en / de

Черниговские пушки XVII–XVIII веков, И.М. Игнатенко (Чернигов, Украина)


Министерство обороны Российской Федерации Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Война и оружие Новые исследования и материалы Труды Пятой Международной научно-практической конференции 14–16 мая 2014 года 

Часть II
Санкт-Петербург
ВИМАИВиВС 2014
© ВИМАИВиВС, 2014 
© Коллектив авторов, 2014

ВОТ УЖЕ БОЛЕЕ СТА ЛЕТ старинные чугунные пушки встречают гостей при въезде в город со стороны Киева. Они стали одним из символов Чернигова, оказавшись даже на его гербе в советское время (рис. 1).

В статье речь идет о нескольких категориях гладкоствольных артиллерийских орудий XVII–XVIII вв., так или иначе связанных с городом: это пушки, выставленные в парке на территории бывшей Черниговской крепости в качестве памятника, медные орудия из коллекции Черниговского исторического музея, а также пушки Черниговской крепости и Черниговского казачьего полка, информация о которых сохранилась в письменных источниках.


Рис.1. Герб Чернигова 1969 г. 

После победы Московского государства в Русско-литовской войне 1500–1503 гг., к нему были присоединены значительные территории Великого Княжества Литовского со многими городами, в числе которых был и Чернигов. Первое упоминание о пушках под стенами города связано с неудавшейся попыткой гетмана А. Дашкевича захватить Чернигов в 1515 г. при помощи артиллерии. В сентябре   1534 г. Чернигов подвергся нападению отряда киевского воеводы А. Немировича, который «учал к городу приступати, ис пушек, испищалей учали на город стреляти», в результате вылазки черниговцы прогнали осаждавших, захватив при этом пушки и пищали1. Вероятно, уже с начала XVI в. городские укрепления были оснащены огнестрельным оружием, хотя источники сообщают об этом лишь с начала следующего столетия.

Описание собственной артиллерии Черниговской крепости, весьма скудное, впервые встречается в донесении католического священника, участника похода Лжедмитрия I, своему духовному начальнику о захвате Черниговской крепости войсками самозванца. В 1604 г. город имел два деревянных замка, весьма крепких благодаря валам, рвам, палисадам, башням, дубовым стенам, внутри засыпанным землей и снабженным всевозможными укреплениями. В первом замке было найдено 7 больших армат, меньших же – более 20, гарнизона было также около 700 стрельцов, каждый с ружьем. Во втором замке было больше войска и начальников; армат больших – 27, поставленных в башнях и на стене так, чтобы можно было со всех сторон поражать и оттеснять неприятеля; было еще много меньших армат, так что немыслимо было бы взять эти замки силой, если бы они сами не сдались2.

После Смуты, в результате Деулинского соглашения, в 1618 г. Чернигов вошел в состав Речи Посполитой и стал центром Северского княжества (Severia Ducatus), которое находилось в управлении королевского фиска. В 1623 г. город получает королевскую привилегию на пользование самоуправлением на основе магдебургского права. Городская община должна была участвовать в ремонте укреплений3 и обороне города, формируя вооруженные подразделения по цехам4. Тогда же в Чернигове впервые появилось казачество, основанное, согласно привилегии короля Сигизмунда III, для защиты города. Представителем королевской власти в городе становится капитан, которому подчинялся гарнизон, состоящий при замке, а также шляхта из окрестных поселений, приписанная к замку, в распоряжении капитана, по-видимому, находилась и городская артиллерия.

По окончании освободительной войны под руководством Б. Хмельницкого, в Чернигове, Киеве, Нежине и еще нескольких украинских городах складывается необычная ситуация, в результате которой здесь одновременно сосуществуют три вооруженные силы, каждая из которых обладает своей собственной артиллерией. Эти  силы представлены полковыми казачьими сотнями, городскими самоуправляющимися общинами и гарнизонами русских войск.

По мнению современников, артиллерия того времени являлась не только своего рода «оружием массового поражения», но и инсигнией власти, подтверждающей суверенные права его обладателя. Богато декорированные бронзовые пушки считались клейнодом, наряду с другими символами власти – булавой, знаменем и бунчуком, приравнивающим их владельца к европейским коронованным особам. 

Если гетманскую артиллерию с натяжкой можно назвать государственной, то пушки, отливаемые за счет средств полковников, украшенные гербами их собственников, выступали символом знатности и богатства тех или иных родов украинской казачьей старшины. Бронзовые пушки для потребностей казачьих полков и городов Левобережной Украины во второй половине XVII – первой половине XVIII вв. отливались в городах Глухове, Прилуках, Стародубе5, Киеве6, о чем свидетельствуют надписи с именами мастеров литейщиков – людвисарей – и местом изготовления орудия.

Наличие артиллерии в распоряжении городской общины было характерно для европейских городов с правом магдебургского самоуправления, к которым относились и вышеупомянутые украинские города. Однако конкретная ситуация, вызвавшая «повышенную вооруженность» горожан, была вызвана слабостью русских гарнизонов, сидевших в этих городах при московских воеводах, которые искали поддержку в среде мещан, обещая им защиту от произвола казачьей старшины.

Так, известно, что в 1658 г. у киевских мещан было 7 пушек, данных им князем Куракиным7, в 1662 г. Малороссийский приказ передал нежинским мещанам, по их просьбе, пушечные ядра, порох, свинец и фитиль, в то же время гарнизон московских ратных людей, под командой воеводы И.И. Ржевского, также получил боеприпасы для ручного оружия и пушек. В 1670 г. Малороссийский приказ отправил в Чернигов четыре медные пищали8.

Иногда пушки приносились в дар городам (городским общинам) представителями казачьей старшины9, либо отливались за собственные средства мещан, о чем можно судить по надписям на сохранившихся орудиях. Так, на стволе 3-фунтовой медной пушки из собрания Военно-исторического музея артиллерии, инжнерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) отлита надпись: «ЗА СЧАСТЛИВОГО РЕ[ГИ]МЕ[Н]ТУ ЯСНОВЕЛЬМОЖНАГО ЕГО МИЛОСТИ ПАНА   ИОАННА МАЗЕПЫ ГЕТМАНА ВОЙСКА ЗАПОРОЖСКОГО ВЫЛИТА СИЯ АРМАТА В ГЛУХОВЕ ДО ГОРОДА КОНОТОПА РОКУ 1697».10

По-видимому, с рубежа XVII–XVIII вв. следует говорить уже только о двух составляющих черниговской городской артиллерии – полковой казачьей и русской гарнизонной. Это связано с ростом влияния казачьих структур полкового и сотенного самоуправления, которые всячески утесняли городовой магистрат. Однако еще, как минимум, до 1733 г. между гарнизоном русского войска и городовыми казачьими сотнями Чернигова существовало разделение в зонах охраны и защиты города. При этом русский гарнизон занимал лишь небольшое укрепление под названием «малый верхний замок», где с трудом располагалась русская артиллерия, вследствие тесноты места11. Остальные части «казацкого города» защищались казаками и мещанами, которые имели свою особую артиллерию.

Из описаний пожара, произошедшего в городе в 1750 г., выясняется, что в это время гарнизонный артиллерийский двор на территории реконструированной Черниговской земляной крепости одновременно был и пушечным двором полковой казачьей артиллерии12. Возможно, это произошло вследствие замены выборной должности черниговского казачьего полковника «из природных малороссиян» назначенными Сенатом лицами из российских служилых людей. В этот период должность черниговского полковника занимает комендант русского гарнизона, серб по происхождению, Иван Божич.

Императорским указом 1781 г. Черниговский полк, как административная единица, был ликвидирован, на его месте создано Черниговское наместничество13. Вслед за этим в 1785 г. Черниговский казачий полк (военное подразделение) был преобразован в карабинерный, таким образом превратившись из отряда местной милиции в регулярный полк Российской кавалерии14.

После ликвидации казачьего войска на Левобережной Украине его артиллерия передавалась в гарнизонные цейхгаузы. В одном из документов из фондов ВИМАИВиВС речь идет о приемке в Черниговский цейхгауз пушек, ружейных вещей и конских приборов от разных сотен бывшего Черниговского казачьего полка и продаже с публичных торгов старых пушек Черниговского казачьего полка с раковинами, негодных к употреблению15. Среди упомянутых вещей, проданных в 1786 г., было два медных орудия, привезенных из г. Гадяча, 3-фунтовое и 4 ½-фунтовое. Сейчас в коллекции   Черниговского исторического музея хранятся две подписанные медные пушки, изготовленные по заказу гадячских казачьих полковников М. Милорадовича (1717) и И. Чарныша (1713)16. Они, вероятно, были куплены частными лицами с торгов при Черниговском гарнизонном цейхгаузе, а затем попали в коллекцию известного собирателя древностей В.В. Тарновского, которая вошла в состав фондов Черниговского исторического музея.

После окончания войн с Швецией и Персией Петр Великий обратил внимание на оборону империи. В 1724 г. был составлен штат (аншталт) крепостей Российской империи, которые были разделены на три разряда: Остзейский, Российский и Персидский, Чернигов вошел в разряд российских крепостей17. Однако оснащение крепости, согласно аншталту, при жизни императора не было реализовано. В 1729 г. графом Минихом подан в Сенат на рассмотрение и утверждение новый штат крепостей. Согласно этому аншталту Чернигов вошел в третий департамент крепостей, предназначенный для обороны со стороны Польши18. Укрепления города в это время находились в плачевном состоянии, вследствие чего в 1740 г. управляющим украинскими крепостями генерал-майором Дебриньи был подготовлен проект строительства новой крепости в Чернигове, взамен старой земляной, в форме шестиугольного полигона19, который так и не был реализован. Все последующие работы по усилению крепости представляли собой лишь незначительные реконструкции и ремонты валов, сохранившихся еще с эпохи Киевской Руси.

В 30-х гг. XVIII в. начинаются работы по оснащению Черниговской крепости артиллерией, которая бы количественно и качественно соответствовала принятому штату. В 1733 г. по штату полагалось 4 медных шланга калибром 24, 18, 6 и 3 фунта, один медный канон, пушек чугунных: 18-фунтовых – 11, 12-ф. – 13, 6-ф. – 15, 3-ф. – 9, мортир чугунных: 9-пудовых – 1, 5-п. – 3, 2-п. – 2, 1-п. – 1, а также две двухпудовые чугунные гаубицы. В наличии оказалось большое число устаревших орудий разнообразных калибров, некоторые из них было решено приравнять к требуемым по штату, так, например, поступили с одиннадцатью пушками калибром 17 ½ фунта, принятыми за 18-фунтовые, и с девятью 23-фунтовыми пушками, принятыми за 24-фунтовые20. Вероятно, подобная проблема была вызвана разнобоем в шкалах калибров. В то же время на вооружении крепости были малые орудия таких калибров, как 2 ½, 1 ½, ¾ фунта, которые постепенно снимались с вооружения. Поставка крепостных чугунных   орудий в это время осуществлялась главным образом из Брянска21, откуда они доставлялись по реке Десне до Чернигова и Киева22.

В высочайше утвержденном докладе генералиссимуса герцога Брауншвейг-Люнебургского о штатном положении в крепостях артиллерийских орудий, снарядов, припасов и количестве служителей, 1741 г., предлагалось уменьшить количество артиллерии в Чернигове – из расчета не шести полигонов, как прежде, а пяти23.

После ликвидации крепости в 1799 г. артиллерия была перемещена в Киевский арсенал, недавно перед этим построенный на территории старой Печерской крепости в Киеве24. Некоторые орудия остались в Чернигове, по причине своего значительного веса. В 90-е гг. ХIX в. черниговский губернатор Е.К. Андреевский исходя из патриотических побуждений дал команду разыскивать на территории губернии старые чугунные пушки. В результате чего в 1894 г. в местечке Городня, близ Чернигова, был водружен монумент, собранный из 3-х чугунных пушек25, затем в 1896 г. еще четыре пушки были установлены на соборной площади губернского центра.

Согласно преданию, эти орудия были подарены жителям обоих городов императором Петром Великим после победы под Полтавой. На протяжении последнего десятилетия XIХ в. «арсенал» черниговских орудий пополнялся за счет розыска старых пушек в окрестных селах и местечках. К началу ХХ столетия эти пушки, числом 12, были расставлены вдоль склона бывшего крепостного вала при въезде в город со стороны шоссейной киевской дороги (рис. 2). 


Рис.2. Пушки на Валу Чернигова 

Орудия были установлены на стальные лафеты, которые монтировались на каменных платформах, чтобы их колеса и хоботы не увязали в земле. Лафеты были выкрашены в зеленый цвет, как это полагалось крепостным орудиям с XVIII в. до 1870-х гг.26 Упомянутые лафеты были отпущены с артиллерийского склада Киевского военного округа в несколько приемов. Выдача негодных для боевых целей лафетов производилась по решениям военного совета, который рассматривал ходатайства черниговского губернатора на имя командующего войсками Киевского военного округа генерал-адъютанта М.И. Драгомирова. После этого принятые военным советом положения утверждались императором27. Всего из Киева было передано 12 лафетов: 6 – системы Венгловского, образца 1851 г., предназначенных для 18-фунтовых крепостных орудий, которые были изготовлены в 1856 г. на заводе Мальцова, о чем свидетельствуют надписи, выбитые на изделиях.

Известно, что в 1820 г. секунд-майором Мальцовым были приобретены у П. Демидова Людиновский и Сукремльский чугунолитейные заводы. Уже к 1840-м гг. принадлежавшие И.А. Мальцову владения, располагавшиеся в уездах трех губерний: Орловской, Смоленской и Калужской, составили так называемый Мальцовский промышленный район. После реконструкции Людиновского чугунолитейного завода в 1844–1852 гг. здесь занимались производством артиллерийских лафетов28.

Остальные орудийные станки, переданные в Чернигов, представляли собой лафеты конструкции Несветевича образца 1865 г., изготовленные в 1870 г. и переделанные под 4-фунтовые крепостные орудия в 1892 г.

До сего дня нет единства среди исследователей по атрибуции стволов черниговских чугунных пушек. Впервые к этой теме обратились сотрудники Черниговского исторического музея в 70-х гг. прошлого столетия. Дирекцией этого учреждения были отправлены письма в ВИМАИВиВС с просьбой провести определение орудий по присланным фотографиям. В ответных письмах, полученных в 1974 и 1975 гг., за подписью начальников Музея артиллерии А. Сотникова и В. Бульбы, были представлены определения 10 из 12 черниговских орудий. Эти данные затем легли в основу статьи о пушках Черниговской крепости энциклопедического справочника «Черниговщина»29. Недавно вышедшая статья черниговских историков М. Блакитного и С. Половниковой указывает другие данные об этих орудиях30. (См. табл. 1.)

Таким образом, изучение музейных и архивных материалов, касающихся старинных орудий в различных регионах бывшей Российской империи, может поспособствовать не только развитию краеведения, а и более ясному представлению об эволюции артиллерийского вооружения в целом. 

Таблица 1. Данные о пушках из парка на «Валу» в Чернигове 




1 ПСРЛ. М., 1965. Т. 13. С. 58, 80.

2 Киевская старина. 1899. № 1. С. 10–11.

3 Швидько Г.К. З історії міського самоврядування Чернігова у другій половині XVII ст. // Чернігівська старовина. 1992. С. 82–87.

4 Шафонский А. Черниговского наместничества топографическое описание. Киев, 1851. С. 295.

5 Мальченко О. Художнє оформлення гармат часів Івана Мазепи // Гетьман Іван Мазепа: постать, оточення, епоха. Зб. наук. праць / Відп. ред. В.А. Смолій, відп. секр. О.О. Ковалевська. Київ, 2008. С. 342, 348–352.

6 Бранденбург Н.Е. Материалы для истории артиллерийского управления в России. Приказ артиллерии. (1701–1720 г.) СПб., 1876. С. 157.

7 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. 2-е изд. Кн. 3. Т. ХI–XV СПб., 1851–1879. Стб. 30.

8 Пирог П.В. К вопросу о русских воеводах на Украине во второй половине XVII века // Отечественная история. 2003. № 2. С. 165.

9 Мальченко О. Указ. соч. С. 348.

10 Там же. С. 352.

11 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. Креп. Д. 101. Л. 1 об.

12 Дубовський В. Пожежа 1750 року в старому Чернігові (Підготовка до друку та передмова О.Коваленка і Т.Вороніної) // Сіверянський літопис.1997. № 6. С.165.

13 Маркевич М. Историческое и статистическое описание Чернигова // Черниговские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1852. № 10. С. 95.

14 Шафонский А. Указ. соч. С. 252.

15 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. Креп. Д. 2166. Л. 2, 6.

16 Блакитний М.М., Половнікова С.О. Чавунні гармати на території колишньої чернігівської фортеці // Сіверщина в історії України. Збірник наукових праць. Вип. 6. Київ-Глухів, 2013. С. 303.

17 Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. Ч. ІІ: Опыт исследования инженерного дела в России в царствование императора Петра Великого. СПб., 1861. С. 202.

18 Ласковский Ф.Указ. соч. Ч. ІІІ: Опыт исследования инженерного дела в России после императора Петра І до императрицы Екатерины ІІ. СПб., 1865. С. 9–13.

19 Там же. С. 230–231.

20 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. Креп. Д. 101. Л. 17, 19, 19 об., 20, 22, 22 об., 25 об., 28, 35, 35 об., 37 об.

21 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. Креп. Д. 101. Л. 1.

22 Нилус А. История материальной части артиллерии. СПб., 1904 (Электронный ресурс). Режим доступа: http://museum.ru/1812/Army/Nilus/Intro.html

23 Там же. С. 825–827.

24 Ситкарева О.В. Киевская крепость XVIII–XIX вв. Киев, 1997. С. 67–71. 

25 Памятник в г. Городне Черниговской губернии // Черниговские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1894. 18 сент. № 222.

26 Пушки на Черниговском валу // Там же. Часть неофициальная. 1896. 18 февр. № 713; Местные известия // Там же. Часть неофициальная. 1899. 6 июня. № 1845.

27 Артиллерийские орудия на Черниговском городском валу / Там же. Часть неофициальная. 1896. 15 янв. № 681; Местные известия // Там же. Часть неофициальная. 1899. 6 марта. № 1759.

28 История поселения Людиново. (Электронный ресурс). Режим доступа: http:// iludinovo.com/info/history

29 Чернігівщина. Енциклопедичний довідник / За ред. А.В. Кудрицького. Київ, 1990. С. 890.

30 Блакитний М.М., Половнікова С.О. Указ. соч. С. 304–305.


Комментарии

Написать