en / de

Князь Святослав. Слава и трагедия полководца Древней Руси, Пашута В.Л., Ларькин А.И. (Санкт-Петербург)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научно-практической конференции 14–16 мая 2014 года 

Часть III
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2014
© ВИМАИВиВС, 2014 
© Коллектив авторов, 2014

В МНОГОТЫСЯЧЕЛЕТНЕЙ ИСТОРИИ человечества военная составляющая занимает значительную ее часть. Во многих тысячах войн (порядка 15 тысяч) человечество не могло не явить миру великих полководцев, которые, одерживая блистательные победы, а иногда и терпя поражения, оставили свои имена всем последующим поколениям. Наверное, каждый народ гордится своими героями, добивавшимися побед над врагами своей страны. Применительно же к истории России можно сказать, что ни одна страна, ни один народ не смогли на протяжении собственной длительной истории дать такую плеяду полководцев мирового значения, как наша страна, как русский народ. Народная слава их тянется к нам сквозь века.

Что отличало плеяду российских полководцев, так это несомненная победоносность всех или почти всех сражений, которыми они руководили. И, как утверждает военный историк полковник С. Куличкин, существенна и неповторимость, индивидуальность, которую российские полководцы чертами своего характера, умом, знаниями, талантом и наитием принесли в военное искусство. Обязательна международная и нередко глобальная значимость их побед, повлиявшая не только на судьбу их государства, но и в ряде случаев на историю мира. И наконец, то высшее предначертание, которое дается человеку только Богом, определяющее его место на земле. Только в совокупности этих черт вырастает в среде многих и многих военачальников гениальный полководец.

На широко известном памятнике «Тысячелетие России», воздвигнутом в Великом Новгороде в 1862 г. к тысячелетнему юбилею легендарного призвания варягов на Русь выдающимися скульпторами Михаилом Микешиным и Иваном Шредером, из общего количества в 128 фигур в нижнем ярусе плеяду 36 военных людей и героев в тысячелетней истории государства Российского открывает фигура великого князя киевского и полководца Древней Руси Святослава Игоревича.

В древнерусских летописях короткое княжение князя Святослава описано в самых восторженных тонах. Страницы, посвященные ему, являются не столько хроникой событий, сколько воспеванием доблести, рыцарства и мудрости молодого князя. Некоторые историки недавнего прошлого и даже современные обвиняют Святослава в излишней воинственности, безрассудной драчливости, характеризуя его как вождя бродячей дружины, постоянно ищущего добычи и славы, или называя походы его «военными авантюрами». Например, Николай Михайлович Карамзин, наверно, впервые дал общую оценку военной и политической деятельности киевского князя. Являя собой образ великого полководца, князь, по мнению Карамзина, заслуживает «укоризну историка», так как более заботился о военной славе, чем о благе государства. Позиция С.М. Соловьева не менее категорична. Он не считает князя мудрым политиком, потому что все его военные походы были не продуманны и стихийны, хотя могли принести Руси большую пользу. И подобных оценок военной деятельности немало. Из современных историков можно назвать Ю.Ф.Козлова», который не склонен считать Святослава «примером государя великого», называя его лишь образцом полководца. Он покинул Русскую землю для подвигов отдаленных, славных для него, но не всегда полезных для Руси.

Мы все-таки более склонны придерживаться позиции академика Б.Д. Грекова, который сформулировал положение о том, что деятельность Святослава – это не только воинские подвиги полководца, но и тонко рассчитанные действия крупного политического деятеля. Князь стремился расширить владения Киевского государства, его знает весь тогдашний политический мир, что говорит о возросшей роли Руси в международных отношениях. Немало места уделено Святославу и в книге академика Б.А. Рыбакова, который называет его княжение «блистательным» и подробно анализирует его походы и их последствия для Руси.

Согласно Ипатьевскому списку «Повести временных лет», Святослав был единственным сыном великого киевского князя Игоря и княгини Ольги. Правда, исследователей настораживает пропуск такой важной информации более поздними переписчиками «Повести…», хотя она и не противоречит другим сообщениям. Утверждается также, что Святослав – первый достоверно известный киевский князь со славянским именем, хотя его родители носили имена с предположительно скандинавской этимологией. Точная дата его рождения не известна. Исследователи склоняются к 942 г. Тем более, первое упоминание имени Святослава в синхронном историческом документе содержится в русско-византийском договоре князя Игоря от 944 г. Также
нам хорошо известно событие, закончившееся в 945 г. гибелью отца Святослава. Вдова, княгиня Ольга, стала регентшей при трехлетнем сыне.

Князь Святослав известен историкам значительно лучше, чем его родители. О нем рассказывает «Повесть временных лет», его балканские войны описывают византийцы Скилица и Зонара. Но главным источником сведений о последних годах жизни Святослава остается «История» Льва Диакона – его современника.

Святослав носил уже славянское имя, но нравом был еще типичный варяг-воин, дружинник. С рождения будущий князь получил в воспитатели известного для своего времени воина Асмуда (боярин-воспитатель, «дядька»-наставник малолетнего Святослава) и воеводу варяжского происхождения Свенельда, много лет воевавшего под знаменами Игоря и ставшего впоследствии соправителем его сына. С юных лет молодого княжича приучали к езде верхом, владению копьем, мечом, стрельбе из лука.

Согласно «Повети временных лет», первым боевым крещением малолетнего Святослава стал поход 946 г. в землю древлян. В истории известен факт, что в этом году, в возрасте трех (возможно четырех) лет, Святослав под руководством Свенельда впервые вывел княжескую дружину против войска древлянского князя Мала, дабы отомстить за смерть отца. Символичен такой зафиксированный в летописи факт. Когда около Искоростеня, столичного города древлян (нынешний украинский г. Коростень) войска встали друг против друга, вперед на коне выехал младенец-княжич и попытался метнуть копье. Брошенное детской ручонкой тяжелое копье, не пролетев и метра, упало у ног коня. Предполагают, что Святослава никто не толкал на такой поступок, но все, стоявшие за спиной княжича, от Свенельда до рядового дружинника, поняли, что перед ними будущий князь-вождь.

О первых самостоятельных шагах Святослава как князя летопись сообщает с 964 г. На следующий год, оставив свою стареющую мать княгиню Ольгу управлять Киевом, молодой князь отправился в поход. Всю дальнейшую, очень яркую, но короткую часть жизни Святослав проводил в походах и сражениях, лишь иногда навещая родные края и мать, и то в основном в критических ситуациях. Едва успел он возмужать, как составил себе большую и храбрую дружину и с ней стал искать себе славы и добычи. Как утверждает С.Ф. Платонов, он рано вышел из-под влияния матери и «гневался на мать», когда она убеждала его, например, креститься.

В своих сражениях Святослав прославился тем, что прежде чем напасть на врага, посылал гонца со словами: «Иду на вы!» Захватывая инициативу в конфликтах, он вел вооруженное наступление и добивался успеха. Летопись так описывает Святослава: «Он передвигался и ходил, как пардус (то есть гепард, в ином переводе – барс), и много воевал. В походах же не возил за собой ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так и ел. Не имел он и шатра, но спал, подослав потник с седлом в головах. Такими же были и все прочие его воины».

Если же говорить о внешнеполитических контактах и многочисленных военных походах первых князей Древней Руси середины Х в., в том числе и Святослава Игоревича, то исследователи выделяют по крайней мере три основных направления. Это отношения с Западом, и прежде всего с немецкими государствами и со Священной Римской империей, с которыми преобладали внешнеторговые связи. В этом направлении Святослав не сумел превзойти ни своих предшественников, ни, тем более, своих последователей. Это направление интересовало его меньше. Тем не менее с име&
нем Святослава Игоревича связаны самые крупные победы и достижения во внешней политике Руси.

Следующее направление – контакты с Востоком и народами, населявшими Поволжье, Кавказ и Закавказье. Самым значительным и важным в военно-политическом отношении был поход Святослава в Хазарию. Протяженность хазарского похода Святослава оказалась очень значительной – около 6 тыс. км. На его осуществление потребовалось около трех лет с зимовками на Волге и   Северном Кавказе. В результате похода Хазарская империя была разгромлена и в 968 г. исчезла с политической карты Европы. Разгром Хазарского каганата привел к освобождению от его власти волжско-камских болгар, которые образовали собственное государство – Волжскую Булгарию.

Отношения со Степью – особая страница внешнеполитической истории Древней Руси. И в самом начале этих контактов, и в дальнейшем отношения русов с кочевниками складывались неоднозначно: от вражды до союза для борьбы с Византией. Как считают ученые, историю связи Руси со Степью следует начинать с 968 г., когда, по сообщениям «Ипатьевской летописи», печенеги осадили Киев: военные действия завершились подписанием мира со Святославом. Киевский князь проводил достаточно агрессивную политику по отношению к южным соседям. Основной стержень внешней политики Руси при нем состоял не в защите рубежей, а в приобретении новых земель и нанесении ударов по богатым городам с целью получения военной добычи. Территориальные приобретения Х в. в степной зоне стали уникальным явлением на многие века российской истории.

Не менее важное направление внешнеполитической деятельности Киева – связи с Югом. В первую очередь с Византией и народами Балканского полуострова. Хорошо известно, что русско-византийские отношения в IX–XIвв. развивались очень сложно и неоднозначно: с одной стороны, экономические, политические и культурные связи, а с другой – военные действия. В начальный период русской истории важнейшей внешнеполитической задачей Древнерусского государства было сохранение целостности и политической независимости под напором хазар, варягов и степных кочевников. Одновременно шла борьба за расширение территории и овладение торговыми путями (пик этой борьбы пришелся как раз на княжение Святослава). В целом внешняя политика Руси в IX–Xвв. была успешной. Киевские князья активно препятствовали попыткам Византии добиться влияния в районе Черного моря.

В 967 г. между Византией и Болгарским царством разгорелся конфликт, причину которого источники излагают по-разному. В 967/968 г. византийский император Никифор Фока отправил к Святославу посольство. Главе посольства Калокиру было передано примерно 455 кг золота, чтобы направить русов в набег на Болгарию. Согласно наиболее распространенной версии, Византия хотела сокрушить Болгарское царство чужими руками, а заодно ослабить Киевскую Русь, которая после победы над Хазарией могла обратить свой взгляд на крымские владения империи. Калокир договорился со Святославом об антиболгарском союзе, но вместе с тем попросил помочь ему отнять у Никифора Фоки византийский престол. За это, по версии византийских хронистов Иоанна Скилицы и Льва Диакона, Калокир пообещал «великие, бесчисленные сокровища из казны государственной» и право на все завоеванные болгарские земли.

В 968 г. Святослав вторгся в Болгарию и после войны с болгарами обосновался в устье Дуная, в Переяславце, куда к нему была выслана «дань с греков». Город так понравился Святославу, что он решил сделать его столицей Руси. По данным летописи, он сказал матери: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае – там середина земли моей! Туда сходится все хорошее: из Греции золото, поволоки, вина и разные плоды, из Чехии и Венгрии серебро и кони, из Руси меха и воск, мед и рыбы». И даже есть данные, что он княжил в Переяславце и здесь же получил первую
дань с греков.

В результате переворота в декабре 969 г. Никифор Фока был убит, а на византийском троне оказался Иоанн Цимисхий. Новый византийский император, находясь в сговоре с печенегами, был очень обеспокоен успехами русских войск и пытался ослабить соседей. Узнав об утверждении Святослава в Болгарии, Иоанн уговорил печенегов напасть на Киев. Князь оставил Болгарию и вернулся в Киев, на защиту своего города, где правила его мать. Святослав разгромил печенегов, но вероломства Византии не забыл. Теперь оба партнера поняли: из вчерашних тактических союзников они неизбежно превращаются в стратегических противников, и все споры придется решать им на поле брани.

В 970 г. Святослав решил заключить договор с болгарами и с венграми против Византии. Собрав войско около 60 тыс., он начал новый военный поход в Болгарию. По данным летописцев, Святослав своими действиями привел болгарцев в ужас и тем самым повиновал их. Занял Филиппополь, прошел Балканы, захватил Македонию, Фракию и добрался до Константинополя.

Императору удалось собрать войско и отправить его в ближайшие с Мизией (Болгарией) земли. Ко двору спешно вызвали талантливых полководцев – Варду Склира и победителя арабов (сарацин) патриция Петра – на болгарскую границу, обязав их зимовать вместе с войском. Одновременно на занятые ратями Святослава территории проникли опытные, искушенные лазутчики, одетые в «скифское» (славянское) платье и свободно говорившие по-русски. Святослав, узнав от своих болгарских агентов о тайных подвижках ромейцев, решил упредить врага. Молниеносным маневром он двинулся на Царьград, как бы воскрешая дни вещего Олега, и, пройдя 400 км, очутился под стенами цветущего Аркадиополя (примерно в 100 км от столицы), обогнув хитроумные «погранзаставы» Варды Склира, уничтожив зазевавшихся стражников. Здесь и произошло генеральное сражение. По сообщениям
византийских источников, были окружены и перебиты все союзники Святослава печенеги, а затем были разгромлены основные силы князя. Древнерусская летопись излагает события иначе: по сведениям летописца, Святослав вплотную подошел к Царьграду, но отступил, лишь взяв большую дань, включая и на погибших воинов.

В битве довелось участвовать не всем русским частям, а только одной группе с приданными ей болгарскими отрядами и венгерскими эскадронами. Численный перевес оказался на стороне византийцев, славяне вынужденно отступили. Однако коренного перелома не произошло, и византийцы восприняли свой локальный успех без особого восторга. Так, епископ Иоанн стал даже взывать к тени покойного императора Никифора II Фоки, моля его загробный дух отстранить от власти якобы несмелого и неумелого Цимисхия: «Восстань, о желанный суверен, из хладного праха, и организуй войска, фаланги и полки. Восстань. Ибо на нас мчится русское вторжение».

Летом 970 г. крупные боевые действия на территории Византии прекратились, Варда Склир с войском был срочно отозван в Малую Азию для подавления восстания Варды Фоки. Набеги русов на Византию продолжались, так что после успешного подавления восстания в ноябре 970 г. Варда Склир снова перебрасывается на границы Болгарии.

В апреле 971 г. император Иоанн IЦимисхий лично выступил против Святослава во главе сухопутной армии, отправив на Дунай флот из 300 кораблей, чтобы отрезать путь отступления русам. 13 апреля 971 г. была захвачена болгарская столица Преслав, где в плен попал болгарский царь Борис II. Части русских воинов во главе с воеводой Сфенкелом удалось прорваться на север в Доростол, где находился Святослав с основными силами. 23 апреля 971 г. Цимисхий подошел к Доростолу. Всегда наступающий первым Святослав избрал здесь оборонительную тактику. Другой вариант просто исключался. 300 греческих судов с 15-тысячным десантом надежно блокировали крепость со стороны реки, полностью исключив возможность маневра на ладьях в ту или иную сторону.

Но Святослав не собирался отсиживаться в крепости. Уже 23 апреля он вывел свою 30&тысячную рать против 50-тысячного войска Цимисхия в поле на открытый бой. 12 раз византийцы атаковали и откатывались назад.

Началась трехмесячная осада. Стороны несли потери в непрерывных стычках, у русов погибли вожди Икмор и Сфенкел, у византийцев пал военачальник Иоанн Куркуас. Крепость задыхалась в осаде от голода, болезней, от тысяч раненых и убитых. Не помогали и обращения к языческим богам с сжиганием погибших воинов и жертвоприношениями. 21 июля состоялся тот самый знаменитый военный совет, на котором Святослав произнес великие и доныне слова: «Не посрамим земли русской, ибо мертвые сраму не имут…» 21 июля произошло еще одно генеральное сражение, в котором Святослав, по данным византийцев, получил ранение. Сражение окончилось безрезультатно для обеих сторон, однако после него Святослав вступил в мирные переговоры.

Уже названный нами Лев Диакон сохранил для потомков одну из речей Святослава к измученным и приунывшим дружинникам (в изложении ромейских лазутчиков, которых часто засылали в Доростол): «Проникнемся, братья, мужеством, которое завещали нам предки. Вспомним, что мощь русских была доселе несокрушимой, и сразимся отважно за свою жизнь, за свою победу. Не пристало нам возвращаться на родину, спасаясь бегством. Мы призваны либо победить и остаться в живых, либо умереть со славою, совершив подвиги, достойные доблестных и неустрашимых мужей».

Не менее значимое по стилю и эмоциональному настрою обращение Святослава к дружинникам, обороняющимся в Доростоле, цитируется в «Повести временных лет». Великий полководец Древней Руси высказал фразу, запечатленную в веках (в современном переводе): «Уже нам некуда деться, хотим – не хотим, а должны биться. Да не посрамим Земли Русской, но ляжем костьми, ибо мертвые сраму не имут. Если побежим, заслужим позор. Так не побежим же, но станем крепко, я перед вами пойду: если моя голова ляжет, то о себе позаботьтесь сами». И решили воины: «Где твоя голова, тут и свои головы сложим…».

Оборона Доростола превращалась в мучительное топтание на месте. Важно было другое: война, начатая русскими легко и успешно, становилась оборонительной без перспектив на победу. Князь Святослав не учел военно&политических возможностей централизованной империи.

Итак, условия русов Иоанн Цимисхий безоговорочно принял. Святослав с войском должен был покинуть Болгарию, византийцы обеспечивали его воинов (22 тыс. человек) запасом хлеба по две меры на каждого. Святослав также вступал в военный союз с Византией, восстанавливались торговые отношения. На этих условиях Святослав ушел из Болгарии, сильно ослабленной войнами на ее территории. Одна часть (из 22 тыс.) с варягом Свенельдом отправилась в Киев обходными путями.

По заключении мира Святослав благополучно достиг устья Днепра и на ладьях отправился к порогам. Воевода Свенельд говорил ему: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». Попытка Святослава в 971 г. подняться по Днепру не удалась, пришлось ему зимовать в устье Днепра, а весной 972 г. повторить попытку. Однако печенеги по-прежнему сторожили русов. В схватке Святослав погиб. Сидевший не так уж далеко, в Киеве, Ярополк почему-то не прислал отцу военную помощь. Очевидно, киевляне не так уж жаждали возвращения князя-воителя.

Летопись рассказала: «Когда наступила весна, отправился

Святослав к порогам. И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него. Свенельд же пришел в Киев к Ярополку».

После ратных походов Святослава Игоревича территория земли Русской увеличилась от Поволжья до Каспия, от Северного Кавказа до Черноморья, от Балканских гор до Византии. Победил Хазарию и Волжскую Болгарию, ослабил и устрашил Византийскую империю, открыл пути для торговли Руси с восточными странами.  

Литература:

1. Куличкин С. За други своя. http://www.voskres.ru/army/spirit/Kulitschkin.htm

2. Карамзин Н.М. История государства Российского: В 12 т. Т.1/2. Древняя Русь. Киевская Русь. М.: Московский рабочий, 1993. 366 с.

3. Соловьев С.М. Сочинения: В 18 кн. Кн. 1. Т. 1/2. История России с древнейших времен. М.: Голос, 1993. 752 с.

4. Козлов Ю.Ф. Страницы правления государством Российским. Йошкар-Ола: Марийское кн. изд-во, 1990. 192 с.

5. Греков Б.Д. Киевская Русь / отв. ред. Л.В. Черепнин. М.: Госполитиздат, 1953. 568 c.

6. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII–XIII вв. М.: Наука, 1993. 591 с.

7. Платонов С.Ф. Курс русской истории. М.: Вече, 2006. 592 с.

8. Повесть временных лет / [Рос. акад. наук]; подгот. текста, пер., ст. и коммент. Д.С. Лихачева; под ред. В.П. Адриановой&Перетц. 2&е изд., испр. и доп. СПб.: Наука, 1996. 667 с.

9. Отечественная история IX–XIX вв.: учебник / коллектив авторов; под ред. А.А. Федулина. М.: КНОРУС, 2011. 608 с.  

Возможно, Вам будет интересно


Комментарии

Написать