en / de

К.В. Черенцова (Санкт-Петербург) Из истории создания 50-мм ротных минометов Специальным конструкторским бюро № 4 Ленинградского машиностроительного завода № 7 (1936–1940 годы)


Управление культуры Минобороны России Российская академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2019 года

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2019
©ВИМАИВиВС, 2019
©Коллектив авторов, 2019

Создание минометного вооружения в СССР в предвоенный период связано в первую очередь с деятельностью Специального конструкторского бюро (СКБ-4) под руководством Б.И. Шавырина, которое являлось структурным подразделением Ленинградского государственного машиностроительного завода № 7.

СКБ-4 было образовано в соответствии с приказом Главного управления военной промышленности Наркомата тяжелой промышленности № 19 от 8 июня 1936 г. «О концентрации минометного производства на заводе № 7 и укомплектовании штатов минометного бюро». Согласно данному приказу в ведении нового конструкторского подразделения (первоначально именовалось как «минометно-минное бюро») был сконцентрирован весь комплекс работ по созданию минометов и боеприпасов к ним1 .

Коллектив бюро, начиная с 1936 г., приступил к проведению проектных работ сразу по нескольким направлениям, обеспечивая выполнение заданий Артиллерийского Управления (АУ) РККА и руководства военной промышленности по разработке минометов различных калибров. В числе таких систем был 50-мм ротный миномет.

20 мая 1937 г. на завод № 7 были направлены тактико-технические требования (ТТТ) для проектирования 50-мм гранатомета и осколочной гранаты к нему. Новая система предназначалась для вооружения небольших пехотных подразделений и должна была обеспечивать стрельбу навесным огнем по живой силе и огневым точкам противника. Главными требованиями к гранатомету были легкость, портативность и удобство в обращении, а также простота и дешевизна производства. Система должна была обеспечивать максимальную дальность стрельбы не менее 800 м и скорострельность не менее 20 выстрелов в минуту. Гранатомет должен был допускать возможность стрельбы из положения сидя или лежа, обеспечивать удобство при переноске за спиной, а его конструкция — высокую скорость изготовки к бою и быстрый перенос огня с одной цели на другую. Осколочная 50-мм граната должна была обладать ударным действием и обеспечивать наземный взрыв с поражением на любом рельефе. Производство гранат также должно было быть простым и дешевым2 .

19 июня 1937 г. на Научно-исследовательском артиллерийском полигоне (НИАП, с 1938 г. — Артиллерийский научно-исследовательский опытный полигон, АНИОП) были проведены заводские испытания двух 50-мм гранатометов, выполненных минометно-минным бюро завода № 7 согласно ТТТ от 20 мая 1937 г., которые выявили необходимость их конструктивной доработки. 10 июля 1937 г. были проведены повторные заводские испытания, по результатам которых было принято решение об отправке этих систем на полигонные испытания. Для подготовки к ним заводом № 7 были изготовлены 400 мин. Программа полигонных испытаний включала в себя испытания стрельбой и ноской по пересеченной местности на 15 км. Предполагалось выявить удобство обслуживания системы в бою (ведение огня, маневрирование), ее прочность и устойчивость, меткость и дальность, скорострельность (без исправления наводки и с исправлением наводки), а также баллистические характеристики мины (осколочность, устойчивость на полете при нулевом заряде, прочность стабилизаторов). Заряды для проведения полигонных испытаний 50-мм гранатометов завода № 7 должны были быть поданы на НИАП заводом № 6 им. Морозова (Ленинградская обл., г. Шлиссельбург) к 28 сентября (гильзы для них изготавливались заводом № 58 им. К.Е. Ворошилова (г. Москва)), однако фактически были направлены только к 16 октября 1937 г.3

В развитие ранее полученных ТТТ, в июне 1937 г. начальником минометно-минного бюро Б.И. Шавыриным был представлен проект 50-мм гранатомета с переменным градуированием и дистанционным краном. Учитывая актуальность проектирования  легких систем для вооружения пехотных подразделений, руководством АУ РККА это предложение было признано интересным и дано разрешение на изготовление опытного образца. Его принципиальным конструктивным отличием была увеличенная скорострельность (30 выстрелов в минуту) и возможность варьирования дальности стрельбы с помощью уменьшения плотности заряжания и увеличения диафрагмы дистанционного крана, через которую часть пороховых газов могла выводиться наружу. Опытный образец был изготовлен во внерабочее время, и в июле 1937 г. на НИАПе были проведены его заводские испытания4 . Конструкция гранатомета, получившего название «Оса» (изделие «7-7»), в целом соответствовала исходным ТТТ5 . 14 сентября 1937 г. в присутствии Б.И. Шавырина были проведены заводские испытания двух опытных образцов 50-мм гранатометов «Оса» с подвижной и неподвижной опорными чашками. В ходе испытаний стрельбой на заряде весом 4,5 г пороха марки БМ-82-20п/34 НГВ-ВХНИИ было проверено действие пороховых газов, вытекающих из дистанционного крана, на стреляющего. Для этого напротив сопла крана на расстоянии 30 см была размещена деревянная палочка с газетой, сложенной в 8 листов. При стрельбе из обоих образцов газета была порвана на куски. По окончании испытаний оба образца были направлены на завод для доработки6 .

К полигонным испытаниям боеприпасов разработки завода № 7 для 50-мм гранатомета «Оса» на НИАПе приступили в октябре 1937 г. Программа была составлена минометно-минным бюро и предусматривала испытания стрельбой на дальность, меткость и правильность полета на разных зарядах. Из 16 сделанных выстрелов в 7 случаях отмечался правильный полет гранат, при усиленном заряде было зафиксировано 5 случаев неправильного полета, а также два отказа взрывателя7 .

28 декабря 1937 г. Артиллерийский комитет (Артком) АУ РККА утвердил новые ТТТ (№ 33) на 50-мм ротный миномет, в котором были указаны следующие характеристики: калибр — 50 мм; вес оперенного снаряда (мины: осколочная, дымовая) — 1 кг; наибольшая дальность стрельбы — 800 м; наименьшая дальность — 100 м; угол возвышения — от 45° до 80°; скорострельность — 30 выстрелов в минуту; вес системы — 8 кг. В новых ТТТ указывалось на необходимость разработки двух способов изменения дальности стрельбы с помощью дистанционного крана путем разных сочетаний изменения объема каморы, углов возвышения и положения дистанционного крана. В качестве прицела предлагалось использовать уровень для контроля угла возвышения и простейшее визирное устройство для горизонтальной наводки8 .

В начале 1938 г. на НИАПе был проведен еще один этап заводских испытаний гранатомета «Оса», на котором при 32 выстрелах была проверена работа дистанционного крана. В период с 15 мая по 20 августа 1938 г. было проведено еще несколько заводских испытаний 50-мм гранатомета «Оса», в ходе которых проверялась работа дистанционного крана, а также баллистические характеристики системы на разных зарядах (общим числом 702 выстрела)9 .

20 февраля 1938 г. АУ РККА была утверждена программа сравнительных полигонных испытаний ротных минометов и гранатометов, находившихся в разработке у разных конструкторских коллективов. Согласно Директиве Генерального штаба № 43557с в период с 25 марта по 3 апреля 1938 г. на НИАПе должны были проводиться испытания, целью которых было получение комплекса данных о характеристиках имевшихся к началу 1938 г. опытных образцов ротных минометов и гранатометов. Предполагалось выявить образец, оптимально отвечающий требованиям применения орудия ближнего боя для вооружения пехотных подразделений: прочность, устойчивость, меткость системы, диапазон дальностей стрельбы навесным огнем, удобство обслуживания, а также качество боеприпасов к ним.

В испытаниях участвовали три системы завода № 7 — 82-мм облегченный ротный миномет, 60-мм ротный миномет и 50-мм гранатомет «Оса», 50-мм гранатометы «Г-2» и «Г-3» разработки завода № 13 (г. Брянск), 40,8-мм автоматический гранатомет конструкции Таубина — Берггольц — Бабурина (АПС, ОКБ-16 Наркомата оборонной промышленности), 40,6-мм гранатомет Ракова — Булкина и 40,6-мм гранатомет системы Научно-исследовательского полигона стрелкового вооружения (НИПСВО). Выстрелы к ним подавались заводом им. Ухтомского (г. Люберцы, Московская обл.) и ЦКБ-22 (Ленинград).

По итогам испытаний 82-мм и 60-мм минометы конструкции завода № 7, 40,8-мм автоматический гранатомет конструкции Таубина — Берггольц — Бабурина были признаны неудовлетворительными ввиду тяжести систем и неудобства использования, 50-мм гранатометы «Г-2» и «Г-3» завода № 13 не прошли испытания из-за непрочности материальной части, которая не позволила даже провести отстрел по утвержденной программе, 40,6-мм гранатометы Ракова — Булкина и система НИПСВО вызвали нарекания ввиду значительного сходства с конструкцией гранатометов Дьяконова.

Тем не менее, 40,8-мм автоматический гранатомет конструкции Таубина — Берггольц — Бабурина был рекомендован для дальнейшей доработки в качестве дополнения к стрелковому пулемету — не продемонстрировав возможности для ведения навесной стрельбы, данная конструкция допускалась для применения как орудие настильного огня в условиях, не требующих маневренности (например, в укрепрайонах). 60-мм миномет конструкции завода № 7 также мог быть доработан, однако необходимые изменения касались его основных характеристик и могли занять весьма продолжительное время, поэтому работы по этой системе были отнесены Арткомом к второстепенным. Работы по остальным системам было решено прекратить.

Таким образом, единственным вариантом для дальнейшей отработки был признан 50-мм гранатомет «Оса» СКБ-4 завода № 7, в конструкцию которого должен был быть внесен ряд изменений: требовалось полностью разработать составляющие выстрела (мина, заряд, взрыватель), ввести в конструкцию прицел, изменить конструкцию двуноги (по образцу 60-мм ротного миномета), отработать шкалы дистанционного крана, спроектировать новые приспособления для переноски, изготовить три варианта мины (по 100 шт. каждого) для определения оптимального с последующим изготовлением окончательного варианта в количестве 200 шт. и отработать заряды к ним. Сроки доработки системы и боеприпасов к ней были сжатыми — уже к 1 августа 1938 г. на опытной серии 30 шт. гранатометов должны были быть отработаны чертежи лит. «А» и начато серийное производство систем. Угломерно-визирные приспособления изготавливались заводом № 69 (г. Красногорск, Московская обл.).

Чертежи 50-мм ротного миномета «Оса» конструкции СКБ-4 были утверждены как опытные, системе был присвоен индекс 52- М-82110.

В июне 1938 г. на завод № 7 поступил заказ об изготовлении опытной партии 50-мм мин в количестве 1000 шт. из сталистого чугуна кокильной отливки по 500 шт. (к 13 августа и 1 сентября). Отработка такого способа изготовления мин была нацелена на обеспечение массовости их производства. По своей конструкции мины должны были обеспечивать необходимые прочность и устойчивость полета при закрытом и открытом положениях дистанционного крана11.

9 июня 1938 г. на лагерном стрельбище Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения Наркомата внутренних дел (НКВД) им. Ф.Э. Дзержинского по распоряжению начальника Главного управления пограничных и внутренних войск НКВД А.А. Ковалева были проведены сравнительные испытания 50-мм гранатомета «Оса» и 40,8-мм гранатомета Таубина на определение характеристик данных систем посредством ведения огня по мишеням на расстоянии 650 и 150 мм, а также удобства применения их в боевых условиях. Гранатомет «Оса» показал лучшие результаты, после чего руководством пограничных и внутренних войск НКВД был направлен запрос на 10 шт. этих гранатометов для проведения собственных войсковых испытаний. Одновременно с ними были запланированы испытания двух гранатометов ОКБ-16 НКОП12.

В июне 1938 г. АУ РККА была утверждена программа полигонных испытаний гранатомета «Оса» на предмет выявления весовых и баллистических характеристик, прочности отдельных частей системы, а также проверки работы дистанционного крана и качества гранаты. На эти испытания заводом был представлен образец, измененный с учетом пожеланий, высказанных после сравнительных испытаний гранатометов разных конструкций, проведенных в марте 1938 г.13 Также к этому времени заводом № 13 было разработано оборудование двуколки под укладку этого гранатомета — в двуколку укладывались три системы с укрепленным на каждой вьюком для переноски, три прицела, боеприпасы (168 мин) и принадлежность14.

В июне 1938 г. завод № 7 получил от АУ РККА наряд на изготовление простейшего механического прицела к гранатомету «Оса», который весил 500 г и обеспечивал только горизонтальную наводку при закрытой опорной плите. В октябре 1938 г. прицел был готов и направлен на испытания15.

В конце июля 1938 г. СКБ-4 было представлено скорректированное описание 50-мм гранатомета Б.И. Шавырина: калибр — 50 мм; вес оперенного снаряда (мины) — 0,9 кг; наибольшая дальность — 800 м; наименьшая дальность — 150 м; углы возвышения — 45° и 75°; скорострельность — 30–32 выстрела в минуту. Вес системы в походном положении с вьюком — 14 кг16.

Войсковые испытания гранатомета «Оса» были проведены в Закавказском и Ленинградском военных округах. По их итогам, согласно Научно-техническому журналу (НТЖ) АУ РККА № 0177 от 1 сентября 1938 г., система была принята на вооружение как «50-мм ротный миномет обр. 1938 г.» Тем же журналом были утверждены чертежи мин к ним. Также в сентябре НТЖ АУ РККА были утверждены проекты чертежей и Временные технические условия на заряды к 50-мм осколочным минам для опытно-серийных партий, разработанные заводом № 617.

Одновременно с шавыринским бюро к созданию 50-мм ротного миномета в инициативном порядке присоединился инженер завода № 7 В.Н. Шамарин, работавший сначала в СКБ-4, затем перешедший в артиллерийское КБ завода (под руководством Л.И. Горлицкого). 12 января 1938 г. один опытный образец 50-мм миномета конструкции В.Н. Шамарина был направлен на заводские испытания18. В мае 1939 г. на АНИОПе были проведены его полигонные испытания. Принципиальным отличием этой системы от штатного 50-мм ротного миномета (конструкции СКБ-4) был другой тип устройства дистанционного крана (клапанного типа) и более простой механизм горизонтирования. Отличались от принятого на вооружение 50-мм миномета и ее баллистические характеристики. Система В.Н. Шамарина позволяла вести огонь на расстояние от 100 до 800 м при одном угле возвышения 45° и обеспечивала перекрытие 250 м при углах возвышения от 45° до 75°. Наименьшая дальность стрельбы при угле возвышения 75° составляла около 50 м. 50-м ротный миномет конструкции СКБ-4 при таком же угле возвышения обеспечивал дальность около 200 м, а перекрытие при углах возвышения от 45° до 75° составляло 40 м. Кроме этого, миномет системы В.Н. Шамарина был легче штатного миномета.

Испытания подтвердили ряд его принципиальных преимуществ перед 50-мм ротным минометом обр. 1938 г., по результатам которых было принято решение направить этот опытный образец на войсковые испытания, однако речи о принятии его на вооружение пока не шло, поскольку штатная система отвечала необходимым требованиям, а конструкция В.Н. Шамарина еще требовала как конструктивной доработки, так и проработки технологического процесса, особенно при изготовлении сложных деталей19.

28 июля 1939 г. в Москву были направлены три образца 50-мм ротных минометов «Оса» (конструкции СКБ-4) и один образец системы «Москит» (конструкции В.Н. Шамарина)20.

В сентябре 1939 г. для решения вопроса о выборе наилучшей конструкции 50-мм ротного миномета для серийного заказа на 1940 г. на АНИОПе были проведены сравнительные испытания, в которых приняли участие два образца 50-мм ротных минометов обр. 1938 г. (в двух вариантах), 50-мм ротный миномет системы В.Н. Шамарина, два варианта модернизированного дистанционного крана. Также на испытания были направлены опытные образцы вьюков для 50-мм систем конструкции СКБ-4 и В.Н. Шамарина и трубы для 50-мм ротного миномета (изготовитель — завод «Полиграфмашина», г. Рыбинск). Представленные образцы рассматривались в соответствии с критериями, указанными в ТТТ № 33: простота и дешевизна изготовления и готовность чертежей для передачи на производство.

По итогам испытаний в ходе проведенных 23 стрельб лучшие баллистические качества продемонстрировал опытный образец 50-мм ротного миномета конструкции В.Н. Шамарина. В целом данная система в большей степени удовлетворяла характеристикам, указанным в ТТТ № 33 и в отношении веса. Лучшей была признана и конструкция вьюка для переноски, разработанная В.Н. Шамариным.

В октябре–декабре 1939 г. на АНИОПе были проведены дополнительные испытания 50-мм ротных минометов конструкции В.Н. Шамарина с дистанционными кранами двух вариантов, которые отличались способом вывода газов: в первом варианте — через отверстие в дне казенника по оси канала, во втором варианте — через одно боковое отверстие в сторону. Миномет с дистанционным краном по второму варианту был легче на 1,3 кг (7,6 кг относительно 8,9 кг) из-за конструкции крана. В результате испытаний оба варианта еще раз подтвердили преимущества перед штатным минометом благодаря меньшему весу (на 2,8 кг миномет с дистанционным краном первого варианта и 4, 1 кг — второго варианта) и характеристикам дальности, которая могла регулироваться только краном, без изменения угла возвышения. Наиболее отвечающим ТТТ был признан 50-мм ротный миномет с дистанционным краном первого варианта, который был допущен к войсковым испытаниям и изготовлению опытной серии21.

В ходе Советско-финляндской войны (1939–1940) боевое применение 50-мм ротного миномета обр. 1938 г. выявило ряд конструктивных недостатков. Например, расположенное рядом с землей газоотводное отверстие дистанционного крана демаскировало систему и расчет, находящийся рядом, из-за того, что истечение газов было направлено вниз и задувало землю. СКБ-4 была предложена конструкция, в которой был предусмотрен газоотвод. Благодаря этому пороховые газы выводились наверх (чего не было у предыдущих вариантов «Осы» и у «Москита»)22. Также в данной системе на 15 % была увеличена прочность ствола (без увеличения общего веса системы), площадь опорной плиты, упрощена работа по наводке системы23.

В начале февраля 1940 г. на АНИОП для проведения заводских испытаний были направлены два образца 50-мм ротного миномета «Оса» нового образца, выполненные в двух вариантах (штатный и облегченный, 11,5 кг и 10,5 кг соответственно). Обе системы получили повреждения и были направлены на завод для доработки. На дополнительных заводских испытаниях поломок не было24.

27 февраля 1940 г. состоялись их испытания в районе боевых действий 85-го стрелкового полка 100-й дивизии. По их результатам 50-мм ротный миномет веса 11,5 кг, имеющий газоотвод по направлению выстрела, прямую дистанционную шкалу и толщину стенки трубы 5 мм, был признан как более прочный, безотказный и удобный в работе и был «рекомендован как лучший из существующих образцов ротных минометов для вооружения им действующих армий» (в Акте комиссии эта система именовалась как «Оса-40»)25.

По итогам завершившейся «зимней войны» руководством страны была начата работа по оценке обеспечения действующей армии вооружением, в том числе минометным. 17 апреля 1940 г., в заключение работы совещания при ЦК ВКП (б) 14–17 апреля 1940 г. по обобщению опыта боевых действий с Финляндией, состоялось выступление И.В. Сталина, в котором им было отмечено: «нет современной войны без минометов, массовых минометов… Замечательная штука миномет. Не жалеть мин! Вот лозунг. Жалеть своих людей. Если жалеть бомбы и снаряды — не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы у нас война была с малой кровью, не жалейте мин»26.

По результатам совещания была организована комиссия Главного Военного Совета (ГВС) РККА, которая занималась комплексным анализом опыта Советско-финляндской войны. 26 апреля 1940 г. на пленарном заседании ГВС РККА выступил начальник Управления минометно-минного вооружения Красной армии Ф.Т. Борисов, который ответил на вопросы членов комиссии о состоянии минометно-минного вооружения Красной армии. В частности, ими было указано на необходимость модернизации 50-мм ротного миномета с целью отвода газов, причем из двух вариантов конструкции — Б.И. Шавырина и В.Н. Шамарина — К.Е. Ворошиловым было указано остановиться на варианте последнего.

Итоги данного пленарного заседания легли в основу проекта постановления ГВС РККА о системе минометно-минного вооружения Красной армии, который был составлен к 3 мая 1940 г. В перечень образцов, состоящих на вооружении Красной армии, в числе прочих, вошли 50-мм ротный миномет обр. 1938 г. и 50-мм ротный миномет обр. 1940 г., а также мины к ним27.

После расформирования шавыринского СКБ-4 в апреле 1940 г. работы по усовершенствованию 50-мм ротных минометов продолжились в отделе главного конструктора завода № 7 под руководством Л.И. Горлицкого28. Параллельно с этим велись работы по ротным системам и в НИИ-13, где был организован VIII, минометный отдел, который возглавил Б.И. Шавырин. Представленные конструктором варианты касались дистанционного крана, который мог принимать только два положения (открыт — закрыт). Смена дистанции стрельбы достигалась за счет двух положений работы крана и подъемного механизма без перестановки двуноги. Кроме этого, была предусмотрена возможность разборки миномета для чистки без специального инструмента. Был предложен и новый, специально сконструированный прицел, который обеспечивал точность наведения и удобство использования. Конструкция опорной плиты была оставлена без изменений, по чертежам СКБ-4 (штампованный лист с приваренной опорной чашкой и скобкой)29.

Таким образом, благодаря напряженной работе СКБ-4 машиностроительного завода № 7 к началу Великой Отечественной войны минометное вооружение было в достаточной мере эффективным и конкурентоспособным перед аналогичными зарубежными системами, что сыграло свою роль в первый год Великой Отечественной войны. Научно-технический и производственный задел, сделанный СКБ-4 под руководством Б.И. Шавырина в предвоенный период, начиная с 1936 г., послужил прочной основой для дальнейшего развития и совершенствования советского минометного вооружения.

1 Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб). Ф. 1547. Оп. 13. Д. 51. Л. 119.

2 Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВиВС). Ф. 7р. Оп. 1. Д. 602. Л. 55–58, 74–76.

3 Там же. Л. 65–65 об., 106, 109, 110.

4 ЦГА СПб. Ф. 1547. Оп. 13. Д. 71. Л. 174–176, 187.

5 АВИМАИВиВС. Ф. 7р. Оп. 1. Д. 602. Л. 67–67 об.

6 Там же. Д. 1261. Л. 141–141 об., 142; ЦГА СПб. Ф. 1547. Оп. 13. Д. 72. Л. 66, 67.

7 АВИМАИВиВС. Ф. 7р. Оп. 1. Д. 1261. Л. 179, 180, 184; ЦГА СПб. Ф. 1547. Оп. 13. Д. 72. Л. 210, 211.

8 ЦГА СПб. Ф. 1547. Оп. 13. Д. 116. Л. 20–23.

9 Там же. Д. 135. Л. 63–63 об., 156, 157.

10 Там же. Д. 116. Л. 131–139, 149–152; Д. 135. Л. 68–72, 84.

11 Там же. Д. 116. Л. 174–176.

12 Там же. Л. 181–185.

13 Там же. Д. 135. Л. 113–113 об., 114, 117–125.

14 Там же. Д. 163. Л. 112.

15 Там же. Д. 116. Л. 194–199, 219.

16 Там же. Д. 163. Л. 125, 126.

17 Там же. Д. 135. Л. 161, 168–172.

18 Там же. Д. 164. Л. 4.

19 Там же. Д. 176. Л. 2–7.

20 Там же. Д. 164. Л. 159.

21 Там же. Д. 237. Л. 19–42.

22 Там же. Д. 239. Л. 66.

23 Там же. Д. 219. Л. 37–40.

24 Там же. Д. 239. Л. 33–37, 69–71.

25 АВИМАИВиВС. Ф. 6р. Оп. 4. Д. 5254. Л. 1; ЦГА СПб. Ф. 1547. Оп. 13. Д. 239. Л. 66–68.

26 «Зимняя война»: работа над ошибками (апрель — май 1940 г.). Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании / Отв. сост. Н.С. Тархова М.; СПб.: Летний сад, 2004. С. 38.

27 Там же. С. 8, 196–199, 209, 210, 266–270.

28 ЦГА СПб. Ф. 1547. Оп. 13. Д. 206. Л. 8; Д. 297. Л. 40–44.

29 АВИМАИВиВС. Ф. 6р. Оп. 4. Д. 5254. Л. 4–6, 10. 

Комментарии

Написать