он был отстранен от управления «Отделением художественного оружия» и ему пришлось покинуть Версаль. Бутэ переехал на постоянное жительство в Париж по адресу: улица Фий-Сан-Тома, дом № 23. Несмотря на то, что ему удалось сохранить свой магазин на улице Ришелье в доме № 87, он испытывал значительные материальные трудности, связанные с попытками продлить жизнь Версальской мануфактуры. В 1816 г. Бутэ занял 16 000 франков под залог двух своих домов: особняка д’Эквилль на улице Резервуар в Версале и особняка Ноай в Вуазене. Деньги нужны были Бутэ для погашения накопившихся долгов. Но спасти свое детище ему не удалось. 22 сентября 1818 г. Версальская оружейная мануфактура, в цехах которой за 18 лет ее существования было произведено 145 659 единиц оружия, была закрыта.

Тем не менее Бутэ не терял надежды на восстановление деятельности Мануфактуры и предпринимал практические шаги для ее возрождения. Он продал свой особняк Ноай за 70 000 франков, занял еще 5000 франков и попытался наладить работу Мануфактуры. Более того, стремясь реализовать свои планы, Бутэ старался заинтересовать своим проектом влиятельных лиц. Он заручился поддержкой генерала Клода Пьера Пажоля, префекта департамента Сена-и-Уаза Жозефа Обернона и мэра Версаля Жоржа Клосса. Два предпринимателя Эсс и Дюка согласились профинансировать работу по восстановлению Мануфактуры, надеясь, что правительство предоставит им необходимые здания. Однако инициативы Бутэ не встречали поддержку в высших эшелонах власти. Пытаясь пробудить интерес к своему проекту во властных структурах, Бутэ составил памятную записку «Об учреждении оружейной мануфактуры в Версале без денежных вложений со стороны Правительства и о необходимости подобного учреждения» и отправил ее в Комитет по артиллерии. Рассмотрев просьбу Бутэ, Комитет высказался против его проекта7.

Спустя два года, 12 октября 1833 г., знаменитый французский оружейник скончался в Париже.

Творческое наследие Бутэ в собрании ГИМ представлено 20 образцами огнестрельного и холодного оружия. Большинство из этих памятников было собрано частными коллекционерами А.А. Катуар де Бионкуром, П.И. Щукиным, В.С. Турнером и преподнесено в дар музею в начале XX в. Несколько памятников поступили из Военно-исторического музея в 1927 г.

По типологии огнестрельное оружие Бутэ, хранящееся в ГИМ, можно разделить на три группы: охотничье, строевое и дуэльное. Охотничье оружие представлено 4 гладкоствольными шомпольными кремневыми ружьями, парадным охотничьим кремневым штуцером и охотничьим кремневым карабином; строевое оружие – кремневым ружьем образца 1777 г., кремневым мушкетоном, 2 парами гвардейских кремневых пистолетов и 1 капсюльным строевым пистолетом; дуэльное оружие – 2 подарочными гарнитурами с кремневыми пистолетами.

Говоря об охотничьем оружии, следует отметить, что Бутэ, несмотря на появление в конце XVIII в. казнозарядного кремневого охотничьего оружия, отдавал предпочтение дульнозарядным ружьям. Эти ружья выпускались одноствольными и двуствольными. Стволы охотничьих ружей имели круглую форму, либо граненую. Калибр стволов варьировался от 14 до 16 мм. Каналы стволов ружей были гладкими и нарезными. Одним из новшеств, примененных мастером в нарезном оружии с целью повышения точности стрельбы, стало увеличение числа нарезов. Прекрасным образцом нарезного охотничьего оружия является штуцер с перевертными нарезными стволами из собрания А.А. Катуар де Бионкура (рис. 2). Верхний ствол штуцера имеет 16 нарезов, а нижний – 32 (ГИМ 47665/151 ор.). В подавляющем большинстве люксовых ружей число нарезов варьировалось от 30 до 60. 


Рис. 2. Штуцер охотничий двуствольный с кремневыми замками. Франция, Версальская оружейная мануфактура, начало 1800-х гг. Мастер Н.-Н. Бутэ. ГИМ. Инв. № 47665/151 ор. 

Для украшения стволов Буте использовал различные виды воронения. Стволы ружей покрывались черным, темно-синим, темно-коричневым и серо-матовым воронением. Именно цветовая градация вороненой поверхности стала фирменным знаком Бутэ. Вороненая поверхность стволов прекрасно сочеталась с позолотой. Казенные части стволов и дульный срез покрывались золотой насечкой. В наиболее дорогих изделиях стволы украшались сложными орнаментальными композициями, состоящими из декоративных растений, разнообразных розеток и звезд.

В технике золотой инкрустации выполнялись автографы на стволах. Обычно Бутэ подписывал свои произведения прописными буквами – Boutet а Versailles. На протяжении своей долгой творческой деятельности Бутэ использовал разные клейма, которые позволяют не только атрибутировать памятники, но и судить об основных этапах его профессиональной карьеры. Личное клеймо в виде монограммы «NВ» в восьмиграннике Бутэ ставил в 1800–1810 гг. Как правило, это клеймо выбивалось дважды на казенной части ствола. Еще одно клеймо мастера – «Вoutet» в восьмиграннике, выполненное в технике золотой насечки, также выбивалось на казенной части ствола. Это клеймо стоит на памятниках, датированных 1805–1814 гг. С февраля 1794 по декабрь 1804 гг. на стволах и замках ружей и пистолетов гравировалась надпись   «Manufnatle а Versailles» или «Manufre а Versailles». В 1804 г., когда Версальская мануфактура получила новое официальное название – «Императорская оружейная мануфактура», на ее продукции появилась новая надпись – «Boutet а Versailles, Manufacture Imperle а Versailles».

Как уже упоминалось, Бутэ был удостоен исключительного для оружейника звания «директор&художник». Лучшие его работы подписаны «Вoutet Directeur Artiste», «Bоutet Directeur Artiste, Manufacture а Versailles» («Бутэ, директор&художник, Мануфактура в Версале»). По мнению исследователя Тейлора, памятники с такой подписью следует датировать периодом консульства (1799–1804)8. Однако в собрании ГИМ хранится пара офицерских пистолетов из коллекции А.А. Катуар де Бионкура с датой 1809 г. Дата выбита на казенных частях стволов (изнутри), а также стоит серийный номер – № 1140 (ГИМ 47665/153 ор.). Видимо, надпись «Вoutet Directeur Artiste» на своих изделиях Бутэ сохранял и в периодИмперии.

С 1804 по 1816 гг. Бутэ работал вместе со своим сыном Пьером-Николя Бутэ. Поэтому на некоторых изделиях этого периода можно встретить надпись «Boutet et filsа Versailles» (ГИМ 82035/ор.). Во время Реставрации Буте ставил на своих работах автограф «Arquebusier ordinaire du Roietdes Princes» («Оружейник короля и принцев»).

Большинство ружей и пистолетов Бутэ оснащены кремнево-ударными замками французского типа. Бутэ уделял большое внимание доводке отдельных деталей и узлов кремнево-ударного замка. В частности, он внедрил ряд технических новинок, которые в значительной степени повысили надежность кремневого замка. Так, например, он установил серьгу между концом пера боевой пружины и лодыжкой для уменьшения трения между деталями и оснастил огниво роликовым подшипником, что уменьшало трение при ударе огнива. Отличительная черта всех замков Бутэ – безукоризненная и тщательная отделка всех деталей замка. В своих изделиях Бутэ использовал два типа курков: один – в форме «лебединой шеи», другой – в форме «петушиной шпоры». Первый тип курка имел сильно изогнутую форму и был популярен на пистолетах и ружьях до 1806 г. В 1805 г. появились курки в форме «петушиной шпоры». Они отличались большей прочностью. Затравочные полки ружей и пистолетов были бронзовыми и покрыты позолотой. Замки изготавливались из полированной стали и часто украшались гравированными изображениями собак, лошадей, грифонов, драконов, обезьян, дикобразов, медведей и львов.

Бутэ жил и творил в эпоху ампира. Стиль «ампир» или «империи» был призван прославлять величие Франции, пытавшейся установить господство над всей Европой, и возвышать императора Наполеона. Бутэ стал самым ярким выразителем этого стиля в оружейном искусстве Франции. Художественный вкус Бутэ формировался под влиянием творчества, а точнее, орнаментальных мотивов и художественных композиций двух придворных архитекторов Ш. Персье и П.-Ф.-Л. Фонтена. Сюжеты их рисунков были навеяны образцами античного искусства, которые были обнаружены при раскопках Геркуланума и Помпеи. Работавшие многие годы совместно, Персье и Фонтен познакомились в 1786 г. во время учебы во Французской академии в Риме. По возвращении в Париж в начале 1790-х гг. они занялись проектированием высокохудожественных предметов декоративно&прикладного искусства и интерьеров, заняв вскоре в этой области ведущее положение благодаря многочисленным заказам Бонапарта.

На художественный вкус Бутэ оказал также большое влияние художник-гравер, историк искусств, ученый-путешественник, участник египетских походов Наполеона, коллекционер, писатель и дипломат – Доминик-Виван Денон. Однако будучи талантливым рисовальщиком, Бутэ нашел свои средства для воплощения нового направления в искусстве декоративного оформления оружия. В отделке оружия, особенно в оформлении ложи, Бутэ произвел подлинную революцию и проявил себя истинным художником. Именно Бутэ ввел моду на украшение тонкой и длинной шейки приклада охотничьих ружей резными головами кабанов, оленей, вепрей, дельфинов.

В покоренных Наполеоном странах Европы этот декоративный прием получил широкое распространение. Лишь Англия, испытывая враждебные чувства к наполеоновской политике континентальной блокады и вызванной ею непримиримой галлофобией, не попала под влияние Франции. Английские оружейники продолжали следовать традиции украшать шейку приклада охотничьих ружей элегантной резьбой в ромбик. Еще одна деталь характерна для оформления прикладов ружей Бутэ. Мастер часто закрывал щеку кожаной подушкой, окантованной галуном. Галун закреплялся по всему периметру медными гвоздями. Характерной чертой в оформлении прикладов являлось украшение валютой щеки приклада (ГИМ 68257/14670 ор.).

Уверенное владение сложными приемами чеканки и резьбы позволили Бутэ сделать чеканное серебро одним из наиболее выразительных приемов отделки прибора ружей. Спусковые скобы, затыльники рукоятей, накладки под замочные винты, противозамочные личины отливались из серебра и украшались чеканным барельефным орнаментом, элементы которого – ликторские связки, воинские доспехи, трофеи, широкие римские мечи, секиры, колчаны, луки, стрелы, пики, фасции, знамена, лавровые венки, вазоны и рога с плодами изобилия, изображения ионических колонн с волютами, мифологические сюжеты, античные божества – характерны для стиля ампир. Орнамент ампира вбирал в себя все, что работало на главную его социальную задачу – утверждение власти империи.

В период Первой империи язык аллегорий и символов наполнился новыми смыслами. Набор аллегорических образов и эмблем, заимствованный из художественного наследия Рима, был призван прославлять величие и воинскую силу наполеоновской империи. Одним из наиболее популярных символов наполеоновской Франции стал орел. Орел как символ Рима впервые появился на знаменах римских легионов при консуле Марии в 104 г. до н. э. Со времени Августа образ этой птицы олицетворял имперскую власть, ее всесилие и непобедимость. Неслучайно Наполеон украсил орлами знамена своей гвардии, а оружейники использовали этот образ для художественного оформления холодного и огнестрельного оружия.

Но не только изображения фауны и всевозможных орнаментов использовались для оружейного декора. Целый ряд сюжетов дал пантеон античных богов. Так, например, в декоре охотничьих ружей часто встречаются изображения Меркурия, воплощающего ум и хитрость, Минервы – богини мудрости, Юпитера, олицетворяющего величие и славу, и других героев древнегреческой мифологии.

Очень популярным был образ Амалфеи – божественной козы, вскормившей своим молоком младенца Зевса, которого его мать Рея укрывала от Кроноса на острове Крит. Когда Зевс стал главой олимпийцев, он взял козу на небо, и она стала звездой Капеллой   в созвездии Возничего. Случайно сломанный рог козы Зевс сделал рогом изобилия. Шкурой козы Зевс обтянул свой щит, который стал эгидой в борьбе с титанами.

Излюбленным мифологическим сюжетом в украшении парадного оружия является один из подвигов Геракла – «укрощение немейского льва», коварного животного, обладавшего невероятной физической силой, которого смог уничтожить Геракл (рис. 3). Еще один сюжет из греческой мифологии, который использовал Бутэ в своем творчестве, была Медуза Горгона. Изображение головы Медузы Горгоны встречается в оформлении затыльников гвардейских пистолетов и в декоре прибора охотничьих ружей.

Кстати, голова Медузы Горгоны украшала парадный вход Версальской оружейной мануфактуры, и именно этот образ Бутэ предложил для оформления набалдашников пистолетов модели An XII (1803–1804). Основные характеристики этой модели были утверждены Наполеоном Бонапартом9. Версальской оружейной мануфактуре Бутэ, а также французским и бельгийским оружейникам Пирме, Лепажу, Гофару, Ронже и другим предписывалось следовать этому образцу. Пистолеты образца An XII, получившие статус люксового оружия, предназначались для генерал-полковников, генерал-майоров, дивизионных и бригадных генералов, высших штабных офицеров. Согласно данным «Ежегодника» Бутэ, для императора было изготовлено в 1804 г. 24 пары пистолетов, в 1807 г. – 12 пар пистолетов. Заказчиками этой модели пистолетов были также маршал И. Мюрат, генерал Арман Огюст Луи Коленкур, дивизионный генерал, герцог Гуастальский, шурин Наполеона I – Боргезе Камилло-Филиппе-Лодовико, генерал Жан Туссен Арриги де Казанова – герцог Падуанский, Симон Канюэль – генерал-губернатор Вестфалии, Жан Пьер Жуффруа – начальник артиллерии 3-го армейского корпуса Л.Н. Даву, дивизионный генерал Жан Рапп. Как считает исследователь Уильям Рейд, примерно 55 пар пистолетов с головой Медузы Горгоны были изготовлены с 1802 по 1810 гг.10

Пистолеты образца An XII (1803–1804) из собрания ГИМ были приобретены известным московским коллекционером П.И. Щукиным (рис. 4). Эти пистолеты имеет общую длину 435 мм. Стволы пистолетов граненые, немного расширенные у дульного среза. Их длина – 270 мм, калибр – 14 мм (ГИМ 9866 щ/91 ор.).


Рис. 3. Фрагмент предохранительной скобы. Изображение шкуры льва на палице (символ Геракла). Франция, Версальская оружейная мануфактура. Мастер Н.-Н. Бутэ. ГИМ. Инв. № 9866 щ/91 ор. 


Рис. 4. Пара пистолетов с кремневыми замками генералов и высших штабных офицеров Вандемьера XII года (1803–1804) Республики. Франция, Версальская оружейная мануфактура, стволы 1798–1801 гг.; замки, сборка, монтировка 1803–1809 гг. Мастер Н.-Н. Бутэ. ГИМ. Инв. № 9866 щ/91 ор. 

Бутэ увеличил число нарезов в стволах и довел их до 120. Стволы отличаются высокой тщательностью внутренней обработки, повышавшей дальность стрельбы по сравнению с обычными солдатскими пистолетами на 10 м. Первоначально пистолеты образца An XII оснащались курками в виде «лебединой шеи», но с 1805 г. на этой модели ставили курки и в форме «петушиной шпоры». На замочной доске выгравирована надпись «Вoutetа Versailles». Головка рукояти украшена серебряной накладкой в виде головы Медузы Горгоны (рис. 5). Прибор изготовлен из серебра и помечен парижскими серебряными клеймами: пробы первого достоинства – в вертикальном восьмиугольнике изображение петуха с цифрой «1» слева; большое клеймо гарантийной пошлины – в овале изображение головы старика анфас с цифрами «5» и «8» по сторонам; и третье клеймо в ромбе – изображение неясно. Видимо, автором серебряной оправы модели An XII был Бутэ. Известно, что Бутэ предпочитал использовать серебряные и золотые оправы собственной работы. У него было личное клеймо мастера золотых и серебряных дел в виде изображения пистолета между буквами «NB» в восьмиграннике. Пистолеты образца An XII, которые Бутэ создавал первоначально как подарочную модель, заложили основы стандартного дизайна. Подарочные пистолеты отличались лишь отделкой в зависимости от финансового положения и вкуса заказчика. Стандартизация дизайна подарочного оружия была новой идеей в области производства огнестрельного оружия. Аналогичная тенденция в оформлении оружия наблюдается в это же время в Англии. Сабли Патриотического фонда (Lloyd’s Patriotic Fund) были стандартными, но отличались богатством отделки в зависимости от суммы, выделенной заказчиком (50, 100 и 200 фунтов)11


Рис. 5. Затыльник c изображением головы Медузы Горгоны. Франция, Версальская оружейная мануфактура. Мастер Н.-Н. Бутэ. ГИМ. № 9866 щ/91 ор. 

К числу подарочного, люксового оружия, созданного Бутэ, принадлежит дуэльный гарнитур (ГИМ 82200/2220 ор.). В комплект входят два пистолета, шомпол для забивания пуль и шомпол для прочистки канала ствола, молоточек, пулелейка, роговая пороховница с надписью «Boutet а Versailles»(«Бутэ в Версале»), железная масленка, клещи для сжатия боевой пружины, высечка для пыжей, отвертка, наконечники для шомпола: пыжовник, предназначавшийся для извлечения пыжа и пули, вишер, служащий для прочистки ствола (рис. 6). Нарезные, граненые стволы пистолетов покрыты серым воронением в подражание узору «дамасской стали». Надписи на боковых гранях стволов – «Boutet а Versailles»и серийный номер «67» – выполнены золотой насечкой. На хвостовике одного ствола выгравирована цифра «1», на хвостовике другого – цифра «2». Клеймо мастера Бутэ «NВ» в восьмиграннике дважды выбито в казенной части каждого ствола. Ударно-кремневые замки украшены гравированными изображениями обезьяны и дикобраза на одном пистолете и медведя со львом – на другом. На замочных досках выгравирована надпись «Boutet а Versailles». Курки выполнены  в форме «лебединой шеи». Ложи из орехового дерева инкрустированы серебром. Декоративное убранство данного гарнитура выполнено по рисункам Бутэ и художников Версальской мануфактуры. Спусковые скобы, затыльники рукоятей, накладки под замочные винты отлиты из серебра и украшены чеканным барельефным орнаментом, элементы которого – фигурки дельфинов, рога изобилия, листья аканта, венки, водоросли, морские эмблемы – характерны для ампирных изделий. Морские мотивы в отделке пистолетов и принадлежностей позволяют предположить, что данный гарнитур предназначался в качестве подарка для высокопоставленного морского офицера. 


Рис. 6. Дуэльный гарнитур с кремневыми пистолетами. Франция, Версальская оружейная мануфактура, ок. 1805 г. Мастер Н.-Н. Бутэ. ГИМ. Инв. № 82200/2220 ор. 

Пистолеты с принадлежностями помещены в ящик красного дерева, который украшен металлическим медальоном с гравированной надписью «Manufre а Versailles Entreprese Boutet» («Мануфактура в Версале. Предприятие Бутэ»).

Созданные на заказ работы Бутэ ценились очень высоко. Пара заказных пистолетов модели An XII стоила от 360 до 500 франков, тогда как цена обычных кавалерийских пистолетов образца 1805–1806 гг. составляла всего 30 франков. Обычное двуствольное ружье Версальской мануфактуры стоило от 450 до 1500 франков, а цена заказного аналога могла достигать 9000 франков и выше. Английский исследователь Хэйворд приводит данные, что комплект, состоящий из карабина и пары пистолетов, предназначенный для подарка ближневосточному правителю в 1803 г., стоил 7500 франков, а цена комплекта из 9 ружей и пары пистолетов, выполненного для короля Испании Карла IV, была определена в сумму 130 000 франков12.

Холодное оружие, созданное на оружейной мануфактуре Бутэ, представлено в ГИМ всего 5 экземплярами. Но музей является счастливым обладателем парадной сабли Наполеона Бонапарта (рис. 7). Она, несомненно, принадлежит к числу лучших произведений выдающегося французского оружейника. Впервые сабля экспонировалась в Москве в 1912 г. на выставке, посвященной 100-летию Отечественной войны 1812 г., как фамильная реликвия из собрания графини Е.А. Воронцовой-Дашковой, урожденной Шуваловой13. Согласно семейной версии, сабля была подарена лично Наполеоном графу П.А. Шувалову, сопровождавшему отрекшегося императора в ссылку на остров Эльба. До 1918 г. эта реликвия хранилась в семье Е.А. Воронцовой-Дашковой. После революции усадьба была разорена, и о судьбе сабли несколько лет ничего не было известно. В 1922 г. сабля поступила в Исторический музей из Музея Красной армии и флота. 


Рис. 7. Сабля парадная Наполеона Бонапарта. Клинок – Клингентальская оружейная мануфактура братьев Куло. Эфес, ножны и общая монтировка – Версальская оружейная мануфактура, 1801 – июнь 1804 гг. Мастер Н.-Н. Бутэ. ГИМ. Инв. № 68257/9076 ор. 

Сабля была изготовлена не ранее 1801 г. На обухе клинка надпись: «Manufacture de Klingenthal, Coulaux fr res». На клинке, с обеих сторон, в технике дамасской стали выполнена надпись: «N. BONAPARTE PREMIER CONSUL DE LA REPABLIQUE FRAN AISE» («Н. Бонапарт Первый консул Французской республики»). По мнению историка оружия и военного дела В.В. Арендта, технология нанесения надписи схожа с технологией изготовления надписей на мечах эпохи Каролингов14. В средней части клинка вырубались канавки соответствующей формы, в которые затем вваривались заготовленные полоски дамасской стали. Дизайн эфеса создан Бутэ. В нем ощущается сильное влияние восточного холодного оружия, в частности сабель, привезенных во Францию после Египетского похода. Характерной чертой этого типа сабель была форма рукояти, завершающаяся набалдашником в виде головы льва, держащего в пасти цепочку, которая соединяется с загнутым концом крестовины (второй конец крестовины согнут в обратную сторону – в сторону клинка) и ромбовидным щитком в центре крестовины. Данный тип сабли получил название «а-ля Маренго», в память о сабле, которая была у Наполеона во время битвы при Маренго 14 июня 1800 г. По мнению французских исследователей Жана Лоста и Патрика Резека, все сабли типа «маренго» являются предметами роскоши15.

Для изготовления рукоятей парадного оружия Бутэ обычно использовал серебро и бронзу, однако в данном случае он отдал предпочтение перламутру. На перекрестье в ромбовидном щитке Бутэ поместил изображение головы Геракла с курчавыми волосами, покрытой шкурой немейского льва и увенчанной лавровым венком. Завершает композицию всевидящее око (рис. 8). Каждая деталь этой композиции символична: Геракл олицетворяет силу, доблесть и храбрость, лавровый венок – символ божественного происхождения верховной власти, всевидящее око символизирует сверхчеловеческое, божественное. В этой аллегорической комбинации читается тема прославления величия императора и императорской власти. Наряду с клинками из Клингенталя Бутэ использовал клинки из Золингена.  Клинок золингеновского мастера П.В. Кнехта стоит на кавалерийской сабле периода Первой империи (ГИМ 68257/1165 ор.), а эфес, ножны и общая сборка выполнены на Версальской мануфактуре в период совместной работы Бутэ со своим сыном Пьером.


Рис. 8. Крестовина с изображением головы Геракла. Франция, Версальская оружейная мануфактура. Мастер Н.-Н. Бутэ. ГИМ. Инв. № ГИМ 68257/9076 ор. 

Художественные изделия, созданные Бутэ на Версальской мануфактуре, – бесценная вещественная память о ярком талантливом оружейном мастере, отразившем в своем творчестве идеологические и эстетические воззрения одного из ярких периодов истории Франции. 


1 La Manufacture d’armes de Versailles et Nicolas&No l Boutet. Manufacture nationale, imperiale et royale. 1793–1818. Fondation de la Maison de la chasse et de la nature. 1993. P. 13.

2 Ibid. P. 52.

3 Ibid. P. 14.

4 Ibid. P. 19.

5 Ibid. P. 18.

6 Ibid P. 50.

7 Ibid. P. 53.

8 Taylor D. The Versailles General Officer’s Pistol «Avec Tete de Meduse» // Arms Collecting. Vol. 25, № 3. 1987. Р. 79–90.

9 Raso Maryse. Pistolets & Revolvers Reglementaires Francais de 1730 a 1892. 2000. P. 96.

10 Taylor D. Ibid. P. 82.

11 Hayward J.F. The Art of the Gunmaker. London, 1963. Vol. 1. P. 192.

12 Ibid. P. 194.

13 Выставка 1812 года. Иллюстрированное издание под редакцией В. Божовскаго. М., 1913. С. 514.

14 Arendt W. Szabla Napoleona w Moskwie // Broс i Barwa. № 8. Sierpieс, 1935. S. 170.

15 Лост Жан, Резек Патрик. Сабли французской армии. Жигулевск, 2009. C. 64.  


Ваши комментарии


Здесь еще никто не оставлял комментариев. Станьте первым!

Оставить комментарий